Народные целители: лечат или калечат?

На всевозможных «народных целителей» и психотерапевтов от сохи в конце 1980-х и в течение доброй половины 1990-х был настоящий модный бум.

В последние годы, напротив, последний писк – навороченные коммерческие медицинские центры, а «потомственные ясновидящие», «знахарки с многолетним опытом», а заодно и бабушки, продающие на рынке целебные травки, едва ли не приравниваются к злостным сектантам.

Доброе имя народных целителей оказалось опороченным, но заслуженно ли?  Кто они, вообще, такие? И можно ли им верить?

Город и деревня

Начнем с того, что, перефразируя Киплинга, город есть город, деревня есть деревня, и вместе им никогда не сойтись. По-настоящему «народные» деревенские лекари существенно отличаются от своих «братьев» из мегаполисов по огромному количеству признаков.

1. Система оплаты

Главное, в чем упрекают целителей, это желание обманным путем вытянуть миллион-другой у отчаявшегося больного человека. Так вот, негласный кодекс деревенского целителя гласит, что деньги, а то и продукты и прочие дары, брать негоже, как и отказывать страдающему в помощи. Некоторые знахари даже настаивают на том, чтобы «ты забрал свое «спасибо» до того раза, когда действительно почувствуешь облегчение». Считается, что иначе врачеватель может лишиться своего медицинского таланта.

Однако в небольших городах все большее число лекарей ограничиваются тем, что не берут деньги из рук в руки, а со стола – с превеликим удовольствием. Более того, у них, как во всяких уважающих себя медцентрах, даже появились жесткие тарифные сетки. Ну, а в столице «раскрученные» знахарки нередко зарабатывают более чем прилично.

2. Доступность

В самых дальних закоулках деревенской России вам с почтением и восхищением в глазах расскажут, что «раньше были люди», а теперь нет, пшик один, но на дом-другой, где живет врачевательница, все-таки обязательно укажут.

Как правило, вас встретит пожилая дама, у которой расцвет врачебной деятельности пришелся где-нибудь на послевоенные годы, когда на помощь официальной медицины односельчанам особо рассчитывать не приходилось. Но и сейчас к ней заходят от случая к случаю. Но если вы не страждущий, а любопытный этнограф, настоящая знахарка постарается преодолеть профессиональное тщеславие и отправить вас восвояси, заявив, будто к врачебному делу абсолютно непричастна.

Городские же целители совсем не такие засекреченные, а мегаполисные, так и вовсе заполонили СМИ своими рекламными объявлениями. Хотя это только вершина айсберга – и в Москве многие есть те, кто помогает исключительно «своим», «через знакомых». Именно от этих людей подвоха стоит ожидать в наименьшей степени.

3. Преемственность

Деревенские целители – нередко представители династии: в народе до сих пор считается, что «знатье» тебе должен «передать» другой врачеватель. А это значит не только, а иногда и не столько научить манипуляциям с человеческим телом, свойствам трав и определенных предметов, но и специальным «словам» – заговорам и молитвам.

Преемником чаще всего становится младший ребенок в семье, иногда другой родственник или даже неродной человек. Но передача таких специфических знаний кому-то постороннему – исключительно вынужденная мера: считается, что, не обретя наследника, народный экс-медик будет очень мучительно умирать.

Столичные знахарки намного чаще бывают самоучками или выпускниками различных сомнительных «академий», но, как правило, сами себя называют «наследственными».

4. Недоверие к письменному и печатному слову

Слова, которым бывший деревенский целитель обучает будущего, непременно должны быть заучены наизусть, записывать их считается дурным тоном – от этого они будто бы теряют свою силу, как и в том случае, если их подслушает посторонний. В некоторых деревнях старый знахарь или знахарка еще и наговаривают «волшебные слова» на какой-либо предмет, который и вкладывают в руки преемника.

