Горе-злосчастье вундеркиндов

В восьмидесятых годах уже прошлого века в России были модны вундеркинды (в буквальном переводе с немецкого – чудо-дети). Помните восьмилетнюю поэтессу Нику Турбину, юного полиглота Иру Ефимцеву, «нового Моцарта» Женю Кисина?

... хотя большинство из чудо-детей получают отличное образование, далеко не у всех складывается карьера и почти всегда существуют проблемы в личной жизни.

А сколько копий сломано о педагогическую систему Бориса Никитина, которая ставила себе задачу воспитывать если не гения, то, по крайней мере, изобретателя и рационализатора! Газеты пестрели заголовками «Студент в красном галстуке», «О собственных Платонах и быстрых разумом Ньютонах» и т.д. Сколько родителей, вдохновленные достижениями «чудо-детишек», ринулись воплощать новые принципы воспитания на своих детях!

Однако почему-то мало кому приходит в голову проследить, как сложилась дальнейшая судьба трогательных юных дарований. Сейчас, через двадцать лет после вундеркинд-бума, можно уже говорить о результатах ускоренного развития в той или иной области.

Здесь возможны три пути.

На вершине славы

Первый, казалось бы, самый логичный – когда из маленького гения вырастает краса и гордость национальной науки или искусства. Так, продолжают свою концертную деятельность талантливые музыканты – скрипач Иегуди Менухин и пианистка Полина Осетинская. Савелий Косенко, в десять лет написавший интересный учебник по физике, а в 16 закончивший сразу два факультета технического университета, учится сейчас в аспирантуре в США. Лев Давыдович Ландау, поступивший в университет в 13 лет, стал выдающимся физиком.

Есть и исторические примеры: известный дипломат, писатель и полиглот Александр Сергеевич Грибоедов поступил в Московский университет в 11 лет.

Однако, увы, таких примеров не очень много. Куда меньше, чем хотелось бы.

Горе от ума

У других вундеркиндов судьба складывалась куда более трагично.

Природа экспериментирует на талантливых детях, И эти эксперименты далеко не всегда удачны. Расплатой за талант нередко становятся тяжелая болезнь или ранняя смерть. Отчасти они буквально написаны на роду – поскольку гениальные способности генетически связаны с рядом тяжелых заболеваний.

Так, Гоголь, Ньютон и Кант страдали шизофренией. У Достоевского, Александра Македонского, Цезаря и Наполеона была эпилепсия. Поэты Пушкин, Лермонтов и Гете часто впадали в маниакально-депрессивное состояние. Психические заболевания у талантливых людей встречаются в 7-8 раз чаще, чем у их обычных современников.

Нередко гениальность сопровождается подагрой. Этому, кстати, нашли вполне научное объяснение. Подагру вызывает повышенный уровень мочевой кислоты, которая по своей структуре очень похожа на кофеин и теобромин – известные стимуляторы умственной деятельности. Подагрой страдали Микеланджело, Христофор Колумб, Борис Годунов, Петр I, Кант, Шопенгауэр, Гете, Пушкин, Тютчев, Рембрандт, Рубенс, Ренуар, Бетховен, Мопассан, Тургенев, Блок и многие другие одарённые личности.

Есть и другие «болезни гениальности». Например, синдром Марфана (Андерсен, Шарль де Голль, Чуковский, Кюхельбекер) – при котором у человека при относительно коротком теле непропорционально длинные руки и ноги.

В целом, гении живут на четырнадцать лет меньше, чем их современники. Нередко «чудо-дети» умирали в детстве или юношестве.

Известен пример Кристиана Фредерика Гейнекена, родившегося в Германии в начале восемнадцатого века. В возрасте восьми месяцев он разговаривал, как взрослый образованный юноша, в два года читал и комментировал Ветхий и Новый Завет. Но его слабые ручки едва могли держать перо, не говоря уже о книге, а в четыре года он предсказал свою скорую смерть. К сожалению, его предсказание скоро исполнилось.

Обратный отсчет

Путь третий и самый распространенный: около 90% бывших вундеркиндов рано или поздно становятся обыкновенными людьми – заурядными и ничем не примечательными.

В какой-то момент (обычно это происходит к двадцати годам) сверстники, не обладающие исключительными талантами, почему-то догоняют и перегоняют бывших юных гениев. И хотя большинство из чудо-детей получают отличное образование, далеко не у всех складывается карьера и почти всегда существуют проблемы в личной жизни.

Ведь вундеркинды в своем подавляющем большинстве – инвалиды общения. В детстве они не могли, просто физически не имели возможности развиваться эмоционально – все силы мозг и нервная система тратили на интеллектуальное развитие. В результате во взрослом возрасте у них очень часто развивается специфический невроз, который психологи уже давно называют синдромом бывшего вундеркинда.

Психологи московского интерната №18, созданного при МГУ специально для одаренных детей, говорят, что в результате огромных перегрузок, как в учебе, так и в быту, 14% будущих гениев постоянно избавляются от стресса с помощью наркотиков и алкоголя. 46% используют эти средства время от времени.

В интернате 150 учеников – из них в среднем два человека в год пытаются покончить с жизнью.

Для таких людей жизненно важно все делать «на пятерку», их самооценка неоправданно завышена, а самолюбие болезненно. С детства они привыкли постоянно утверждать себя на фоне других, демонстрировать свои незаурядные способности. В какой-то момент способности перестают быть незаурядными, а привычка и потребность остаются.

Таланты и поклонники

Талант – тяжелый дар не только для ребенка, но и для его родителей. С одной стороны они испытывают радость (мой сын/дочь - вундеркинд!), с другой – страх (и что теперь делать?).

Яркое дарование не заметить невозможно. Если оно проявилось, его нельзя тормозить, ведь невостребованный талант тоже нередко превращается в трагедию всей жизни.

Для вундеркиндов важен баланс нагрузки. Недостаток губителен для таланта – мозгу нужно постоянно трудиться, решать все новые и все более трудные задачи. Избыток губителен для психики. Найти оптимальное решение – главная задача родителей гения. Сделать так, чтобы ребенок был счастлив. В конце концов, каждое чадо – это чудо. Нужно только быть к нему внимательным, открывать для него новые возможности для творчества, не форсировать события, но и не запирать перед ним двери в мир.

Инесса Смык