И в воздух лифчики бросали

Недавно по телевизору показывали архивные записи стадионных концертов «Beatles». Даже сейчас, когда прошло уже почти полвека, смотреть на творящийся там беспредел попросту жутко. Огромные толпы одетых по моде 1960-ых девиц бьются в истерике, визжат так, что неслышно музыки, плачут и рвут на себе одежду…

Хотя на тот момент мне не исполнилось еще 25, я почувствовал себя дряхлым пенсионером на школьной дискотеке.

Собственно, меня с детства этот феномен волновал. Почему девушки «фанатеют» намного активнее, чем юноши? Почему, например, ни одному парню не приходит в голову снять с себя трусы и метнуть их на сцену в момент выступления Кати Лель? А вот Роме Зверю, говорят, девичье нижнее белье летит на сцену регулярно. Да что там говорить, в одном из интервью лидер группы «The Rasmus» рассказал, что у них с группой «HIM» идет заочное соревнование, кому больше накидают на сцену трусиков и лифчиков.

Мне кажется, что во всем этом девичьем «фанатстве» есть какой-то нездоровый эротизм. Влюбиться в кумира, караулить его у подъезда, дарить мягкие игрушки, рваться в гримерку, чтобы поцеловать, несбыточные мечты «Хочу быть только с ним» или «Хочу от него ребенка». Блин, почему я ни от одной эстрадной звезды детей не хочу?! Честно говоря, я многих певиц нахожу сексуально привлекательными, но и сейчас и в отрочестве мне бы и в голову не пришло пробиваться с букетом роз к ним за кулису и требовать любви «здесь и сейчас».

То, что девушки-фанатки – это не вполне адекватные девушки, я испытал на своей шкуре. Это было больше трех лет назад на выступлении Димы Билана. Тогда он еще не выступал на Евровидении, да и вообще был всего лишь перспективным исполнителем, начинающим свою карьеру. Как и все молодые артисты, в те годы Билан вынужден был активно зарабатывать на жизнь «корпоративами». И так получилось, что его пригласили спеть на презентации молодежного журнала «Твой курс», которому мы делали пиар.

Лично я в этом проекте не был задействован, но по офису прошел слух, что презентация будет проходить в «Трансвааль Парке» (том самом, где потом рухнула крыша, и погибло много народу), и всем гостям будет предложено посетить на халяву аквапарк. В общем, я выклянчил себе приглашение на это мероприятие.

Уже на месте обнаружился большой облом. Мое приглашение не давало права на купание в бассейне: туда пошли только главные рекламодатели, руководство и самые почетные гости. Банкет тоже проходил за закрытыми дверями. А мне предлагалось принять участие в самой презентации, где главными блюдами значились: группа «Мин нет» (помните такую?), Дима Билан и какие-то совсем уж запредельные халтурщики.

Я уже думал свалить, но решил дождаться группу «Мин нет», про которую в желтой прессе писали, что во время кастинга там всех претенденток проверяли на девственность и во второй тур пропускали только «непорочных». Очень мне хотелось вживую посмотреть, как эти девственные девицы в сексуальных нарядах будут петь: «Это наша территория! Здесь МИН НЕТ!»

Однако коварные организаторы предусмотрительно поставили «Мин нет» последними: типа – хед-лайнеры, завершающие праздничный концерт. А пока в качестве разогрева по сцене прыгали нанятые за три копейки диджеи какой-то малоизвестной радиостанции и кричали: «Поднимите руки те, кто любит молодежный журнал «Твой курс»! Это самый модный и продвинутый журнал в галактике! Выше-выше ручки! Читай «Твой курс», коль ты не трус! Сейчас будут веселые молодежные конкурсы!» Ну и всякая фигня в том же духе.

Разумеется, я не стал смотреть на конкурсы, а пошел искать, где бы выпить. Раз уж на халяву не налили... Протискиваясь к бару, я окинул глазами танцпол и выпал в осадок. До меня дошло, куда попал! Все помещение клуба при «Трансвааль Парке» было забито зажигающими красавицами, средний возраст которых составлял 15-16 лет. Какое-то бескрайнее море малолеток, модно одетых, танцующих и пьющих кока-колу. Хотя на тот момент мне не исполнилось еще 25, я почувствовал себя дряхлым пенсионером на школьной дискотеке.

