Паллиативная помощь: что нужно делать прямо сейчас

© Vaprotan
1 октября 2013 года, 12:34
Комментировать

Несмотря на то, что Минздрав уже утвердил документы, регламентирующие оказание паллиативной помощи (медицинская и социальная помощь, целью которого является улучшение качества жизни больных с угрожающим жизни заболеванием), специалисты продолжают спорить о путях развития этого направления медицины и ожидают от министерства совершенствования нормативной базы. МедНовости узнали у российских и иностранных специалистов, что в паллиативной помощи за последнее время изменилось к лучшему, какие имеются проблемы и как от них избавиться.

 

Диана Невзорова, главный врач Первого московского хосписа, главный специалист Департамента здравоохранения Москвы по паллиативной помощи:

«Двадцать лет назад в отдельных городах России начали появляться хосписы. В первое время они были единственными учреждениями, которые оказывали паллиативную помощь, и они до сих пор продожают ее оказывать. В 2012 году в связи с принятием Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан» паллиативная помощь стала отдельным видом медицинской помощи. То есть на этот вид медицинской помощи обратили внимание, она включена в Программу госгарантий (Программу государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов. — прим. ред.). Кемерово, Самара, Москва разрабатывают образовательные программы. Это, конечно, капля в море, но это шаг вперед.

Однако есть и сложности. В конце прошлого года Министерство здравоохранения издало «Порядок оказания паллиативной помощи взрослому населению». Документ был, на мой взгляд, сделан слишком скелетно. Приказ не определил, как жить в новых условиях, и начались сложности в регионах: как делать, что делать. Потом Министерство здравоохранения попросило регионы отчитаться о том, как оказывается паллиативная помощь. Единственные учреждения, которые в регионах всегда оказывали этот вид помощи — хосписы. Но именно хосписы не прописаны в «Порядке оказания паллиативной помощи». И отчеты регионы дать не могли, потому что получается, что паллиативная помощь не оказывается, так как хосписы не включены в «Порядок».

Сейчас в первую очередь необходимо сделать дополнения к «Порядку оказания паллиативной помощи взрослому населению», чтобы определить место хосписов, более детально прописать этапы развития паллиативной помощи, сделать экономическое обоснование этого вида медицинской помощи, маршрутизацию больных и преемственность между медицинскими учреждениями. Это первое, что должно быть, и самое важное, потому что регионы уже пишут программы развития паллиативной помощи на своих территориях, планируют создание «коек» и оказание помощи. Все недопонимания и недоработки нужно как можно скорее устранить».

 

Георгий Новиков, профессор, председатель правления Российской ассоциации паллиативной медицины, заведующий кафедрой паллиативной медицины Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И.Евдокимова:

«Все начиналось с кабинетов противоболевой терапии, хосписов, отделений паллиативной помощи, патронажных бригад. К настоящему моменту у нас есть законодательно закрепленное понятие паллиативной медицинской помощи. Каждый год вовлеченных в процесс специалистов становится больше. С 1999 года мы подготовили почти 1500 врачей, работающих сейчас в том числе в хосписах. При этом меня настораживает отсутствие ощущения единой команды. Мы друг друга не слышим. Есть абсолютно никому не нужная конкуренция, какая-то борьба. Ставится вопрос: какая организационная форма лучше: хоспис или центр паллиативной медицинской помощи? Это абсолютно не проблема сегодняшнего дня. Надо понять, что мы в одной лодке, мы единая команда. Вода камень точит, и это произойдет, я в этом уверен. Есть такое понятие, как положительная сторона отрицательной эмоции. Если человек не удовлетворен, он будет что-то делать, чтобы исправить положение. А если будет тишь, гладь и божья благодать, не будет развития. Поэтому обмен мнениями не должен быть подавлен. Наоборот, это постоянно должно присутствовать. Но объединившись, нам будет значительно проще обмениваться опытом, работать и двигаться в этом направлении.

Основных задач сейчас несколько. Надо привести в соответствие с нормативными документами все структурные подразделения, оказывающие паллиативную медицинскую помощь. Если что-то сейчас, по мнению коллег, нужно изменить в документах, надо это сделать. Также необходимо заниматься подготовкой кадров, открывать кафедры и курсы во всех вузах нашей страны, заниматься продвижением образования среди медицинских сестер, возродить утраченные после революции традиции благотворительности и волонтерства».

 

Ольга Осетрова, главный врач автономной некоммерческой организации «Самарский хоспис»:

«Хоспису Самарской области на днях исполнилось 15 лет, и для нашей области появление хосписа было знаковым событием. Но несмотря на то, что в России сейчас работают уже десятки хосписов и отделений паллиативной помощи, в целом паллиативная помощь находится в зачаточном состоянии.

