Женщина за тарелку супа

Помните знаменитую фразу «Кто девушку ужинает, тот ее и танцует»? Сказано жестко, грубо, зримо. Любая уважающая себя феминистка просто обязана плюнуть в рожу тому негодяю, который посмеет заявить хоть что-то подобное. Однако многие мужчины убеждены, что ключ к сердцу девушки лежит через желудок. Но только в том случае, если кормишь ее не на своей тесной кухне («Дорогая, эти пельмени я сварил для тебя сам!»), а в роскошном французском ресторане («Скажи, ты любишь устрицы или предпочитаешь фондю?»). Разумеется, платить по счетам - мужское дело.

В наши дни, когда женщины подчас зарабатывают не меньше, чем мужчины, такой трюк не всегда срабатывает. Многие мои друзья жаловались, что когда они знакомятся с девушками и назначают им свидание в ресторане, то часто возникают горячие споры: кто будет платить. Большая часть девушек свято чтит многовековые традиции романтических ухаживаний, они считают, что платить должен кавалер. Если же мужчина платит как-то неуверенно, то в их глазах он жадина и скупердяй. С другой стороны, встречаются и такие эмансипированные барышни, которые считают оскорблением попытку кавалера расплатиться за них в ресторане. Сначала они вырывают из рук официанта счет и судорожно считают, на какую сумму они наели. Потом, если их спутник все же настаивает на своей платежеспособности, начинается крик: «Ты что? Считаешь меня шлюхой? Ты меня не уважаешь!» Словом, кошмар. Выходит весьма сложная ситуация: не заплатишь за нее – могут счесть жадиной, заплатишь – накричат, что ты шовинист и не уважаешь женские права. Вот и гадай, как поступить в каждом конкретном случае. 

К счастью, все эти проблемы актуальны только для мегаполисов. В провинции нравы попроще. Феминистические теории там не в почете, так что девушка, которая платит за себя, придя в ресторан с молодым человеком – это нонсенс. Однако там бывают перекосы иного рода. Так что столичный житель, угостивший местную даму, может попасть в весьма неприятную ситуацию.

Пару лет назад довелось мне поехать в командировку в город Муром. Если кто не знает, это родина былинного Ильи Муромца, старинный городок во Владимирской области. Честно говоря, я ожидал встретить там мрак и запустение, характерное для многих российских райцентров. Но ошибся. Муром оказался довольно большим городом, который местная администрация сумела содержать в относительном порядке. Пока я ехал от вокзала на такси в гостиницу, заметил даже вывеску «Суши-бар». А это, знаете ли, довольно редкое в провинции явление, свидетельствующее о развитом вкусе местных жителей.

Я приехал в Муром на один день и еще с утра сумел уладить все свои рабочие дела. Однако обратный билет у меня был только на ночной поезд, поэтому оставалась уйма времени для прогулок по городу. Как прилежный турист я осмотрел все церкви города Мурома, посетил местный краеведческий музей и даже сходил полюбоваться на недавно установленный памятник Илье Муромцу, пугающе похожий на знаменитую скульптуру «Родина-мать зовет!». Наконец, проголодавшись, я решил зайти куда-нибудь пообедать.

Проходя мимо железнодорожного вокзала, я обратил внимание на кафе «Перекресток», на двери которого красовалась надпись «Бизнес-ланч – 50 рублей». Внутри оказалось довольно чисто, хотя и мрачно. Посетителей было мало, только в одном углу тихо обедало несколько железнодорожников. Я заказал себе сто граммов водки и бизнес-ланч, который оказался вкусным советским обедом: салат, суп, горячее и компот из сухофруктов.

Только я хотел опрокинуть стопку и закусить салатиком, как вдруг напротив меня за стол села какая-то девица. Она была примерно моего возраста, не очень красивая, волосы выжжены пергидролем, по виду не вполне трезвая. «Здесь свободно?» – спросила она. Повисла нелегкая пауза. Девушка неловко улыбалась, а я задумчиво вертел вилку в руках. Да уж, обед испорчен.

«А у моей сестры сегодня день рожденья. А меня, кстати, Люся зовут», – неожиданно сказала девица. Я выразил сдержанный восторг по этому поводу и предложил выпить за здоровье сестры. Люся охотно согласилась, но посетовала, что с утра ничего не ела. На свои командировочные я мог угостить хоть десять Люсь, поэтому я купил ей бизнес-ланч и заказал водки. Последнее действие, как потом оказалось, было ошибкой.

Выпив стопку, Люся захмелела и стала мне рассказывать про свою жизнь. Как оказалось, у нее есть муж и ребенок. Муж дни и ночи бухает с друзьями по подворотням, а ребенка растит бабушка. Сама же Люся работает на местном заводе радиотехники, но зарплату получает маленькую и нерегулярно. Я не сноб, но эти истории ввергли меня в уныние. Я, как мог, поддакивал и даже из вежливости задавал уточняющие вопросы, но на самом деле мечтал поскорее распрощаться с собеседницей и поехать в гостиницу.

Когда водка была допита, я уже начал раскланиваться, как вдруг Люся обняла меня и, дыша перегаром, прошептала мне на ухо заветные слова: «Скажи, ты меня хочешь?» Я подскочил, как ужаленный. Я был готов ко многому, но не к этому. Запинаясь, стал что-то плести про работу и скорый поезд, но это не помогло. «А я тебя хочу», – хлопая бездонными пьяноватыми глазами, сказала Люся, –  «И потом… Ты ведь меня угостил!»

Я застыл в изумлении. Так вот в чем дело! «Кто девушку ужинает, тот ее и танцует».  А я ведь даже в мыслях не имел ничего похожего. Просто услышал, что она голодна, и решил накормить. Без всякого подтекста…

Пришлось мне вести ее на улицу, искать такси, везти домой к мужу и сыну, ловить ее непонимающий обиженный взгляд. А потом ехать в гостиницу в самом скверном расположении духа. Я понимаю, что провинция живет по своим законам. Но когда жена и мать готова отдаться случайному незнакомцу просто потому, что он ее угостил бизнес-ланчем за 50 рублей. Как-то это неправильно что ли…

Через несколько часов я покинул тихий город Муром. В моем купе громко храпел сосед сверху, поэтому я некоторое время читал газету, а потом выключил свет и просто смотрел на проносящиеся за окном столбы. Выходит, прав был писатель Сент-Экзюпери. Мы всегда в ответе за тех, кого приручили… Тьфу ты черт! …Кого угостили.

Михаил Дунаев