Удовольствия под запретом

«Всё, что есть прекрасного в этой жизни, либо аморально, либо незаконно, либо приводит к ожирению». Оскар Уайльд, автор этого афоризма, познал его справедливость на собственной шкуре. Впрочем, за исключением ожирения: в страшной Ридингской тюрьме, где он сидел за аморальную и незаконную по тем временам гомосексуальную связь, шансов располнеть у него не было.

Можно бы списать несчастья великого писателя на викторианское лицемерие и строгость нравов. Но перечень запретных удовольствий, табуировавшихся или строго регламентировавшихся в разные эпохи и в разных культурах, остаётся более или менее одинаковым. Видимо, неслучайно.

К примеру, в американском штате Айова наказуем оральный секс между супругами, в Аризоне нельзя держать в доме более двух фаллоимитаторов...

Список подозреваемых

Секс

Если собрать вместе и потратить на что-нибудь полезное усилия, которые христианство приложило к ограничению сексуальности, объявив похоть смертным грехом, наверное, можно было бы построить целый город, а то и не один. Проще сказать, что доброму христианину можно, чем перечислять, что нельзя. Дозволен супружеский секс с целью продолжения рода, желательно в миссионерской позиции. Всё остальное – секс до брака, вне брака, мастурбация, оральный и анальный секс, любовь к представителю своего пола, не говоря о более затейливых сексуальных практиках – грешно.

Роль религии и влияние церкви ослабли, а сексуальные табу, хотя и смягчились, но не исчезли полностью. До сих пор «непристойное поведение» – предмет не только завистливого брюзжания старшего поколения, но и пристального внимания властей, то и дело объявляющих очередной крестовый поход во славу морали.

Запреты (или строгая регламентация) проституции, порнографии, полигамии повсеместны. В СССР (совсем не христианская страна!) гомосексуализм был уголовным преступлением. Во многих странах мира, причём, казалось бы, далёких от религиозного фундаментализма, действуют нелепые законы, предписывающие, что взрослым людям, оставшимся наедине за закрытой дверью спальни, делать можно, а чего нельзя. К примеру, в американском штате Айова наказуем оральный секс между супругами, в Аризоне нельзя держать в доме более двух фаллоимитаторов, а в Массачусетсе запрещено совокупление в позиции «наездница». В Венгрии заниматься сексом можно только в темноте, в Великобритании за обращённое к незнакомой женщине предложение заняться любовью грозит штраф… Этот перечень можно продолжать довольно долго.

Но это – курьёзы. А вот жертвам разгорающейся истерии вокруг педофилии и детского порно совсем не смешно. Нет, разумеется, то и другое – ужасно и отвратительно. Но сейчас в США на полном серьёзе судят за детскую порнографию 17-летнего юношу, по электронной почте обменявшегося со своей 16-летней подругой собственными фотографиями ню. В Канаде папаша запечатлел на плёнку барахтающегося в ванне сынишку-дошкольника, а потом из-за доноса сотрудника фотолаборатории тоже чуть было не попал в ряды детских порнографов. Это уже явно перебор.

Однако на ниве обуздания любовных страстей потрудилось не только христианство. В исламских странах Африки до сих пор распространена чудовищная практика клиторэктомии, цель которой – лишить женщин удовольствия от половой любви. В пяти исламских странах (Йемен, Саудовская Аравия, Мавритания, Судан и Иран) за гомосексуализм, мужской и женский, казнят. А в Индонезии могут отрубить голову за мастурбацию.

В общем, на дворе третье тысячелетие, а взрослые люди до сих пор мало где могут любить друг друга так, как им заблагорассудится.

«Наркотики»

С пьянством, почти как с сексом, не боролся только ленивый. И только совсем ленивый не наживался на борьбе с пьянством, ибо человек – существо могучее: раз уж захотел выпить, то выпьет любой ценой. А спрос, как известно, рождает предложение в широком ассортименте от государственной монополии до самогона, денатурата и ночных таксистов. Но при всём при этом, несмотря на ограничения рекламы, часов и мест продажи, запреты распития в общественных местах и т.п. алкоголь остаётся самым доступным из одурманивающих средств.

