Операция "лопоухость"

Пластические операции сейчас - не редкость. О них рассказывают по телевидению, у многих есть знакомые, которые через это прошли. Но обилие информации из официальных и неофициальных источников все равно не спасает пациентов от оплошностей. Мы попросили поделиться своим опытом одну из пациенток пластического хирурга пятидесятитрехлетнюю Марию Семенову. Ее ситуация необычна тем, что Мария почти 30 лет намеревалась отправиться на операцию – и, наконец, легла под нож.

Ошибка 1: Слушать испуганных родственников

Первый раз я попыталась сделать отопластику 28 лет назад. Своим родственникам я сообщила эту радостную новость, когда уже было назначено время операции. К сожалению, моя мама, услышав это, вдруг вспомнила, что когда-то давно была медсестрой. «Повредят третичный нерв, и тебя перекосит», - сказала она убедительно и запретила мне так рисковать.

Чуть меньше года назад я все-таки сделала операцию, поскольку ни счастливая семейная жизнь, ни любимая работа не помогли мне избавиться от «комплекса Чебурашки». Сейчас же нет-нет, да и кольнет мысль о том, что я давно уже могла жить с нормальными ушами, если бы тогда убедила родственников. Поэтому не стоит откладывать то, в чем вы уверены: будет очень обидно за упущенное время.

Другая сторона этой медали - инфляция. Меня, например, «жаба душит» довольно сильно – в молодости цена ремонта ушей составляла треть моей зарплаты младшего научного сотрудника (40 рублей). Сейчас же на операцию пришлось копить сорок тысяч рублей почти полгода.

Ошибка 2: Выбирать хирурга только по рекомендации знакомых

Принять решение об операции – только полдела. Как оказалось, самое сложное - найти врача. В первую очередь я сунулась в интернет. Количество клиник, предлагающих там свои услуги, вогнало меня в транс. Но выбора как такового нет: цена везде приблизительно одинаковая, а хирурги все до единого с многолетним опытом, заслуженные-перезаслуженные профессора. Из ступора меня вывела подруга, дочь которой исправила себе нос. «Раз осталась жива – уже неплохо», - рассудила я и отправилась к тому же доктору.

Конечно, обращать внимание на положительные рекомендации знакомых необходимо. Однако, как я сейчас понимаю, этого не достаточно. Все-таки будет нелишним почитать еще отзывы о клинике в форумах, поискать информацию о враче, обратить внимание на личные ощущения – доверяете этому хирургу или нет. Возможно тогда вам удастся избежать тех неприятностей, с которыми столкнулась я.

Ошибка 3: Не приготовить денег на дополнительные расходы

Согласитесь, обнаружить на кассе, что вещь дороже, чем указано на ценнике – крайне неприятно. Так получилось у меня: врач назвал стоимость операции и забыл озвучить расходы на предоперационные анализы, анестезию и медикаменты. В общем  количество необходимых мне на все про все средств за сутки до отопластики увеличилось на двадцать процентов. Пришлось носиться, высунув язык, и занимать у друзей.

Избежать этого довольно просто. Надо всегда помнить принцип магазина «Икея» - рядом с ценой шкафа на рекламном проспекте всегда есть

Конечно, ставить пациента перед фактом затянувшегося восстановительного периода или необходимости коррекции неправильно.

Однако в том, что этой женщине пришлось носить повязку пятнадцать дней, нет ничего страшного. Эластичный бинт требуется для того, чтобы снизить компрессионное давление на хрящ, который должен привыкнуть к новому положению. Поэтому, учитывая возраст пациентки, отек мог быть достаточно сильным, и, соответственно, проходить дольше.

Следующая проблема, когда после первой операции одно ухо торчит сильнее другого, тоже вполне вероятна. В пластической хирургии предсказать на сто процентов результат очень сложно. Следовательно, с медицинской точки зрения это вполне нормально.

Правда, в этой истории врач все-таки допустил одну большую ошибку - не рассказал пациенту обо всех подводных камнях отопластики и не предупредил о возможных осложнениях заранее

Андрей Анатольевич Михайлов, ведущий пластический хирург «Клиники пластической хирургии №1»

маленькое примечание: «полки и дверцы в стоимость не входят». Поэтому лучше заранее сделать заначку на непредвиденные расходы.

Ошибка 4: Скрывать операцию от близких родственников

Очень хотелось сразу стать для всех красивой, или я просто боялась, что родственники снова начнут отговаривать. В любом случае, в клинику я отправилась по-тихому. Когда же пришло время возвращаться с перебинтованным лицом и жуткой слабостью от наркоза домой, сил вызвать такси у меня не оказалось. Конечно, медперсонал справился бы с такой задачей, или мне стоило заблаговременно заказать машину. Однако сделать это до операции я просто-напросто забыла. Думать же о том, что придется ехать одной в момент, когда все плывет и качается, было страшно.

Поэтому я начала звонить из клиники дочери и сбивчиво немощным голосом все объяснять. Она сначала перепугалась, потом обиделась ну и, конечно, сразу примчалась за мной, убежав с работы. Не смогла я быть сильной и самостоятельной. А если бы сразу в этом себе призналась, вспомнив, например, что чувствовала после удаления аппендицита, всем было бы спокойнее и удобней. В конце концов операция есть операция – мало ли что может случиться, а родные даже не знают, где ты.

Ошибка 5: Рассчитывать, что на мне все легко заживет

Изучив в интернете все статьи об отопластике, в которых было обещано возвращение на работу через семь, максимум десять дней, я им безоговорочно поверила. Хотя стоило быть менее наивной и дотошнее расспросить своего хирурга. В итоге, реально появиться перед коллегами у меня получилось лишь через пятнадцать дней.

Первую неделю я отходила от наркоза – мне постоянно невыносимо хотелось спать. Потом оказалось, что мои уши заживают как-то не так, и эластичную повязку, удерживающую их в новом положении, нужно носить круглые сутки не семь дней, как обещал хирург, а все пятнадцать. В таком виде нарисоваться на работе я не могла – уж очень не хотелось отвечать на вопросы, что да как, или слышать шушуканье за спиной. Пришлось выкручиваться, выдумывая жар и жуткую слабость.

Ошибка 6: Надеяться, что операция будет единственной

Вот об этом вообще никто нигде не пишет. Все клиники обещают легкое избавление от лопоухости после первой же операции. Даже мой хирург меня не предупредил о возможных проблемах. Через два месяца, когда отеки более-менее сошли, оказалось, что одно ухо у меня торчит сильнее другого.

Согласитесь, слышать от врача запоздалые объяснения, что такая ситуация вполне обыденная и легко исправляется повторной операцией, да и вообще все люди несимметричные - по меньшей мере, неприятно. Так что вскоре мне сделали коррекцию, после которой я еще раз прошла через все «прелести» восстановительного периода.

На этом мои хождения по мукам отопластики завершились. И, кстати, я довольно быстро привыкла к хорошему, забыв, как это – начесывать волосы, прикрывая торчащие уши, или чувствовать себя чебурашкой после каждого купания в море.

Оля Катина