Секс на пляже...и в других общественных местах

В конце февраля в московский Биологический музей имени Тимирязева явилась группа молодых людей. Вместо того, чтобы разглядывать бивни мамонтов и прочие экспонаты, они зашли в одну из комнат музея, задернули занавеску, разбились попарно и…  принялись совокупляться.

Некоторые их сообщники собственно в соитии участия не приняли, но тоже оказались при деле: одни развернули транспарант, извещавший, что действо происходит не просто так, а «за наследника медвежонка», другие запечатлели все происходящее на фото- и видеокамеры. Фотографии из биологического музея в одночасье облетели весь Рунет, а акция на пару недель стала в блогосфере темой обсуждения номер один, далеко оставив позади даже президентские выборы.

Да, это была именно акция арт-группы «Война», известной уже несколькими шокирующими выходками, например, «поминками по Пригову» в московском метрополитене, когда прямо в вагонах метро накрыли столы и принялись выпивать и закусывать. Ее участники занимались сексом не потому, что им, как в том анекдоте, негде, а в целях художественного самовыражения. Но сегодняшний разговор – не о современном искусстве, а о сексе в публичных местах, поэтому оставим в стороне символы и концепты и сосредоточимся на вульгарной прозе жизни.

Для некоторых участников акции, по совместительству – студентов философского факультета МГУ -  секс в музее обернулся неприятностями. Их чуть было не отчислили (в конце концов, решили не отчислять, но «строгача влепили»): в Уставе МГУ нашелся пункт, согласно которому студенты, оказывается, обязаны соблюдать общепринятые нормы нравственности и морали. Правда, еще в Уставе МГУ написано, что любой человек может прийти в университет и свободно прослушать любую лекцию, а на деле – попробуйте пробиться сквозь кордоны охранников, требующих пропуск. Но охранников за нарушение устава никто почему-то не «отчисляет».  

Как бы то ни было, ребята действительно нарушили правила alma mater. А что они нарушили еще?

Шершавым языком протокола

Вы не поверите: строго говоря - ничего. Повторю: ни-че-го-шеньки. Оказывается, нет в российских законах пункта (статьи, параграфа), запрещающего заниматься сексом в общественных местах. Административный кодекс трактует мелкое хулиганство как «нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества».

Получается, что, когда «нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу», не сопровождается «нецензурной бранью, оскорбительным приставанием, а равно уничтожением и повреждением» - оно не является правонарушением!

- Я имею право?

- Имеете.

- Так, значит, я могу?

- Не можете!

Михаил Жванецкий

Правда, известный афоризм о суровости российских законов, которая (суровость, в смысле) компенсируется необязательностью их исполнения, справедлив не всегда. Бывает и наоборот: мягкость и расплывчатость законов компенсируется произволом в их трактовке и применении. В том смысле, что «бьют не по паспорту, а по роже», «тот прав, у кого больше прав» и «был бы человек, а статья найдется».

Хотя бы та же самая цитированная выше статья 20.1. Административного кодекса. В правоприменительной практике бывает достаточно факта «нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу» как основного признака правонарушения, именуемого мелким хулиганством и караемого, между прочим, «наложением административного штрафа в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда или административным арестом на срок до пятнадцати суток». И без всяких «сопровождается».

Может быть и хуже. Например, могут попытаться «пришить» «развратные действия без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, заведомо не достигшего шестнадцатилетнего возраста» (ст. 135 УК РФ), на том основании, что это «могли увидеть» дети. Между прочим, до трех лет.

Короче говоря, несмотря на то, что ни в одном законе ни прямо, ни косвенно не написано, что на улице, в музее, в парке, в автомобиле и в автобусе нельзя заниматься сексом или, к примеру, разгуливать нагишом – лучше от таких эскапад воздержаться. И неприятностей с милицией  избежите, и добропорядочных граждан не шокируете.

Особый случай

Говорят, в последнее время столичная милиция завела себе новую моду: подозревать юных, хорошеньких и ярко одетых девушек в занятии проституцией. Особенно туго приходится  тем, у кого нет при себе паспорта, или паспорт есть, но он без московской прописки (пардон, «регистрации») или, того хуже, без российского гражданства.

Действительно, сотрудники милиции имеют право и проверять документы, и производить административное задержание граждан, если «имеются достаточные основания подозревать» их в совершении преступления или административного правонарушения. Что такое «достаточные основания», разумеется, нигде не уточняется. Но можно предполагать, что если барышню застигнут в недвусмысленном виде за недвусмысленным занятием, уж это-то основание признает достаточным (для задержания по подозрению, но не для доказательства факта проституции!) кто угодно.

Если вы считаете, что вас задержали незаконно, требуйте составления протокола - без этой бумаги вы не сможете обжаловать неправомерные действия сотрудников милиции. Обязательно сообщите о случившемся в Управление собственной безопасности ГУВД. Если у вас вымогали взятку – не забудьте и об этом.

И не позволяйте людям в форме себя запугать: если вы на самом деле не проститутка, они первые не заинтересованы доводить до суда дело, которое моментально рассыплется, как карточный домик.

А у нас в квартире газ. А у вас?

Законодательство многих стран трактует вопросы «общественной нравственности», «непристойного поведения» и «сексуальных действий» куда охотнее и многословнее отечественного. И очень по-разному, хотя в подавляющем большинстве случаев то или иное объяснение, почему  людям нельзя заняться любовью у всех на виду, найдется.

Например, в Великобритании несколько лет назад было принято законодательство «о сексуальном поведении», запрещающее секс на публике, в том числе и в частном саду, если происходящее можно увидеть с улицы. Зато в туалетных кабинках заниматься сексом можно – надо только закрыть дверь.

А в Голландии, наоборот,   не так давно разрешили заниматься сексом в городских парках. Надо только делать это ближе к вечеру, держаться подальше от детей, не мусорить и не приставать к окружающим. Но Голландия – это Голландия. Там много чего можно.

Зато в Индонезии, чтобы угодить за решетку на долгих пять лет, не нужно даже совершать половой акт: достаточно всего лишь прилюдных поцелуев.

Из чего следует простой и очевидный совет путешественникам: отправляясь за границу, либо потрудитесь изучить законы страны, в которую вы едете, либо, еще лучше, не нарывайтесь.

Женя Харт