Сообразим на троих

Тройственный союз, шведская семья, менаж а труа, групповой брак – и это все о нем. В комбинации два плюс один всегда было что-то будоражащее.

Тот, кто скажет, что «шведская семья» - это атрибут хипповских коммун в эпоху сексуальной революции, будет неправ. В России все началось гораздо раньше - в XIX веке, и виновата во всем была, как обычно, литература.

Ты помнишь, как все начиналось…

Моду на тройственные союзы занесла к нам Жорж Санд. С прочтения и принятия к сведению ее романов началась первая волна браков втроем в 40-х годах XIX века. И первыми, кто «обкатывал» этот вид брака, стал литераторы и художественная богема. И неудивительно: для того, чтобы проводить эксперименты в собственной постели, нужна широта взглядов и свободное время. Не чужды этому веянию оказались Некрасов и Панаевы, Огарев и чета Герцен, Тургенев и супруги Виардо.

Двадцать лет спустя один внимательный читатель, заключенный в Петропавловскую крепость и не желающий заседать там без дела, написал и опубликовал «наш ответ Жорж Санд», чем вызвал просто небывалый общественный резонанс. Спустя десятилетия его роман даже попал в школьную программу. Он назывался «Что делать?»

Самое забавное, что тройственного союза как такового в романе не было. Главная героиня, выйдя замуж за одного хорошего человека, спустя некоторое время влюбляется в другого хорошего человека. И поскольку о разводе в то время не могло быть и речи, то оба хороших человека договариваются полюбовно: бывший муж инсценирует самоубийство, а вдова выходит замуж за другого.

Однако из сотен тысяч читателей, подражавших героям Чернышевского, на инсценировку самоубийства (да и то неудачную) решались единицы. Остальные ограничились совместным проживанием в одной квартире. И милый под бочком, и видимость приличий соблюдена.

Поэт в России больше, чем поэт

 

«…Я понял, что такое диалектика. Когда женщина имеет множественный оргазм под тобой – это хорошо. Когда она имеет его у тебя над ухом под другой женщиной, а ты спишь – это п…ц. Перед месячными (а они начинались у них синхронно), я был жертвой двойного ПМС. Потом я сбежал, убедившись, что слухи об удовольствии иметь в постели парочку лесбиянок, сильно преувеличены».

Алмат Малатов. Двоичный код

Новая волна тройственных союзов пришлась на начало ХХ века. И снова была виновата идеология, на сей раз отечественного розлива: основой для возникновения тройственных союзов послужили философские изыскания Владимира Соловьева. В частности, неоднозначно понятые евангельские строки: «Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». Иными словами, союз двоих теперь понимался как «неправильная» замкнутая структура. А, приглашая третьего, пара якобы размыкала свою семейную идиллию и делала ее близкой к Богу, делясь своим счастьем с третьим. 

Этими (или похожими) воззрениями увлекались и Блок с Белым и Менделеевой, и Вячеслав Иванов с женой и подругой, и Мережковский с Гиппиус и Философовым, и еще масса людей, чьи фамилии можно увидеть в антологиях Серебряного века.

Сегодня популярны два вида тройственных союзов. Первый - это семья по-мусульмански, в которой мужчина обеспечивает и удовлетворяет двух женщин в обмен на их согласие ничем, кроме домашнего хозяйства и выращивания потомства, больше не заниматься. Между прочим, за такую форму брака давно уже агитирует один скандальный и крикливый политик. Вторая разновидность – когда пара периодически приглашает третьего в свою постель.

Анатомия триединства

Чем же так привлекателен тройственный союз? Его главный козырь – раздолье для бисексуалов и легализованное сексуальное разнообразие: чтобы отправиться «налево» далеко ходить не придется. Но на этом все преимущества потихоньку заканчиваются, и начинаются проблемы. Среди них - и необходимость в одиночку удовлетворять обоих партнеров противоположного пола, и элементы соперничества (кому там больше всех внимания достается?), и невозможность установить отцовство в трио «женщина плюс два мужчины». К тому же «большая и чистая любовь» в тройственных союзах – явление редкое или недолгое. Чаще всего, живя втроем, люди пытаются решить собственные психологические проблемы или становятся жертвами моды. В качестве примера присмотримся к самым известным бракам на троих.

Легализованный адюльтер

Кто: Бунин - Вера Муромцева - Галина Кузнецова

Классическая попытка совместить жену и любовницу в одной постели. Со стороны обеих женщин соглашаться на такой поворот сюжета – чистый мазохизм, тем более, что жене Бунина были совершенно чужды бисексуальные замашки. Однако надежда вернуть в частную собственность мужчину, видимо, не оставляла каждую из них, и потому тройственный союз превратился в бесконечное женщин соревнование за главный приз – единственного самца. Которому, несмотря на весь драматизм семейной жизни, было лестно такое внимание.

Прикрытие для гомосексуальной связи

Кто: Александр и Наталья Герцен - Огарев

Когда жена – настоящий друг и идейно близкий товарищ, она сможет понять правильно. Особенно, если все самое сокровенное будет сокрыто от ее глаз. Так и получился роман «трех товарищей», где, правда, Наталья Герцен частенько чувствовала себя лишней.

Муза уходит налево

Кто: Блок – Белый – Менделеева

Одно дело – млеть от вдохновения и писать «Стихи о Прекрасной даме», другое – жениться на прототипе. Ни к чему хорошему Блока это не привело. Его союз с дочкой Менделеева оказался совершенно платоническим, на что, скорее всего, молодая жена не рассчитывала. Ну не входило в блоковскую концепцию, по которой он строил жизнь, иметь какие-то сексуальные притязания на свою Прекрасную даму. И тогда на горизонте появляется Андрей Белый.

Плацдарм для реализации возвышенных идей

Кто: Вяч. Иванов – Зиновьева-Аннибал – Сабашникова

Вяч. Иванов был одним из тех, кто проникся идеями о триединстве и при полной поддержке жены рьяно начал искать того, кто сделал бы их союз воистину гармоничным и отвечающим философским веяниям времени. Причем упрекнуть Иванова в эгоизме сложно: в роли «третьего» успели побыть и женщина (Маргарита Сабашникова), и мужчина (Сергей Городецкий). Лихой эксперимент стоил здоровья жене Иванова: она начала сильно болеть. И только это натолкнуло чету на мысль, что, возможно, не стоило разрушать союз двух действительно любящих друг друга людей в угоду модным поветриям.

Убежище для неуверенных в себе

Кто: Маяковский – Лиля и Осип Брик

Горлану и мастеру провокаций в личной жизни не очень везло. Он считал себя непривлекательным: высоченный, нескладный, губы кирпичом. И после нескольких неудачных романов нашел свое счастье возле Лили Брик, жены литературного критика. Насколько правдоподобно то, что все трое делили постель в течение многих лет, - пусть этим занимаются особо пытливые литературоведы. Важно другое: Маяковский нашел свою экологическую нишу рядом с женщиной, которая его любит, но полностью принадлежать не может в силу «роковых обстоятельств». Что его полностью устраивало. И, кстати, не исключало разовые связи Маяковского на стороне. 

Елена Уварова