Как смириться с донорскими клетками?

Донорские яйцеклетки и сперматозоиды – зачастую очень болезненная тема для бездетных пар. Многие чувствуют себя ущербными, когда понимают, что не способны зачать сами, впадают в депрессию, винят себя или партнера, ссорятся и даже расстаются. Психологи и врачи говорят, что этот тяжелый период принятия можно пройти с минимальными потерями, если вовремя обратиться за помощью к специалистам.

Доктор психологических наук, профессор, ректор Института перинатальной и репродуктивной психологии Галина Филиппова говорит, что преодолеть конфликты важно до процедуры, тогда потом они не будут преследовать семью в будущем. «На этапе решения о донорстве конфликты могут быть. Чаще всего это бывает потому, что один из членов пары, который должен воспользоваться донорским материалом, обвиняет другого в бесплодии. Или сам человек, у которого нет своего материала яйцеклетки или сперматозоида, считает себя ущербным, неполноценным. У него есть чувство обиды и вины, – объясняет Филиппова. – Такие проблемы, конечно, должны разрешаться до ЭКО, и лучше всего – с психологом».

По ее словам, труднее всего принять факт, что генетически своих детей сама пара не родит, но сделать это можно. Психолог поможет переоценить ситуацию, ведь это не тупик, а наоборот – новая возможность родить здорового ребенка.

Перинатальный психолог Елена Масленникова тоже советует еще до принятия важного решения обязательно проработать психологические аспекты, связанные с взаимным принятием друг друга, ценностью детей, беременностью, предстоящим родительством. «Конечно же, подсознательно и мужчина, и женщина, особенно в трудные периоды жизни, будут помнить о том, что они воспользовались донорскими материалами. Поэтому здесь важно, чтобы мотив рождения и заботы о детях превалировал над другими мотивами, например, социальным заказом со стороны родственников», – говорит Масленникова.

Как принять донорский материал – вопрос действительно тяжелый, соглашается врач акушер-гинеколог, репродуктолог клиники «Петровские ворота» Виктор Владимиров. В работе с парами ему приходится быть не только доктором, но и психологом. «В браке важно доверие. Принять донорство сложно, этот процесс можно сравнить с известием о тяжелой болезни. Пара проходит те же самые этапы – сначала отрицание, потом гнев, обида, депрессия. Но если люди решаются на откровенный разговор, вместе проще пройти через этот период, – рассказывает Владимиров. – А иногда люди боятся за реакцию партнера совершенно напрасно. У меня была пара, женщине 40 лет, мужчине 36. Нужно было донорство яйцеклеток. Пациентка мне говорила, что не знает, как поговорить об этом с мужем, он против, ему нужны только ее клетки. А потом выяснилось, что муж и сам готов был просить нас использовать чужие яйцеклетки тайно от нее, потому что боялся, что ей это будет слишком тяжело, и хотел уберечь ее чувства. Они оба думали об одном и том же, но боялись друг другу признаться. Нужно открыто разговаривать».

Доктор должен все подробно объяснить паре и помочь сделать выбор, рассказывает эмбриолог, врач-андролог, заведующий отделением ЭКО клиники «Петровские ворота» Тарас Ашитков: «Основная задача врача на приеме – понять, что человеку нужно, и подобрать схему, которая ему подойдет. Кого-то устроит 2-3% вероятности удачи со своими клетками, он готов двигаться долго этим путем, а для кого-то и 15% мало, и он с легкостью пойдет на донорский материал. Взаимодействие с пациентами – это психология. Наша задача – помочь им сделать выбор».

Еще один тонкий момент – решить, рассказывать ли потом ребенку о донорстве или нет. Пар решают этот вопрос по-разному. Галина Филиппова считает, что утаивать информацию неправильно, каждый человек имеет право знать правду о своем рождении.

«В жизни может быть много ситуаций, когда информация о генетическом родстве может быть важной. Например, по здоровью может быть критическая ситуация, связанная с генетикой, когда о наследственности будут спрашивать врачи. Иногда старшие родственники любят раскрывать ребенку правду втайне от родителей. В психологии есть такое понятие, как скелет в шкафу. Если его оставить, то рано или поздно он оттуда вывалится и, как всегда, в самый неподходящий момент. Тогда это будет драматично. Скелет в шкафу – это всегда плохо».

Лучше всего, если у малыша будет предварительная картина мира, предложенная родителями. И в первую очередь, это информация о том, что использование донорского материала – не ущербность для него, а как раз наоборот, обогащение, в него больше вложено, у него больше возможностей, ресурсов. Если ему так преподносится информация, то психологической травмы никогда не будет. Так же, как при усыновлении, многие люди знают, что они усыновлены, и проблем с этим нет, считают специалисты.

Медпортал рекомендует
Читайте также