Смерть господина де Мольера

17 февраля 1673 года закончилась история постоянных насмешек Жан-Батиста Мольера над медициной: исполнив главную роль в спектакле «Мнимый больной», он внезапно умер. Ни один врач не стал оказывать ему помощь.

Слава Мольера началась с роли смешного доктора. Мольер считал искусством только трагедию, хотя комедия давалась ему легче. 24 октября 1658 года мольеровской труппе выпал уникальный шанс играть перед самим королём. И Жан-Батист поставил на карту будущее своё и товарищей, выбрав трагедию «Никомед».

2 часа терзал он собравшуюся в Гвардейском зале Лувра публику. Когда раздались жидкие аплодисменты, Мольер понял, что сейчас всему конец, и смело предложил королю посмотреть небольшой фарс. «Вроде бы пустяк, но провинция почему-то очень смеялась». И король дал знак играть.

Вот как эту сцену описал Михаил Булгаков в своей биографии Мольера:
«... плавая в поту, за закрытым занавесом, в несколько минут рабочие и актеры переоборудовали сцену и выставили фарс „Влюбленный доктор“, сочиненный самим господином Мольером во время его бессонных ночей в скитаниях. Торжественные и гордые герои трагедии Корнеля ушли со сцены, и их сменили Горжибюс, Гро-Рене, Сганарель и другие персонажи фарса. Лишь только на сцену выбежал влюбленный врач, в котором, с большим трудом лишь, можно было узнать недавнего Никомеда, — в зале заулыбались. При первой его гримасе — засмеялись. После первой реплики — стали хохотать. А через несколько минут — хохот превратился в грохот. И видно было, как надменный человек в кресле [король] отвалился на спинку его и стал, всхлипывая, вытирать слезы...

В глазах у влюбленного врача вдруг посветлело. Он понял, что слышит что-то знакомое. Делая привычные паузы перед репликами, чтобы пропускать валы хохота, он понял, что слышит знаменитый, непередаваемый, говорящий о полном успехе комедии обвал в зале, который в труппе Мольера назывался „бру-га-га!“. Тут сладкий холодок почувствовал у себя в затылке великий комический актер. Он подумал: „Победа!“ — и подбавил фортелей ».

Мольер в роли Аргана в заключительной сцене пьесы «Мнимый больной» (сидит на кресле в середине).
Его окружают врачи, поющие славу медицине, сзади подбирается клистироносец.
Кресло, в котором сидел Мольер на последнем представлении «Мнимого больного», стоит под стеклом в театре «Комеди Франсез».

Изданный в Париже эстамп конца XVII века. Из фонда Национальной библиотеки Франции.

Королю так понравился «Влюбленный доктор», что странствующей труппе Мольера позволили остаться в Париже и выступать во дворце Малый Бурбон. Для успеха в столице нужен оригинальный репертуар. Мольер оказался на чудовищном конвейере. Нужно было писать, ставить и исполнять по две пьесы в год. Спектакли шли через день, а летом ежедневно. Выходных и отпусков не существовало. От переутомления Мольер часто хворал, но это ещё полбеды: хотя каждая новая пьеса нравилась ещё больше, множились и обиженные — те, кто узнал себя в комичных персонажах. «Смешные жеманницы» были запрещены на 2 недели, «Тартюф» за издевательство над священником — на 5 лет. Любимую публикой пьесу «Дон Жуан» автор сам снял с репертуара: оскорбленные дворяне вполне могли заколоть сочинителя. Он впал в депрессию и слёг.

Так как у Мольера водились деньги, пригласили самых именитых врачей, причём сразу несколько. Они попали в щекотливое положение — с психосоматическими заболеваниями трудно бороться большим коллективом. А пациент-драматург с профессиональным интересом наблюдал конфликтные ситуации, и порой намеренно создавал их.

