Назойливый поклонник: оно вам надо?

Сказать «нет» любви, на которую вы не можете ответить – признак душевного здоровья и ответственности. Хотя использовать прилипшего как банный лист поклонника в корыстных целях – большой соблазн.

Так в ответе ли мы за тех, кто сам к нам привязался? Нет, не в ответе – если ничего у них не взяли.

Детство

Безмолвные, упорные, вздыхающие по одной и той же равнодушной, эгоистичной девочке Маше с первого по десятый класс – такие люди ценятся на вес золота. Их приятно упоминать в разговоре с достойными мальчиками и вздыхать утомленно: «Господи, как мне надоел этот прыщавый Сидоров, вот ведь привязался».

Какие функции выполняет бедный Сидоров?  Он – свита, играющая короля, он показатель ценности нашей девочки, подпитка ее чувства значимости. Сам же Сидоров довольствуется ролью свиты по разным причинам. Робок, неуверен в себе. Болезненно чувствителен к конкуренции. Считает измор наименее затратной тактикой. Не готов взваливать на себя такую обузу, как разделенная любовь.

Отрочество

Увы, не всякий Сидоров сохранит свои питательные качества, получив аттестат зрелости. Возмужав и окрепнув, Сидоров прекращает служение Маше, отправляясь на поиски более жесткой романтики, эротики и прочих недетских приключений. Да и Маше, полностью вовлеченной во взрослую любовь с аспирантом-химиком, балласт в виде Сидорова уже ни к чему.

Взаимовыгодные отношения себя изживают – и Маша, и Сидоров решили свои школьные задачки.

Однако искушение безнаказанно постоять на пьедестале с годами не слабеет. Кто откажется пролить бальзам чьего-то обожания на свою самооценку? Отрадно быть кумиром хоть для кого-то. Отрадно, когда на горизонте верно маячит человек, убежденный в вашем богоподобии, и убеждающий в этом вас.

Юность

Хочется признания, рукоплесканий и елея – лучше много и даром. А работать над отношениями, напротив, не хочется, не хватает сил, нет достойного человека. Тут-то и появляется преданный поклонник: очарованный вами, слегка безумный, готовый день и ночь воспевать ваши непревзойденные достоинства. Вы не готовы быть ему партнером, любовницей, другом или женой. А кумиром – почему бы и нет? Пусть себе восхваляет. С удобного для вас расстояния.

О последствиях в такой момент как-то не думается, хотя взрослые отличаются от школьников именно способностью предугадывать последствия своих поступков.

К сожалению, половозрелые люди никогда не бывают настолько сумасшедшими и непрактичными, чтобы возносить на пьедестал даром. Платить за парковку на Олимпе все равно придется – и чем дольше вы наслаждались статусом божества, тем дороже это обойдется. Такой вот печальный факт из взрослой жизни. Оплата будет производиться вами по двум счетам.

Первый предъявит оскорбленный обожатель.

За базар ответишь

С любовью исписанные стены подъезда, рулоны стихов в почтовом ящике, отчаянные звонки в четыре утра долго нежили вашу самооценку. На назойливого поклонника приятно было пожаловаться измученным голосом. На первых порах. А потом ваш фанат начинает раздражаться.

– Так когда, собственно? – неожиданно спрашивает он.

– Да как бы… никогда, – поражаетесь вы его нахальству.

И тут стены подъезда покрываются совсем другими словами, рифмы становятся угрожающими, а звонки могут смениться нехорошими визитами. Вы ведь не рассчитывали на адекватность человека, замеченного в упрямом идолопоклонстве?

Можно выделить три типичные линии поведения отвергнутых фанатов – одинаково пагубные для вашей нервной системы.

  1. Он примется настаивать на том, что вы созданы друг для друга. Вы тоже любите его, просто пока не поняли этого. Никто вас не полюбит так, как он. С каждым днем эти заклинания будут звучать все истеричнее. Человек потратил на вас столько сил, что бросить проект на полдороги кажется ему эмоционально нерентабельным.
  2. Он станет частью окружающей среды, проникнет во все сферы вашей жизни. В вашу тусовку. В ваш блог. В любимые бары. На любимые концерты. Претензии такому преследователю высказывать невозможно – он осторожен, вас не обижает, сидит смирно, но появляется повсюду. И месяц за месяцем вы будете чувствовать на себе его внимательный, как оптический прицел, взгляд.
  3. Он окажется вашим злейшим врагом. Те же вдохновенные дифирамбы – только со знаком минус. Эмоциональный и информационный диапазон мстительного вдохновения широк – от агрессивно-обвинительного до сострадающего. И еще сто раз подумаешь, что предпочтительнее.

Известна мне одна восторженная девушка, которая так распереживалась после мягкого и деликатного отказа, что целый год (разумеется, громким шепотом) сочувствовала жене своего кумира – дескать, приходится бедненькой жить с импотентом.

Не виноватая я! Он сам пришел!

 «Я не понимаю, чего он ко мне привязался. Я же говорила ему, что между нами ничего не может быть», – любят оправдываться жертвы любовных преследований. Может, вы недостаточно четко артикулировали? Может, вы не были убедительны?

Вспомните, как  вы отказываетесь от того, что вам действительно не нужно.

Допустим, в переходе метро мужчина с бегающими глазами предлагает вам золотые часы. Совсем как настоящие и очень недорого. Не желая проблем, вы жестко отрезаете «нет» и прибавляете шаг. Если же обладатель часов почувствует, что рассудок ваш изнемогает в борьбе с жадностью, он будет изводить вас десять минут, труся за вами до самого дома. У подъезда вы одумаетесь и захлопнете дверь перед носом продавца, оставив его в ярости – потому что вы дали ему надежду!

Второй счет на оплату предъявит вам ваша собственная жизнь. Очень жаль, но какое-то время вы расходовали ее вхолостую, пользуясь дармовым признанием. Вы ничего не добивались. Вы привыкли жить под легким наркотиком власти над влюбленным в вас человеком. Ваша самооценка находилась под анестезией, а подобные вещи искажают реальность, подтасовывают факты, препятствуя вашему развитию.

Под эмоциональной анестезией чужого обожания вы так и не решили проблем, которые привели вас на чужой пьедестал. Отсутствие мира в душе, страх одиночества и пустоты так и остались с вами. И на пьедестале было тоскливо – оказалось, что он не заменит взаимопонимания, настоящей любви и тепла.

Стоило ли соглашаться на статус кумира, обманывать самого себя – ради краткого упоения своим вымышленным величием? Стоило ли брать кредит преданности и восхищения – не собираясь давать взамен ничего? 

Так в ответе ли мы за тех, кто сам к нам привязался? Нет, не в ответе – если ничего у них не взяли. Если нашли в себе силы отказаться от сиюминутной выгоды ненужной вам любви.

Мария Рупасова