Тяжёлые наркотики вне закона повсеместно, лёгкие – в большинстве стран мира. Судя по ужесточению правил отпуска лекарств можно подумать, что власти подозревают нас в умении добывать наркотики из противозачаточных пилюль, таблеток от головной боли и антибиотиков.

Даже курильщикам, и тем в последние годы приходится несладко.

Рок-н-ролл

В Советском Союзе рок-музыка была не то, чтобы совсем запрещена, но и не разрешена, поскольку расценивалась как тлетворное идеологическое влияние Америки и загнивающего капитализма в целом. Подобные запреты вообще характерны для антиамериканских, и не только, авторитарных режимов. В Южной Корее времён диктатуры Чон Ду Хвана за исполнение рок-н-ролла в общественном месте можно было угодить в тюрьму, а в наши дни хэви-метал объявлен вне закона властями Малайзии.

Но – удивительное дело! Судьба рок-н-ролла и в самой Америке была непростой. В 50-е-60-е годы прошлого века и религиозные группы, и власти в маленьких городках, особенно южных (ведь рок-н-ролл – музыка чёрных!) то и дело пытались отменять концерты, запрещать радиотрансляции, а то и попросту бить музыкантов.

Американские консерваторы обвиняли рок-музыку в том, что она-де приводит к помешательству, потере человеческого облика, массовым беспорядкам. По иронии судьбы, политики времён маккартизма и «охоты на ведьм» усматривали в рок-культуре даже «руку Кремля». А также – сюрприз! – поощрение к употреблению наркотиков и сексуальной разнузданности.

За полвека мало что изменилось: пару лет назад прикрыли ночные рейвы в Гоа, также под предлогом борьбы с наркотиками. А каким образом Лондон, где запрещено проигрывание «искусственно усиленной музыки, сопровождающейся повторяющимися ритмами», ухитрился стать столицей европейской рейв-культуры – уму непостижимо. Видимо, по принципу «вода дырочку найдёт».

Азартные игры

Ещё в Древнем Риме была запрещена игра в кости на деньги. В России при Петре I за то же самое (равно как и за карточные игры с денежными ставками) штрафовали. Талмуд осуждает азартные игры, если они приносят человеку более пятой части его доходов. В наше время азартные игры почти повсеместно строго регламентированы, а доходы с игорного бизнеса часто облагаются сверхналогами.

Чревоугодие

Казалось бы, совершенно безобидная вещь – ан нет, тоже смертный грех! Другие религии не столь категоричны, как христианство, однако все до единой содержат те или иные диетические предписания. А современный культ стройного тела и здорового образа жизни сделал гаргантюанский аппетит и рубенсовскую комплекцию почти неприличными.

За что?

Сторонники  сохранения запретов скажут, что табуированные удовольствия вредят обществу: пьяный человек часто делается буен; наркоман, гонимый «ломкой», в поисках денег на очередную дозу готов на любое преступление; игрок пускает по миру не только свою семью, но и кредиторов; неконтролируемые сексуальные связи ведут к распространению венерических болезней и, как следствие, дополнительным бюджетным расходам.

Всё это верно, но ведь наказаний за связанные с запретными удовольствиями преступления никто не отменял, а тратить деньги налогоплательщиков на лечение человека, самостоятельно подорвавшего своё здоровье, никто не заставляет.

Версия, связанная с заботой о самом человеке, тоже не убедительна. Работать гораздо вреднее, чем наслаждаться жизнью, однако же работу никто и никогда запретить не стремился.

Так в чём же дело? Отчего общество с завидным постоянством преследует одни и те же тайные страсти? Может быть, дело в том, что все запретные удовольствия так или иначе связаны с изменёнными состояниями сознания, с переживаниями транса и экстаза, с прямым воздействием на эмоциональный фон (и чревоугодие тоже: недаром слово «сытый» часто употребляется в значении «довольный», «благодушный»)? А человек, находящийся «в ином измерении», всегда загадочен и вызывает некоторые опасения: мало ли, чего от него ждать?

Иными словами, такого человека нельзя контролировать. Не потому ли его так не любят религии, государства и тирании? И не потому ли люди испокон века, несмотря на все табу и наказания, продолжают предаваться запретным удовольствиям?

Женя Харт