По следам собаки Павлова

Этому человеку воздвигнуто немало памятников. В свое время достаточно было написать на постаменте: «Павлов», чтобы без лишних слов стало понятно, кто это. Сейчас уже не все помнят, что физиолог Иван Петрович Павлов (1849 – 1936) – создатель учения о высшей нервной деятельности, автор классических трудов по физиологии кровообращения и пищеварения и первый русский лауреат Нобелевской премии, полученной за исследование механизмов пищеварения.

Зато его знаменитые эксперименты на собаках помнят, наверное, все. Недаром на эту тему существует немало анекдотов и карикатур – как в России, так и за рубежом. Собаку Павлова вспоминают каждый раз, когда заходит речь об инстинктах.

Уже в 1890 году Павлов занимался своими экспериментами на собаках. С помощью хирургических методов он выводил концы пищевода подопытных собак наружу. Когда собака принималась есть, пища не попадала в ее желудок, но из созданной фистулы выделялся желудочный сок.

Эксперименты со временем усложнялись, Павлов приучал собак реагировать на внешние раздражители, например на звонок колокольчика, оповещающий о том, что сейчас будет еда, тем самым вырабатывая условный рефлекс - сначала звонок, потом еда. И собаки, еще не видя еды, начинали выделять желудочный сок из фистул.

Карикатуристы впоследствии придумали немало забавных историй о том, как на выделение желудочного сока мог бы повлиять посторонний звонок. Например, от разносчика пиццы:

Или как аналогичным образом собаки должны были реагировать на включение лампочки:


Особо подчеркивалось то, что с кошками такие эксперименты были бы невозможны:


Или даже привели бы к обратному эффекту:

Но считали, что встреча между собакой Павлова и пресловутым котом Шрёдингера закончилась бы печально:

Некоторые из карикатуристов пошли дальше и предположили, что Павлов мог бы усложнить свои эксперименты и научить собак по звонку танцевать, подобно знаменитой балерине Анне Павловой:

Другие, наоборот, полагали, что танец испортил бы всю чистоту экспериментов Павлова, и ему пришлось бы убить такую собаку, которая танцует вместо того, чтобы исправно выделять желудочный сок:

Также предполагали, что и сам Павлов в соответствии со своей теорией мог бы реагировать сходным образом на внешние раздражители, только для собак это была еда, а для ученого или другого человека что-нибудь иное:

На Западе еще иногда любят сопоставить исследования Павлова и Фрейда, причудливым образом смешивая рефлексы и подсознание воедино:

И, конечно, существует немало шуток на тему того, что у собак к академику Павлову есть вполне обоснованные претензии.

На самом же деле Павлов старался бережно относиться к собакам, не причинять им излишних страданий. Собаки доверяли ему и сами приходили ложиться на операционный стол. «Когда я приступаю к опыту, – писал Павлов, – связанному в конце с гибелью животного, я испытываю тяжелое чувство сожаления, что прерываю ликующую жизнь, что являюсь палачом живого существа. Когда я режу и разрушаю живое животное, я глушу в себе едкий упрек, что грубою невежественною рукой ломаю невыразимо художественный механизм. Но это переношу в интересах истины и пользы людям».

В конце жизни Павлов настоял на установке знаменитого «Памятника собаке», расположенного ныне в Санкт-Петербурге на территории парка Института экспериментальной медицины Российской Академии медицинских наук на Аптекарском острове.  Этот монумент был создан в 1935 году скульптором И.Ф. Беспаловым. На памятнике среди прочих приведены и такие слова Павлова: "Пусть собака, помощник и друг человека с доисторических времен, приносится в жертву науке, но наше достоинство обязывает нас, чтобы это происходило непременно и всегда без ненужного мучительства".

Самому же Павлову с памятниками ему лично повезло меньше. Из-за его критики существующего строя первые памятники Павлову появились только через несколько лет после его смерти. К столетию со дня рождения Ивана Павлова в 1948 году был установлен памятник в Рязани. Причем искусствоведы полагают, что скульптору досталась заготовка для очередного памятника вождю, к которой в итоге пришлось приделать голову академика.

На памятнике, который был установлен в 1951 году на территории Института физиологии АН СССР в поселке Колтуши под Ленинградом, ученый был изображен вместе с одной из своих собак.
Памятник в Туле, который был установлен перед входом в больницу скорой помощи им. Семашко, вскоре оказался без таблички, поясняющей, кто стоит на постаменте. На протяжении десятилетий что с ним только не происходило! - и бывал он облит белой краской, закидан мусором, отламывали ему нос и бороду. А в один прекрасный день просто срезали голову до самых плеч... По случаю визита разных высокопоставленных лиц и иностранных делегаций памятник Павлову то реставрировали и покрывали серебрянкой, то, наоборот, стремились убрать с глаз долой. Наконец, вынесли решение о сносе – но памятник пока устоял.

Сходная судьба была и у памятника ученому, что был установлен в латвийском городе Кемери близ знаменитого санатория. Также облитый краской и с отбитым носом он до сих пор восседает как печальное напоминание о былой научной славе. Души ли убиенных собак так распорядились, или просто человеку свойственно забывать о том, что без исследований Павлова наука и медицина не достигли бы в то время своих высот, и многие больные не были бы исцелены ни тогда, ни, возможно, и сейчас.

В 2004 году был открыт новый памятник Павлову в Санкт-Петербурге. Есть памятники Ивану Павлову в Светлогорске Калининградской области, в Уфе, в эстонском Тарту. В Сочи в санатории "Заполярье" и в Павлово под Санкт-Петербургом Павлов вместе с собакой - имя ученого продолжает оставаться в памяти потомков. Его именем названы
станция метро и площадь в Праге (Чешская Республика), улицы в чешских городах Оломоуц, Карловы Вары, Зноймо, Крнов и Фридэк-Мистэк (Моравскосилезский край).
И, конечно, он навсегда останется героем народного фольклора. И по сей день существует высказывание «спасибо Павлову и его псам», когда что-то сделано рефлекторно, на «автопилоте».

Раиса Смолик