Игры, в которые заигрываются люди

Игра, пожалуй, самая распространенная форма проведения свободного времени. Мы все во что-то играем: от преферанса по пятницам до азартного флирта, который по большому счету тоже пари с самим собой – «получится или нет».

... как только появляются мысли: «Ничего, что я сейчас потрачу больше, чем собирался, я же все равно отыграюсь» – уже можно говорить о зависимости.

Под колесами фортуны

Когда видишь, как люди всматриваются в картинки, мелькающие на табло «одноруких бандитов», и сжимают рычаг так, будто от этого зависит их жизнь, вспоминаются лабораторные крысы с электродами, подключенными к центру удовольствий в мозге.

Животных научили нажимать на кнопку, врубающую разряд «удовольствия». Разобравшись, что к чему, крысы начали давить на нее без остановки и так увлеклись процессом, что умерли от истощения. Такие «мелочи» как сон и еда их больше не интересовали.

По тому же принципу устроена мотивация заядлых игроков: мгновенный ответ на мгновенный запрос. Патологический азарт поддерживается иллюзией «вот сейчас фортуна мне улыбнется». Что произойдет потом – уже не важно.

Почему люди становятся игроками? Точную причину установить сложно, но, видимо, все начинается с первого неожиданного выигрыша. В этот момент возникает ни с чем не сравнимое возбуждение – ощущение собственной успешности, значимости, избранности (никому не везет, так как мне, потому что я особенный – я лучше других!).

Психологи заметили, что с появлением «одноруких бандитов» игровая зависимость стала распространяться с эпидемической скоростью.

Исчез важный сдерживающий фактор – стыд перед партнерами по игре в момент проигрыша. Когда играешь с машиной, стесняться некого.

Если у человека подобные эмоции в дефиците, то теперь он будет стремиться пережить их снова и снова... за игровым столом. Однако добиться желаемого ему труднее, чем крысе, которой нажатие на кнопку доставляет удовольствие по первому требованию. На одну удачу приходится много проигрышей, которые приходится игнорировать, чтобы не разрушить очарование момента и не потерять ощущение собственной избранности.

Даже проигрывая огромные суммы, азартные люди редко чувствует себя неудачниками. Они искренне верят, что в следующей партии им непременно повезет. А так как выигрыши иногда случаются в любой игре (на этом строится весь игорный бизнес), то, играя часто и помногу, действительно, время от времени можно «сорвать банк». Получив еще раз наглядное подтверждение своей идефикс, азартный игрок закрепляет «крысиный рефлекс». Его зависимость от азартных игр прогрессирует.

Восторг от выигрыша и возбуждение от его ожидания становятся привлекательнее, чем все остальные радости жизни. Человек перестает интересоваться чем-либо еще, кроме своей главной страсти – синей птицы, которую он вот-вот поймает за хвост. 

«Убитые» игроки часто бросают семью, рвут отношения с друзьями, кроме тех, с кем можно разделить свое увлечение, да и с ними отношения становятся очень специфическими, построенными на обсуждении игры. Кроме того, болезненный азарт приводит к огромному количеству преступлений, от краж и растрат до убийств.

Компьютерное наваждение

Несколько по-другому устроено патологическое увлечение компьютерными играми, тоже называемое игровой зависимостью. Многие (даже серьезные специалисты) говорят: «Как можно сравнивать пагубную страсть к азартным играм, из-за которой люди лишаются всего – состояния, семьи, друзей, а часто и жизни, с каким-то безобидным увлечением компьютерами?!»

Эти люди просто не видели игроков, теряющих сознание от обезвоживания и падающих носом в клавиатуру, которые несколько суток играли, не отрываясь от экрана ни ради сна, ни ради еды, ни ради других потребностей. Их поддерживает не только азарт и жажда выигрыша, а ощущение того специфического кайфа, который есть и при игре на деньги – ощущение собственной избранности. Только тут оно гораздо сильнее, потому что дает почувствовать власть.

Еще бы: ты можешь управлять целым миром, бороться с монстрами, выполнять военные миссии особой сложности и так далее до бесконечности... Из одного мира кочуешь в другой, и везде ты – супергерой, правитель или божество, в то время как в жизни ощущаешь себя бессильным и годами сидишь, уставившись в экран.

Можно сказать, что игроки испытывают сильнейшую страсть, но никогда не могут полностью ее удовлетворить – этакий синдром Тантала.

Поэтому компьютерные игроки испытывают ощущение опустошенности и разочарования, когда проходят игру до конца, а азартные – никогда не останавливаются после крупного выигрыша, способного сделать их богачами.

Компьютерные игры – бегство от реальности даже в большей степени, чем игры азартные.

Когда хобби перерастает в болезнь?

Потеря контроля, пожалуй, самый главный критерий зависимости. Пока я могу себе сказать: «Да, это не самое продуктивное времяпрепровождение, но мне оно нравится, и я могу на него потратить тысячу (десять тысяч, сто миллионов, пятьдесят – не важно) рублей в месяц» и держаться в рамках этой суммы – все в порядке. Но как только появляются мысли: «Ничего, что я сейчас потрачу больше, чем собирался, но я же все равно отыграюсь» – уже можно говорить о зависимости.

В случае с компьютерными играми критичность измеряется затраченным временем, а не деньгами. Как только запланированные два часа на игру превращаются в пять-шесть – пора бить тревогу.

Второй критерий – изменение в системе ценностей. Игра становится самым важным, мысли о ней преследуют зависимого человека постоянно. Теряется интерес к другим хобби, круг общения сужается, да и времени на него почему-то не остается. «Компьютерщика» выявить легко – все его общение сводится к обсуждению подробностей прохождения той или иной игры. Тот, кто играет на деньги, скорее не склонен выставлять напоказ свою страсть. О его крупном проигрыше можно, например, догадаться по излишней мрачности и пропавшим из дома вещам.

О переходе игры в игровую зависимость также можно судить по иррациональным идеям. Человек начинает искренне верить, что обладает некой тайной: знает систему, которая приведет его к стопроцентному успеху, или обладает талисманом на удачу, с которым просто не может не повезти.

Информация к размышлению

И азартными, и компьютерными играми обычно увлекаются люди, которые ощущают себя не особенно удачливыми: нереализовавшиеся, небогатые, подростки. Речь идет не о реальной успешности или неуспешности, а об ощущении себя неудачником и неумении поддерживать нормальное общение.

Доктор, мы его теряем

Хотя психологи уже давно считают «патологический азарт» («игровую зависимость») заболеванием, многие люди не верят в серьезность проблемы. Считают, что это – просто распущенность, с которой вполне можно справиться усилием воли, а если недостаточно собственных сил, помогут внешние меры жесткого воздействие («ремня прописать») и запреты.

Ничего подобного. Подросток, которому не разрешают подходить к компьютеру, найдет способ получить желаемое или уйдет в другую зависимость. Нередко, расставшись с патологическим азартом, люди уходят в алкоголизм. Игрок, лишенный финансовой поддержки, скорее пойдет на преступление, чтобы раздобыть денег, чем откажется от своей страсти.

Сегодня однозначно действенного метода борьбы с этой напастью нет. Но в любом случае, чтобы ее победить, человек должен сам захотеть изменить свою жизнь, должен понять, что игра – путь в никуда. Дальше уже работа психолога. Нужно вернуться в точку отсчета – в начало игровой зависимости, и работать с тем, что привело человека к болезни: проблемами с общением и ощущением собственной незначимости.

Джинна Литинская