Лечение в Москве

Вакцина против опухолей: мифы, реальность и будущее

Регулярно появляющиеся в СМИ сообщения о создании долгожданной профилактической вакцины, способной предотвратить появление раковых опухолей, всегда вызывают огромный интерес у населения и специалистов. Насколько их надежды оправданы, могут сказать только представители ведущих онкологических учреждений России, коллективы которых занимаются этой проблемой уже не одно десятилетие. Medportal.ru публикует интервью, которое дал «Медицинской газете» заместитель директора Российского онкологического научного центра им. Н.Н.Блохина РАМН по научной работе, директор НИИ экспериментальной диагностики и терапии опухолей, заслуженный деятель науки и техники РФ, профессор Анатолий Барышников.

— Анатолий Юрьевич, как вы оцениваете причину появления подобных сообщений?

— К сожалению, в последние годы возрос ажиотаж вокруг вопроса об антираковых вакцинах. Само их появление связано с ослаблением в годы перестройки контроля со стороны Фармкомитета и Минздрава России за использованием всевозможных новых методов лечения. Хотя в 2000 году министр здравоохранения Ю.Шевченко и издал приказ «О лекарственных средствах», где был четко регламентирован порядок изучения, испытания и клинического применения новых препаратов. Возможно из-за того, что положения указанного документа не были доведены до широкой аудитории, может быть, по иным причинам, но различные специалисты, чаще даже не врачи, а, скажем, ветеринары или лица, совсем далекие от медицины, решают заработать деньги на человеческом горе. Начинают заниматься «производством» противоопухолевых вакцин. Откройте любую страницу в «желтой» прессе и найдете одно-два объявления о «лечении рака» и т.п.

Мы не успеваем срывать подобные листки-призывы со стен онкоцентра. Больше того, был и у нас такой доктор, который якобы изобрел противораковую вакцину. После того как эту его деятельность запретили у нас, он уехал в США. Там сначала лечил своей вакциной собак, но после неудач и запрета вернулся назад. А мы еще долгое время получали оттуда письма возмущенных владельцев собак, что вакцина не помогла их питомцам, и они погибли.

 — Возможно ли создание противораковых вакцин в принципе?

— Этим во всем мире занимаются уже более 30 лет. Но тут необходимо провести деление вакцин на два типа. Первые, классические, которые используются для профилактики, к примеру, инфекционных заболеваний: гриппа, коклюша, дифтерии и т.д. Они изготовляются из ослабленных организмов, и годы их применения показали, что они имеют право на существование, предохраняя человека от инфекций. Противораковые же вакцины совершенно иного типа, они не для профилактики, а скорее для лечения опухоли. Создается иммунный ответ, который если и не вылечит, то, по крайней мере, предотвратит развитие метастазов, остаточной болезни. Ведь как бы тщательно ни удалили опухоль, всегда остаются клетки, из которых рак способен возродиться. Теоретически эти клетки можно убить с помощью иммуноответа. Противоопухолевая вакцина как раз и направлена на усиление иммунного ответа.

Разработкой таких вакцин против рака, как я сказал, занимаются уже давно, но наиболее сильный всплеск активности исследователей произошел после 1974 года, в рамках советско-американского соглашения. У нас лидером был лауреат Государственной премии СССР профессор Георгий Свет-Молдавский, который вместе с академиком АМН СССР Николаем Трапезниковым очень активно испытывал эти вакцины в клинике. В 1975 году была опубликована первая в мировой истории статья о создании вакцины против рака молочной железы. Но, как видим, прошло уже почти 30 лет, а воз и ныне там. За это время появилась лишь одна вакцина американского ученого Мертона, которую FDA разрешило к клиническому применению. Она создана на основе определенного штамма БЦЖ и используется в мировой практике при лечении рака мочевого пузыря. При инстилляции мочевого пузыря ослабленными бактериями развивается иммунный ответ и опухоль лечится. Но это единственный пример. Все другие работы крупнейших мировых центров в течение прошедших десятилетий оказались безуспешными. Поэтому просто смешно слышать, что какие-то маленькие частные компании объявляют, что они создали вакцину, особенно — для профилактики рака.

 — Если это возможно, когда же такую создадут?

— Именно для профилактики — лет через 10-20, а то и через 50. Ведь нужны огромные исследования, большие популяции людей из группы риска. Необходимо будет показать, что такая вакцина способна эффективно блокировать развитие опухоли. Сейчас же речь идет лишь о лечении больных с помощь вакцин. В этом плане существует три «излюбленные» онкологами локализации рака: кожи (меланома), почки и толстой кишки. Эти опухоли плохо лечатся другими методами, они доступны для наблюдения, а самое главное и страшное — они очень быстро метастазируют. В течение двух лет видно, что если появились метастазы, то неизбежен летальный исход, а если их нет, значит, человека вылечили.

