Футбольный матч «Спартак» – «Зенит» открыла социальная акция в поддержку переживших инсульт

1 декабря 2017 года, 12:39

Первый удар по мячу на глазах у более чем 40 000 зрителей нанес молодой болельщик «Спартака» Петр Буравцев, перенесший тяжелый инсульт. Спустя три года сложнейшей реабилитации он смог самостоятельно подняться с инвалидной коляски и сделать несколько шагов в центре поля стадиона «Открытие Арена». Его счастливую улыбку увидели миллионы наблюдавших трансляцию матча россиян.

До болезни Петя учился в МГУ и играл в футбол за геологический факультет, был на позиции защитника. Сейчас, к единственному удару по мячу Петя готовился с сентября месяца, когда ему предложили участвовать в этом проекте, рассказала его мама Татьяна. По ее словам, мяч оказался у Пети под левой, парализованной ногой, которую он еще не чувствует и плохо контролирует. Но он смог собраться и пробить по мячу. Стадион приветствовал парня аплодисментами, многие не могли сдержать слез. Главный тренер «Спартака» Массимо Каррера приложил ладонь ко лбу и поцеловал героя вечера. А спартаковцы подарили своему преданному болельщику футболку команды с его фамилией и футбольный мяч.

Инсульт в России занимает второе место в структуре смертности — эта болезнь ежегодно уносит более 450 тысяч наших соотечественников. Каждые полторы минуты в России регистрируется новый случай инсульта.Среди его последствий – повреждение двигательных функций, нарушения речи. Нередко врачи сталкиваются с когнитивными нарушениями, когда у пациента ухудшается память, нарушается процесс анализа информации, снижается способность концентрироваться и делать умозаключения. Около 35% пациентов погибают, а те, кому удается выжить, чаще всего становятся инвалидами. Многие теряют надежду и опускают руки.

Эксперты с сожалением констатируют: инсульт «молодеет». У Пети приступ случился в 23 года.По словам его лечащего врача, руководителя Центра восстановительной медицины Клинической больницы МЕДСИ, д.м.н. Елизаветы Коневой, молодому человеку пришлось столкнуться с самой сложной формой заболевания – геморрагическим инсультом, при котором происходит прорыв крови из сосуда в ткани головного мозга. «Петя был практически обездвижен. Но у него сильный характер и он очень хочет жить», –  рассказала врач.

По словам Татьяны Буравцевой, на трудном пути восстановления после инсульта людям очень не хватает информации – куда обращаться за помощью и с чего начинать реабилитацию.«Хорошо, что сейчас есть сайт Nevrohelp.info, где все подробно написано про инсульт, а тогда… Я благодарна фонду по борьбе с инсультом «ОРБИ», фонду «Православие и мир» и врачам, которые были с нами на протяжении этих трех лет. Самое опасное в нашей ситуации – это впасть в отчаяние. Пока есть силы и возможности, нужно бороться. Когда мы с Петей узнали об этом потрясающем проекте, мы сразу поняли, что это возможность донести до других людей, которые оказались в нашей ситуации, что после тяжелейшего инсульта можно встать и снова научиться ходить», – рассказала Татьяна.

Организаторы этого необычного «спортивного» мероприятия уверены, что успех одного человека может вдохновить тысячи других на настоящие подвиги. И таким образом постинсультная реабилитация в России выйдет на новый уровень.  Из-за того, что люди не знают о современных возможностях восстановления после инсульта, человек может на всю жизнь остаться прикованным к кровати или инвалидной коляске, говорят в фонде «Орби». В то же время при должном подходе восстановление после инсульта возможно. Помочь больному может целая команда врачей, состоящая из неврологов, нейрохирургов, ортопедов, логопедов, психиатров, психологов, ревматологов. Снизить риск деменции и развития повторного инсульта позволяет сопровождающая процесс реабилитации специализированная медикаментозная терапия. Поэтому так важно изменить отношение общества к этому заболеванию.

Поделиться
Для предупреждения осложнений необходимо действовать быстро
Риск смерти от рака предстательной железы увеличивается в девять раз
Лечиться бесплатно можно в любом конце страны, главное – взять в поездку оригинал полиса ОМС
Антропологи объяснили поведение операционных бригад