Кстати сказать, вроде бы наивное недоверие к записанному слову может оказаться весьма дальновидным с прагматической точки зрения. Во-первых, односельчане и так обзаводятся толстенными тетрадками с магическими словами на все случаи жизни и надо все-таки оберегать уникальность своего знания, поддерживать статус. А во-вторых, при многократном переписывании постепенно теряется источник информации: все-таки одно дело – однозначно вызывающая доверие покойная тетя Катя, и совсем другое – непонятно откуда взявшийся текст.

Столичные целители больше деревенских доверяют печатному слову. По крайней мере, в том, что касается рекламы их услуг. Чего стоят их сайты и анекдотические целебные ссылки в Интернете, кликание на которые будто бы приводит в гармонию весь организм.

5. Профессия и специализация

Часто деревенские знахарки – специалисты довольно широкого профиля. Они не только лечат людей, но и, скажем, помогают найти пропавший скот, людей и предметы, урегулировать семейные отношения, а если кто-то плохо себя ведет, могут и порчу навести.

При этом в сельской местности врачеватели обычно особенно крепко набивают руку на нетяжелых и самых распространенных проблемах – ушибы, вывихи, зубная боль, нарывы и бородавки – то, что в медицинских справочниках помещают в раздел «До приезда врача». Впрочем, работают они и с куда более серьезными вещами – например, со здоровьем маленьких детей. Прошли те времена, когда знахарки или повитухи принимали роды, обмывали младенца и перерезали ему пуповину, но вот от детской бессонницы, колик, дисплазии суставов, грыж и тому подобного они лечат до сих пор, причем нередко довольно успешно.

Столичным врачевателям не приходится разыскивать скот. И на ушибы они обычно тоже не размениваются. Тут приоритетные направления – снятие сглаза и порчи, приворот и избавление от алкогольной зависимости. В деревнях за это тоже берутся, но с несколько меньшим апломбом. Лучшие деревенские лекари и самые засекреченные столичные в этих случаях просто работают как психологи, без устрашающего вращения глазами и театральных жестов, хотя немного мистического тумана подпустить тоже могут.

6. Аптечка

У деревенских знахарок, если не считать травок да привычных лекарств (вроде йода с вазелином), «аптечка» включает: иконы, воду, хлеб, кольца, мыло, ножи, сучки и т.п. У столичных целителей арсенал лексредств более разнообразный и загадочный. Впрочем, все зависит от категории врачевателя: белый он или черный, православный или шаман, или, вообще, член профессиональной медицинской ассоциации народных целителей России. Также играют роль заявленные географические корни: аптечка сибирской целительницы в корне отличается от аптечки целительницы из Закарпатья.

В принципе, деревенские целители, как и столичные, вполне способны устраивать из своих лечебных сеансов «театральное действие» – это же один из способов поддержания авторитета. Однако антураж все-таки дело второстепенное, им одним вряд ли кого-нибудь исцелишь. Так что тут стоит перейти к последнему отличительному признаку.

7. Результативность 

Как столичные, так и деревенские целители вполне могут оказаться обычными профанаторами или погрязшими в собственных заблуждениях людьми. Просто в городе шансы нарваться именно на такого человека намного выше. Все-таки деревня – закрытое общество, и стоит лекарю зарекомендовать себя не с лучшей стороны, у него начинаются серьезные проблемы. В огромном городе неудачнику достаточно просто поменять район или и вовсе спокойно оставаться на насиженном месте – людей то много, и кто-нибудь обязательно попадется на рекламную приманку.

Надо сказать, что самые результативные вещи нередко самые простые. Скажем, мы только недавно узнали, как важно, чтобы после родов мать прижала ребенка к груди или хотя бы прикоснулась к нему, и выучили новомодное слово «бондинг». А знахарки давным-давно наставляли: «Хоть пятой к ребенку, да прикоснись». А от лучшей столичной целительницы вместо слов приворота можно услышать дельный совет просто отпустить изменника с миром.

То же самое касается и сугубо медицинских процедур. Настоящая целительница вылечит вывих сустава, просто вправив его на место, а застарелый кашель – уже признанным традиционной медициной настоем из оленьего мха. Шаманские пляски вовсе не исключаются, но только когда они дополняют более простые и действенные средства, а не заменяют их.

Вероника Гоммерштадт