— Значит, применение вакцин в таких нозологиях связано с быстрой оценкой эффективности?

— Да, и все онкоучреждения, разрабатывающие лечебные вакцины, в первую очередь проверяют их при подобных заболеваниях.

 — А чем занимаются сотрудники Российского онкоцентра РАМН им. Н.Н.Блохина и других российских медучреждений этого профиля?

 — Если раньше мы искали вирусы, которые вызывают опухоли у животных, и с их помощью пытались создать иммунный ответ для профилактики рака, то сейчас от этого отказались. Наши исследования показали: если из 10 подопытных мышей у 5 вследствие иммунного ответа опухоль рассасывается, то у других 5 она стимулируется. Страшно, что в 50% случаев, применяя вакцины, можно лишь усилить рост опухоли. По отношению к человеку такие методы недопустимы. А причину, те интимные механизмы, которые вызывают рост опухоли, установить не удавалось. Сегодня появились новые технологии, и вновь возрос интерес к созданию профилактических вакцин. С помощью генной инженерии создаем белок, который отличается от находящегося в организме и способен усилить противоопухолевый иммунный ответ.

И у нас в онкоцентре, и в других российских и зарубежных онкоучреждениях сейчас ведутся работы по нескольким перспективным направлениям. Первое — берут ген мини-антител и ген энтеротоксина А или В, соединяют и помещают в плазмиду, затем вводят в организм животного, и продуцируется белок. Последний своей малой частью моноклонального антитела способен соединиться с опухолью, а ген энтеротоксина может вызвать иммунный ответ и привлечь иммунокомпетентные клетки, которые убьют опухоль. Белок, связанный с опухолью, становится чужеродным, развивается иммунный ответ, который ведет к гибели опухоли. Такие эксперименты уже идут и у нас, и за рубежом, пока на животных. Но это очень перспективное направление, и можно ожидать, что действительно будут получены белки, отличные от существующих в организме. Кроме того, можно изменить белок, ввести его в опухоль, что повысит его антигенность и приведет к гибели раковых клеток.

Другой вид вакцины, над созданием которой сегодня работают исследователи, — дендритная. Сначала обнаружили дендритные клетки в виде отростков, способных захватывать различные микробы, опухолевые клетки, переваривать их до пептидов, а затем вместе с антигенами гистосовместимости приставляют к иммунным клеткам. Те, в свою очередь, начинают развивать иммунный ответ и это, в конечном счете, убивает опухоль. Таких клеток мало. Но появилась технология, позволяющая выращивать сотни миллионов этих клеток в пробирке, «обучать» их — показывать, что есть опухолевый антиген, и вводить больному. Уже есть хороший клинический эффект. Больные, которые, казалось бы, должны умереть в течение года, живут, и мы их вакцинируем постоянно, поскольку пока не знаем, когда нужно остановиться. Этот метод очень перспективен, и работа здесь продолжается.

Еще один тип генно-инженерной вакцины разработан академиком РАН Георгием Георгиевым, директором Института биологии гена РАН. Он и его ученики обнаружили новый ген, усиливающий иммунный ответ. Он вводится в опухолевые клетки, которые затем облучают и, в свою очередь, вводят больному подкожно или внутрикожно. Начинает работать «фабрика» по продуцированию белка, усиливающего местный иммунный ответ. Убиваются опухолевые клетки (даже те, в которых не было гена). Направление очень перспективное, подобные работы ведутся и за рубежом, но там используют другие гены.

— А вы лично верите в создание эффективных противораковых вакцин?

— Безусловно. С помощью современных методов генной инженерии, молекулярной биологии можно создать вакцину, способную показать организму наличие опухоли, которую необходимо распознать и убить. Это вполне реально. Но это будет лечебная, лекарственная вакцина. Для создания же профилактической вакцины, по моему мнению, пока в науке предпосылок нет. Путь предстоит долгий, поскольку даже при испытаниях на животных еще нет положительных результатов. Весь мир ищет, но… Кроме того, я хочу сказать, все, что публикуется в «желтой» прессе, — это реклама для привлечения пациентов. В случаях излечения нет четких доказательств, что у больного была опухоль, а не воспаление и т.п. Люди хотят заработать. И все, что исходит не из академических институтов, не из учреждений, подконтрольных Минздравсоцразвития России, — это шарлатанство.

«Медицинская газета» 3 сентября 2004 г

Лечение в Москве (92 клиники)
– отделение педиатрии
– дни работы
– круглосуточный приём
– многопрофильная клиника
– сеть клиник
– информация о клинике
Выбрать метро  

76266

пн-вс | 09:00 - 18:00

18567

29502

49426

151744

Выхино • Молодежная • Новогиреево • Севастопольская
пн-вс | 09:00 - 18:00
Медпортал рекомендует