Когда в 1661 году умирающего кардинала Мазарини осматривали четыре врача, они поставили 4 разных диагноза. То же самое вышло в случае с Мольером в 1665-м. Да медики и сейчас спорят, что у него было — лёгочный туберкулёз, пневмония или гнойный плеврит. Тогдашний выбор инструментов диагностики весьма скромен — пульс и анализ мочи. Трубок и фонендоскопов ещё не изобрели, до выстукивания пока не додумались, термометр знали только в Италии, и Роберт Бойль ещё не пришёл к идее анализа крови.

В терапии боролись две непримиримые школы — галеновские и химические доктора. Первые назначали экстракты из растений и органов животных. Вторые предпочитали минеральные соли и ртуть. Каждая школа требовала от пациента неукоснительно соблюдать именно свои правила. Посмотрев на эту грызню, Мольер понял, о ком надо писать комедии. Ведь парижане любили его за то, что он всегда кого-нибудь кусает. Человеку нравится, когда высмеивают его соседа. Врачи были удобной мишенью, менее опасной, чем другие сословия. Так появилась пьеса «Любовь-целительница». В ней действует целых 5 врачей, которые твердят, что лучше уж больному умереть, соблюдая назначения, чем выздороветь против правил.

Драматург отвёл душу, публика разделила его чувства, и в результате мольеровская труппа получила название Королевской. Но милость короля не вечна. В те времена высокопоставленные зрители сидели не в первом ряду, а прямо на сцене — в особых креслах. И зачастую рвались играть, чтобы вызывать восхищение, как Мольер. Король не мог похвастать актёрским даром, но танцевал недурно. Он полюбил балеты и сам исполнял некоторые партии — то Нептуна, то Аполлона.

К 1672 году Мольер почувствовал, что Людовик XIV теряет интерес к комедии. Нужен был ударный мюзикл, с песнями и танцами. Опять пошла в ход проверенная медицинская тема. Только теперь смешных врачей стало не пять, а целая толпа: в пьесе «Мнимый больной» на сцене танцевали 8 клистироносцев, 6 аптекарей, 22 доктора, 8 хирургов, и ещё двое хирургов пели.

Эволюция образа врача в пьесах Мольера, слева направо:
1) Влюблённый доктор из одноименного фарса. Один из персонажей итальянской комедии дель арте: богатый зануда, окончивший юридический либо медицинский факультет в Болонье/Падуе. Его маска происходит от чумных «клювов» средневековых врачей.
Цветная литография Мориса Санда, 1860.
2) Трое врачей тщетно пытаются поставить диагноз Люсинде в пьесе «Любовь-целительница», а аптекарь уже наготове с клистирным шприцом.
Гравюра Губерта Схоуте, около 1760.
3) Врач и аптекарь с клистирным шприцом у постели Аргана в пьесе «Мнимый больной». Художник Оноре Домье, 1857.

Сам автор выступил в главной роли Аргана, которому всё время кажется, что он чем-то болен. Он слишком доверяет лекарям и за сына одного из них собирается насильно выдать замуж свою дочь, чтобы в семье был врач. Но по совету умных людей Арган притворяется мёртвым, чтобы проверить чувства окружающих, и узнаёт массу интересного.

Король не пожелал видеть врачебный балет, его больше занимала война с Голландией. «Мнимый больной» шёл не во дворце, а в театре «Пале-Рояль», однако при аншлаге. В конце четвёртого представления Мольер почувствовал острую боль в сердце. Он громко застонал и рухнул в кресло. Публика сочла, что это новый трюк — ведь Арган только притворяется — и хохотала ещё громче.

Мольер из последних сил доиграл до конца. Отсидевшись в гримёрке, он спросил помощника, смотревшего спектакль из зала, как смеялись зрители, было ли «бру-га-га». Это волновало его, когда кашель разрывал лёгкие, а рот наполнился кровью. Послали за врачами — они не пришли. Дома имелись кое-какие лекарства, выписанные ранее, но Мольер боялся всего, что надо принимать внутрь, и попросил взамен кусочек пармезана. То были его последние слова.

Михаил Шифрин

Медпортал рекомендует