Безумства любви

Так уж получилось, что вот уже много веков подряд женщины мечтают о прекрасных принцах на белых конях. Ну или, если следовать последним веяньям моды, на белых лимузинах. Подразумевается, что принц красив, галантен и способен на экстравагантные поступки, скажем, готов достать с неба луну или купить для любимой на московской товарно-сырьевой бирже миллион алых роз.

Я не спорю, если этот самый принц обладает всеми вышеупомянутыми качествами, то помечтать о нем стоит. Но если этот волшебный человек хоть где-то недотягивает до идеала – жди беды. Вместо принца можно получить настоящего маньяка.

Он подкараулил ее у двери квартиры и незамедлительно поклялся в вечной любви. При этом лапать ее он не лез, но на скорой свадьбе настаивал.

Некоторое время назад довелось мне с группой коллег отправиться в рабочую командировку. Дело было летом, все мы мечтали о море и юге, но вместо этого попали в северный город Псков. Ну, что делать, работа есть работа. Мы по быстрому поселились в небольшой гостинице напротив местного Кремля и приступили к делу. Так как в команде подобрались настоящие профессионалы, работа спорилась, и в конце недели мы запланировали себе выходной. Думали погулять по городу, посмотреть достопримечательности, в каком-нибудь кабаке посидеть. Но не тут-то было.

Рано утром в выходной день ко мне в номер постучали. Я, ругаясь, натянул штаны и пошел открывать. На пороге стоял мой коллега, и вид у него был очень встревоженный. «Ты знаешь, что случилось? – зашептал он, –  К Маринке хахаль приехал!» Честно говоря, я спросонья ничего не понял. Мариной звали скромную красивую девушку, которая поехала с нами в качестве практикантки. Ей не было еще и двадцати, она недоучилась в университете и пришла к нам. Это была ее первая командировка, нас очень растрогало, что на вокзале ее провожали мама, папа и две сестры. Не хватало только собачки Жучки.

Про личную жизнь Марины никто ничего не знал, даже наши главные болтушки и сплетницы. По ее скромному виду я предполагал, что едва ли она может быть очень бурной. Но, как выяснилось, я сильно ошибался.

Коллега сбивчиво объяснил мне расклад. Оказалось, что несколько месяцев назад Марина в клубе познакомилась с каким-то молодым журналистом. Журналист воспылал к ней какими-то запредельно нежными чувствами, выпросил телефон, а следующим вечером уже обнаружился на ее лестничной площадке. Он подкараулил ее у двери квартиры и незамедлительно поклялся в вечной любви. При этом лапать ее он не лез, но на скорой свадьбе настаивал. Девушка с некоторым трудом прорвалась к себе в квартиру и заперлась. Пылкий журналист из-за двери обещал, что будет ночевать на коврике около мусоропровода. Утром его нигде не было, но вечером, вернувшись с работы, Марина обнаружила, что он сидит у нее на кухне и с аппетитом кушает борщ. Как оказалось, сердобольная мама решила накормить «бедного мальчика». И вот так день за днем.

Озверев от такой «любви» Марина ото всех скрыла, в какой город она едет в командировку. Но шустрый журналист каким-то образом все же вычислил наше местонахождение и рано утром завалился к нам в гостиницу с букетом вялых гвоздичек для, как говорится, «решающего разговора». Надо ли говорить, что юная Марина, узнав о его визите, заперлась у себя в номере и вот уже час рыдала на плече подружки.

Ситуация складывалась препротивная. Этот маньяк сидел на первом этаже у стойки регистрации и отказывался уходить, пока не поговорит с Мариной. Марина рыдала наверху и в категорической форме отказывалась от общения с «хахалем». Прогулка по городу накрывалась медным тазом, потому что было понятно, что этот сумасшедший так просто не отвяжется. Наш начальник предпринял попытку поговорить с ним «по-мужски», но тщетно. Юноша вел себя подчеркнуто вежливо, но на все предложения оставить Марину в покое отвечал решительным отказом. Как выяснилось, обратно он собирался ехать через три дня, даже билет обратный купил. Мы представили, что этот балаган продлится еще несколько дней, и совсем затосковали.

От полной безысходности на переговоры с журналистом отправили меня. И я решил сменить тактику. Было ясно, что если человек столько всего сделал, лишь бы найти любимую и приехать к ней, то уговорить его просто так уехать нереально. И я стал уговаривать его… остаться. Я объяснял ему, что если он хочет действительно серьезного разговора, то ему надо провести здесь не меньше недели. Обратный билет стоит сдать и заняться поиском жилья. У нас в гостинице комнаты были ему не по карману, но я сообщил, что в трущобных районах города видел объявления «Сдаю жилье». На худой конец, утешал я его, можно ночевать на скамейке, тут рядом тихий тенистый парк.

В глазах у юноши впервые засветилось что-то кроме безумия. Одно дело, когда летишь на крыльях любви к единственной и желанной, а совсем другое дело, когда неделю ночуешь на лавочке в чужом городе, укрывшись газеткой, как бомж. Он наконец-то задумался над тем, чего именно он хотел бы добиться своим приездом. И чем ему вся эта авантюра грозит.

Не буду вдаваться в подробности, скажу только что тем же вечером влюбленный журналист поменял билет и уехал в Москву. Марина смотрела на меня со смесью изумления и восторга, все мужчины на радостях пошли в кабак, а все женщины обсуждали, как это тяжело, когда тебя так пылко «любят». Ведь, казалось бы, как это замечательно, когда человек во имя любви идет на такие безрассудные поступки: ищет любимую, едет к ней в другой город, ночует на коврике под лифтом… Вот только кого это радует в такой ситуации? От безумной любви до любовного безумия один шаг.

 

Михаил Дунаев