Экспертов стали слушать

Профессор Павел Воробьев. Фото с сайта newsyour.ru
11 июля 2012 года, 16:40
Комментировать

В дополнение к статье "Безвозмездность, добровольность и безопасность" МедНовости публикуют комментарий эксперта

Не очень согласен я с оценками проф. Е.Жибурта нового закона «О донорстве крови и ее компонентов». Закон этот мало обсуждался, но сказать, что он не обсуждался вообще – не верно. Получилось как-то кулуарно. Закон долго висел на сайте Минздравсоцразвития, никто его не комментировал, все ждали развития событий. А события стали развиваться достаточно быстро: закон внезапно был внесен и почти сразу рассмотрен в первом чтении. Я разговаривал со многими сведущими в Службе крови людьми – все выражали крайнюю степень пессимизма относительно внесения в закон каких-либо правок. Глядя, как пробивали через Думу предыдущие законы по здравоохранению, люди просто боялись связываться. Тем не менее…

Мне довелось поработать над этим законопроектом как эксперту в организованной после 1-го чтения рабочей группе, в которую, кстати, входил и Е.Жибурт, и с удовлетворением смею заметить – закон стал существенно лучше.

А ведь законопроект вначале содержал очень много новелл, меняющих по сути «пейзаж» в Службе крови: законодательно появлялось платное донорство (что противоречит мировым представлениям об этой службе), разрешалась торговля кровью, возникла некая сомнительная передача заграничным организациям крови безвозмездно, но не для гуманитарных нужд. Многие эти положения в новом варианте или исчезли или существенно доработаны, введены требования по регулированию. Так, например, порядок платного донорства будет определять Правительство страны: оно, безусловно должно существовать для носителей редких групп крови, доноров с определенными антителами и т.д.

Появилась в законе новелла аутодонорства – когда кровь заготавливают перед операцией для больного, а во время операции возвращают. Однако, по сути, эта новелла осталась не раскрытой: такие процедуры заготовки у больного делаются не станциями переливания, а прямо в кабинетах переливания крови в самих стационарах и они не относятся к предмету лицензирования «заготовка и хранение крови». Тут собака и зарыта - в лицензии: больницы не имеют лицензии на заготовку, следовательно такая манипуляция должна входить в условия лицензирования по трансфузиологии, которые получают больницы. А в законе этого нет, что оставляет чиновникам «свободу маневра» и злоупотреблений.

Самое главное изменение при рассмотрении в Госдуме касается финансовой дискриминации, заложенной поначалу в законопроекте. Предполагалось, что применение крови у больных, получающих медицинскую помощь в рамках обязательного медицинского страхования в одних случаях не будет оплачиваться (если больной в государственной клинике) а в других – будет (если он, к примеру, в академической больнице или в железнодорожной больнице, не говоря уже о частной клинике). Ситуация в полной мере отражает все сложности нашей социалистически-капиталистической системы здравоохранения и финансирования: кровь заготавливается за счет финансирования из бюджета. Чем больше заготовишь, тем больше финансирование. Но если заготовили за счет бюджета, то как отдать безвозмездно в организацию, получающую средства из другого бюджета? Называется это «межбюджетные отношения». А как в частную организацию отдать – бюджет-то государев? Тем не менее, в законе появилась позиция, что при оказании медицинской помощи в рамках программы госгарантий кровь будет передаваться безвозмездно во все больницы без различия их по показателю собственности. Как – порядок придется определять, но необходимость этого уже заложена.

Мне представляется, что закон, конечно, не полон: он содержит лишь часть, касающуюся заготовки крови и практически ничего не содержит относительно ее применения. А ведь тут тоже множество подводных камней и проблем: например есть люди – Свидетели Иеговы – которые отказываются от переливания компонентов крови даже в случае жизненной необходимости. Но, где предел принятия решения врачами без согласия пациента провести гемотрансфузию? Ведь некоторые пациенты-фанатики, выздоровев, кончают из-за сделанного переливания крови с собой. Врач не может об этом не задумываться, и по закону – строго говоря – можно в такой ситуации обсуждать тему доведения до самоубийства. Или верующие родители, принимающие решение за своих детей в отказе от переливания. Такие проблемы не решить инструкцией Минздрава.

Не рассматриваются в законе и расширения объемов по обследованию крови на вирусные заболевания (только гепатит и ВИЧ-инфекция), в мире уже гораздо больше вирусов определяют, чем у нас. Не установлена законодательно норма прослеживаемости в службе крови: если реципиент заболел гепатитом (или не дай бог – ВИЧ-инфекцией, впрочем, в России таких случаев вроде не было), то должна быть гарантирована возможность выявить доноров, от которых он получил гемотрансфузию и еще раз прицельно их обследовать. На самом деле – обеспечение безопасности гемотрансфузии сейчас наиболее важное направление развития Службы крови.

Вообще не ясно, почему надо разрывать неразрывные вещи: в законодательстве о лекарствах есть все, но нет ни слова про применение лекарств. Так и с кровью: забор и хранение есть, применения нет. Какое-то странное разорванное мышление у творцов законов в Минздраве. Надо это исправлять. Ибо все законодательство в здравоохранении фрагментарно, не связано между собой и на самом деле только запутывает ситуацию.

Надеюсь, Комитет Госдумы сможет внести дополнительные поправки и изменения в закон, если того потребует экспертное сообщество. Все говорит за то, что экспертов стали слушать.

Профессор Павел Воробьев

МедНовости приглашают к обсуждению нового закона "О донорстве крови и ее компонентов" всех специалистов и лиц, принимающих решения. Комментарии для публикации в виде экспертного мнения можно направлять по адресу comment@medportal.ru.

Поделиться

Комментарии (1)

Код подтверждения:

Уважаемые читатели!
Ссылки на сторонние ресурсы, нецензурные, бессодержательные, пропагандистские и антинаучные высказывания удаляются без предупреждения. Максимальная длина комментария — 1000 символов.

  • 17.07.2012 11:01

    Станислав

    А почему, собственно, закон называется «О донорстве крови и ее компонентов», а не «О донорстве крови и ее компонентов, а также использования кровезаменителей»? В ряде случаев заменители эффективней крови и её препаратов, а также дешевле. А об этом речи вообще не идёт. Такое ощущение, что существует "кровянное" лобби, которое на кровеперерабатывающей промышленности сидит и конкурирующие технологии во возможности гнобит (а денежки из бюджета капают!).

«МедНовости» снова рассказывают, чем закончились некоторые истории, опубликованные ранее
Банк Турции решил не переделывать пятилировые купюры
Опасный микроорганизм не погибает даже под действием колистина
Устройство размером со спичку поможет героиновым наркоманам войти в ремиссию
Степень трудоголизма участников исследования оценивали по специальной шкале
На людях пока новую методику испытывать не будут