Пытаясь избавится от чувства неловкости, я заказал в баре пиво (удивительно, что там было что-то кроме газировки) и уселся у стойки ждать «Мин нет».

Уединение мое длилось недолго, через пару минут рядом присела миниатюрная блондинка в оранжевом топике. Губы накрашены какой-то ужасной сиреневой помадой, на шее болтается маленький красный мобильный телефон. «Привет!» – дружелюбно улыбнулось мне юное создание. Девчушке на вид было лет четырнадцать, но она упорно косила под соблазнительницу. Я не знал, о чем с ней говорить, поэтому буркнул в ответ что-то неразборчивое и нервно отхлебнул из пластикового стакана.

Общительная блондинка посмотрела мне в глаза, еще раз улыбнулась и спросила: «Ты ведь не наш?» Я подпрыгнул на барной табуретке. Что значит «не наш»?! А кто такой «наш»? О чем она вообще? Моя собеседница помахала рукой кому-то на танцполе, потом повернулась ко мне и уточнила: «Ты ведь не наш, не ясеневский?» Я с облегчением кивнул. Ну, конечно же! Здесь просто собирается молодняк из окрестных микрорайонов.

Пришлось объяснить, что я являюсь одним из организаторов презентации, так что нахожусь здесь по работе. У девочки загорелись глаза. «Я так сразу и поняла, что ты не такой как все», – радостно сказала она и взяла меня за руку. Я вздрогнул. Девушка с красным мобильником на шее встала со своего табурета, подошла ко мне вплотную и прочувствовано сказала: «Пошли».

Я решил, что схожу с ума. Куда пошли? Зачем пошли? В ответ на мой немой вопрос соблазнительница облизнула фиолетовые губы и добавила: «Ты мне сразу понравился. Пошли за кулисы». Я почувствовал, что мне эта история перестает нравиться, однако решил пока не спорить и последовал за своей странной спутницей.

Возле служебного входа дорогу нам перегородил охранник. Бодрая малолетка улыбнулась ему, кивнула в мою сторону и сказала: «Я с ним». Удивленный охранник посмотрел на меня и спросил: «А ты, собственно, кто?» Я не успел ничего ответить, потому что девушка сразу выпалила: «Пропустите. Он здесь работает».

Охранник пришел в себя после первого шока и стал выпытывать, кем именно я работаю, и что забыл в служебных помещениях. Я растерянно смотрел то на девушку, то на мужика в униформе и пытался объяснить, что я вообще-то не очень и рвусь в эти самые помещения. Девушка с фиолетовыми губами смотрела на меня, как на полного придурка, а когда поняла, что нас никуда не пустят, злобно выпалила: «Ну, ты и козел! А я-то поверила, что ты действительно организатор».

После этой фразы она развернулась на каблуках и побрела в толпу. Не буду врать, я так смутился, что бросился за ней и стал на ходу объяснять, что я действительно организатор, но из технической поддержки. И, в конце концов, я не понимаю, зачем ей так нужно за кулисы... Девушка резко остановилась (в ее глазах стояли слезы) и отчеканила: «Если бы ты был НАСТОЯЩИМ организатором, ты бы провел меня к Димочке Билану!!!» Стоит ли говорить, что я уехал домой, не дожидаясь, когда выступит «Мин нет»?

Считается, что ярый фанатизм бывает только в подростковом возрасте. Я раньше тоже так думал, а потом случайно пообщался с немолодыми поклонницами Николая Баскова. И это, должен я вам сказать, просто какой-то тихий ужас. Сидят такие здоровые взрослые тетки и обсуждают грани таланта «любимого Коленьки». У каждой наверняка муж, дети взрослые, а то и внуки, но нет: сидят в кружок, пьют чай с лимоном и восторгаются любимым кумиром, пришептывая заветные слова «светлый гений», «подлинное волшебство», «его голос вводит людей в состояние блаженства». Я уж не знаю, кто там чего и куда «вводит», но вообще-то это как-то нездорово.

Слава богу хоть свои лифчики они ему, вроде, не кидают, но охапки цветов приносят такие, что хоть в стога для коров складывай.

Михаил Дунаев