Как отличить клептомана от вора

Клептомания – болезнь-миф. Ее название знают все: от юристов до маленьких детей. Но в чем суть этой болезни, мало кому известно.

... клептоманией чаще всего страдают люди состоятельные, которым было бы не в тягость купить ту блестящую мелочевку, которая «сама собой» падает им в карманы.

В свое время в США клептоманами стали называть чуть ли не всех воров и заменять наказание лечением. Так чем же болезнь отличается от преступления?

Найди четыре отличия

Во-первых, кража при клептомании не имеет «коммерческой ценности». Истинный клептоман никогда не продает украденное, почти никогда не пользуется им, по большому счету, оно ему вовсе не нужно.

Во-вторых, клептоман никогда не вынашивает сложных планов ограблений, его добычей становятся не деньги и бриллиантовые колье, а мелочи, которые лежат на виду.

Клептомания (от греческого klepto – красть) – импульсивное непреодолимое желание совершать кражи.

В-третьих, в отличие от большинства воров, клептоманы страдают от своей страсти. Они мучительно пытаются преодолеть желание что-нибудь стащить, но это им не всегда удается. Страдающие клептоманией обычно описывают свое внутреннее состояние так: невероятное напряжение, выжигающее изнутри желание, которое можно удовлетворить, только положив в карман «вон ту штучку с верхней полки в супермаркете». А сразу после кражи наступает облегчение, чувство глубокого удовлетворения, как, например, после сытного обеда или хорошего секса. К этому удовлетворению иногда примешивается чувство несказанного удивления: «Ну и зачем мне эта фигня?! Для чего она вообще нужна, и что мне теперь с ней делать?!» Иногда клептоманы подбрасывают украденное обратно, иногда хранят как ненужные сувениры, но почти никогда не используют.

И, в-четвертых, подавляющее большинство клептоманов настолько стесняется своего заболевания, что они лучше объявят себя уголовниками и сядут в тюрьму, чем признаются в том, что больны. Воры же поступают ровно наоборот.

В криминалистике основным критерием, по которому клептомана отличают от вора, является именно отсутствие материальной выгоды. И это порождает большую путаницу.

В России диагноз «клептомания» не ставят практически никогда. Поскольку любая вещь имеет цену, следовательно, есть и материальная выгода. И бесполезно доказывать судьям, что человеку с доходом значительно выше среднего на самом деле абсолютно не нужны украденные в количестве 50 штук разноцветные зубные щетки.

В США же, наоборот, решение о том, является ли кража проявлением болезни или «воровством vulgaris» принимается на основе показаний задержанного. То есть если он не успел сбыть украденное, он вполне может заявить: «Да не нужны мне вовсе эти двадцать магнитол! Не собирался я их ни продавать, ни использовать. Просто никак не могу удержаться: как магнитолу в припаркованном автомобиле вижу, так руки сами и тянутся. Больной я, господа присяжные заседатели! Лечите меня срочно за деньги честных налогоплательщиков».

Преступники или жертвы?

Как ни странно, клептоманией чаще всего страдают люди состоятельные, которым было бы не в тягость купить ту блестящую мелочевку, что «сама собой» падает им в карманы. Мужчины болеют клептоманией реже, чем женщины. Считается, что средний возраст клептомана – 36 лет, но обычно первые случаи патологического воровства наблюдаются еще в детстве.

О детском воровстве и клептомании надо сказать отдельно. Дети вообще довольно часто воруют. Они как бы ощупывают границы дозволенного, проверяют какой запрет можно нарушить, а какой нет. К клептомании это отношения не имеет, но если родители упустили момент, воровство может стать не просто дурной привычкой, а любимым развлечением, от которого человеку будет очень трудно отказаться и во взрослом возрасте.

Иногда бывает и по-другому, когда дети воруют как раз чтобы привлечь к себе внимание родителей. Особенно часто так бывает с детьми из обеспеченных семей, у которых есть все (карманные деньги, дорогие игрушки, личные телевизор, компьютер) кроме внимания родителей, круглосуточно занятых зарабатыванием денег.

Дебют истинной клептомании обычно связывают с преобладанием у человека инстинктивного поведения над разумом. Клептоман похож на сороку, которая тащит в гнездо все, что блестит, или на крысу, набивающую нору разным мусором – авось в хозяйстве сгодится.

Обычно первые проявления клептомании провоцируют проблемы со статусом и признанием. Ребенка постоянно критикует учитель, для одноклассников он – мальчик для битья, дома тоже никакой поддержки нет. Напряжение от социальной ситуации настолько велико, что требует немедленной разрядки, а адекватная разрядка невозможна. Ведь невозможно в одно мгновение из парии стать лидером или переправить все двойки на пятерки и стать любимцем учителей! Инстинкт самосохранения требует выхода из тупика, и выход находится. Только неадекватный. В виде навязчивых состояний: навязчивого желания постоянно есть, постоянно мастурбировать, постоянно мыть руки или же непреодолимого желания что-нибудь украсть.

У взрослых механизм развития клептомании в целом такой же, но отследить его сложнее.

Почувствуйте разницу!

Клептоман обыкновенный – человек, временами утаскивающий разные мелочи из магазинов (с работы – очень редко, у знакомых – вообще, никогда). Умеренно страдает от своей странности. В поле зрения милиции попадает редко, так как ценность украденного не тарифицируется уголовным кодексом.

Клептоман-фетишист – пожалуй, самый неприятный из клептоманов. Объектом его страсти являются фетиши – предметы, вызывающие у него нездоровый сексуальный интерес. Это может быть все что угодно: от чайных ложечек до шапок-ушанок, но чаще всего клептомана-фетишиста интересует нижнее белье. Причем с магазинных полок вожделенные вещицы он крадет редко, его больше привлекают те, что находятся в употреблении. Например, самое милое дело стянуть трусики, сушащиеся на балконе, или тапочки в раздевалке в спортзале.

Крайней ступенью такого вида клептомании является клептолагния – нарушение психики, при котором, чтобы получить сексуальное удовлетворение, человеку необходимо что-то украсть или пробраться в чужое жилище.

Клептоман-симулянт – серийный, но не очень удачливый вор. Попавшись на краже, он «косит» под больного, чтобы заменить уголовное наказание на не слишком продолжительное пребывание в «желтом доме». В нашей стране такая стратегия шанса на успех практически не имеет.

Клептоман привычный – человек, для которого стало привычкой случайно перемещать мелкие предметы в свой карман. Эту категорию можно разделить на подвиды: клептоман зажигательный (собирает чужие зажигалки); клептоман офисный (при вскрытии ящиков его стола можно обнаружить до сотни предметов мелкой канцелярии); клептоман оральный (за время пребывания на продовольственном рынке прибавляет в весе до двух кило за счет заведения).

Привычная – единственный вид клептомании, который поддается успешному лечению: в детском возрасте – внушением и «ременно-угловой терапией», во взрослом – тоже внушением и «принудительно-трудовой терапией».

Это не лечится

К сожалению, клептомания настолько редкая болезнь, что медики до сих пор не определились: излечима она полностью или нет? Понятно, что таблеток от нее не существует. И хотя западные фармакологические компании с завидной регулярностью обещают придумать волшебную пилюлю – съел и не воруешь, дальше обещаний пока дело не идет.

Хороший эффект при клептомании дает длительная психотерапия, но она срабатывает только при большом желании человека избавиться от страсти к чужому.

Джинна Литинская