Как не стать жертвой

«Какое-то у нее лицо виктимное». Такую фразу можно понимать двояко. С одной стороны это может быть комплиментом чьей-то женственности и беззащитному внешнему виду. Но если перевести дословно английское victim на русский, тогда виктимность приобретает угрожающее значение: так называется повышенная вероятность стать жертвой преступления.

Что лучше: возвращаться домой в полночь дворами или идти днем по проспекту? Что безопаснее: работать барменом в гей-клубе или менеджером по продажам?

В криминалистике принято считать, что подавляющее большинство преступлений провоцируют именно их жертвы. Ограбили? – нечего в песцовой шубе по улице расхаживать. Угнали машину? –  не надо было оставлять ее без присмотра. Надули мошенники? – а кого предупреждали: «Никогда не разговаривайте с неизвестными»? В общем, совсем как в басне: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

На этом басенном принципе основывается наука виктимология, изучающая те качества и свойства, благодаря которым люди становятся жертвами преступлений. 

Сделаем оговорку. Можно сколько угодно справедливо возмущаться принципом «виновата жертва». Действительно, нелепо говорить о виновности жертвы, если преступник подвержен сезонным обострениям психических заболеваний. Или если он патологически неспособен себя контролировать и при любом удобном случае ссылается на то, что его спровоцировали.

Бывают преступления, против которых и вовсе не попрешь. Взять тот же терроризм. Сколько ни читай брошюрку «Как вести себя при террористической атаке», она будет бесполезна, если в час икс вы окажетесь в эпицентре событий.

Но никто не станет спорить, что у разных людей шансы пострадать от злоумышленников сильно различаются. Особенно если в преступлении имеет место человеческий фактор. Например, у тех, кто знает правила поведения при попадании в заложники, гораздо больше шансов остаться в живых, чем у людей неподкованных.

Другими словами, развитие ситуации зависит не только от поведения преступников, но и от поведения жертвы. И виктимология позволяет заранее спрогнозировать станет человек жертвой или нет и просчитать обстоятельства, которые могут спровоцировать преступление.

Жертва собственного характера

Разумеется, пить водку в компании прекрасных незнакомцев – поступок неоднозначный. Однако специалисты считают, что существует несколько психологических типов женщин, которые вернее других могут стать жертвами изнасилования, даже когда ни водкой, ни незнакомцами не пахло.

Самая послушная

Это девушка, воспитанная сильно контролирующей и опекающей мамой. В результате девушка приобретает серьезную неуверенность в себе. Она склонна отказаться от собственного мнения в пользу чужого: другие лучше знают. Ей проще переступить через себя, чем доказывать кому-то свою правоту. Она становится жертвой изнасилования потому, что «дядя умный, ему виднее».

Самая эпатажная

Она считает рваные шорты и колготки в сеточку средством самовыражения. На деле она пытается замаскировать сильную неуверенность в себе эпатирующим поведением и вызывающим внешним видом. Ее девиз: «А вам слабо?» является ее уязвимым местом. Пойманная на слабо, девушка-эпатажница может гулять ночью по стройке или сесть в такси к подозрительной компании. Кроме того, вызывающий внешний вид может спровоцировать дополнительную агрессию.

Самая положительная

Такой женщине крайне важно, чтобы окружающие были о ней самого лучшего мнения: от друзей и соседей – до случайных попутчиков в поезде. «Что люди подумают?» – это ее девиз. Из соображений своей мнимой репутации, она не поднимет шума, не привлечет в себе внимания, побоится показаться трусихой, истеричкой и перестраховщицей в ситуациях, где не мешало бы проявить бдительность.

Кстати, на стремлении быть хорошей часто играют разнообразные мошенники, продавцы и мужчины, изрекающие при расставании: «Ну, ты же умный человек, ты сама все понимаешь…»

Жертва обстоятельств

Удобные обстоятельства часто тоже могут стать причиной спонтанного преступления. Что лучше: возвращаться домой в полночь дворами или идти днем по проспекту? Что безопаснее: работать барменом в гей-клубе или менеджером по продажам?

Вывести портрет типичной жертвы обстоятельств довольно сложно: слишком велик набор вариантов. Примера ради отметим, что стандартной жертвой квартирной кражи становятся те, кто устанавливает кондиционеры «лицом» на многолюдную улицу, делает заметные издалека стеклопакеты и плюс ко всему живет изолированно и избегает общения с соседями. Этим он словно сигнализирует: «Вот какой я богатый!»

Вообще, наука виктимология существует ради благородной цели: предупреждать преступления. Но на человека впечатлительного виктимологическая классификация жертв может произвести пугающее впечатление. Дескать, некуда бежать, кругом враги. И совершенно напрасно. Желание всюду искать агрессора – это один из признаков комплекса жертвы. Который, заметьте, никогда не возникает у тех, кто уверен в себе.

Поэтому рецепт спокойствия прост: больше верить и свои силы и не рисковать понапрасну, конечно.

Светлана Малевич