Самое важное сейчас то, что хосписы существуют фактически без нормативного документа, регламентирующего их деятельность. Все хосписы хотели бы, чтобы наши учреждения были включены в «Порядок оказания паллиативной помощи взрослому населению». Только такое устройство паллиативной помощи сделает ее действительно цельной и гармоничной. Вот одна проблема. Вторая проблема состоит в том, что обезболивание в России, по крайней мере, в регионах, недоступно большинству страдающих от хронической боли людей. И у нас в Самарской области не самая худшая ситуация, но тем не менее не все наши пациенты могут получить адекватное обезболивание в соответствии со всеми рекомендациям ВОЗ.

Однако есть и достижения. Наш хоспис — один из немногих работающих в тесном методическом взаимодействии с онкоцентром. Совместно мы разработали анкету оценки качества противоболевой терапии. В течение трех лет ежемесячно собираем статистику, сколько и каких обезболивающих препаратов получают инкурабельные (неизлечимо больные. — прим. ред.) пациенты в разных учреждениях. Такая работа подготовила базу для рывка вперед. Мы точно знаем, где у нас слабые места, и благодаря этому можем понять, какие решения необходимы. Но к сожалению, эти решения принимаем не мы.

На мой взгляд, главная задача сейчас — доработать нормативные документы так, чтобы они не «задушили» никого из тех, кто эффективно работает, и позволили создать действительно хорошую систему для хорошей помощи, оставив хосписную помощь хосписам».

 Наталья Савва, заместитель директора Благотворительного фонда развития паллиативной помощи детям, врач-специалист паллиативной медицины:

«Определенные шаги в развитии системы педиатрической паллиативной помощи в стране сделаны. Например, в списке первоочередных мероприятий по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 гг. зафиксировано «развитие служб паллиативной помощи детям независимо от формы собственности». В регионах открыто около 30 сервисов, оказывающих паллиативную помощь детям в стационаре и на дому. Но на практике существуют проблемы организационного и правового характера. Необходимо совершенствовать нормативную базу для обеспечения доступного обезболивания и паллиативной помощи в целом, совместного пребывания в стационаре и реанимации ребенка и родителя. Мы ратуем за внедрение базовых государственных гарантий и финансирования в области оказания паллиативной помощи детям.

Всем, кто погружен в тему паллиативной помощи, необходимо вести диалог с властью и между собой, чтобы добиться выстроенной государственной политики в формировании национальной системы паллиативной помощи. Нужна государственная стратегия и четкий план ее реализации, основанный на оценке потребности и анализе возможностей врегионах.Важно создать и внедрить регистры паллиативной помощи детям и порядок перевода ребенка под паллиативное наблюдение. Cтратегия должна включать четкий план внедрения базовой и последипломной подготовки персонала в области паллиативной помощи».

 

Роберт Твайкросс, врач паллиативной помощи, международный эксперт в области паллиативной помощи:

«Я был одним из пионеров паллиативной помощи в Великобритании. А в Россию паллиативная помощь пришла усилиями журналиста Виктора Зорзы. Он приехал в Советский Союз в 1988 году. К этому моменту прошло 11 лет со дня смерти его дочери Джейн. Она умерла от рака. Я оказывал ей паллиативную помощь в моем хосписе в Оксфорде. После смерти Джейн Виктор стал одним из лидеров продвижения паллиативной помощи в мире. Когда Виктор приехал в Россию, он обнаружил, что паллиативная помощь здесь отсутствует, а потребность в ней огромна. И у него появилась мечта создать здесь хоспис, подобный оксфордскому.Он пытался сделать это в Москве, но встретил слишком много препятствий. Тогда он направил свои усилия на создание хосписа в Санкт-Петербурге и нашел поддержку в лице Анатолия Собчака. В итоге в ноябре 1990 года мы открыли хоспис на базе городской больницы №11. Тогда Виктор снова начал работать над созданием хосписа в Москве. Несколько раз он подходил вплотную к тому, чтобы хоспис появился, и потом все срывалось. Снова пытался и снова натыкался на препятствия. Виктор умер в 1996 году, и через несколько месяцев после его смерти был основал Первый московский хоспис. Мне совершенно очевидно, что все идеи Виктора нашли воплощение в работе этого учреждения.

Что надо делать сейчас? Работать над нормативной базой. Есть масса обстоятельств, препятствующих оказанию паллиативной помощи: сложности с выписыванием наркотических препаратов, недостаток знаний в области обезболивания у врачей. Специалистам в области паллиативной помощи предстоит большая работа, которая должна быть проделана в сотрудничестве с чиновниками. И все участники процесса должны быть нацелены на то, чтобы сделать паллиативную помощь доступной для людей».

Поделиться

Комментарии (6)

Код подтверждения:

Уважаемые читатели!
Ссылки на сторонние ресурсы, нецензурные, бессодержательные, пропагандистские и антинаучные высказывания удаляются без предупреждения. Максимальная длина комментария — 1000 символов.

  • 03.10.2013 14:56

    m

    a chto eto takoe+

  • 06.10.2013 22:03

    Никита

    Такую простыню написали и ни слова о том, что же такое эта палиативная помощь. Сразу вспомнилась статья про «Корчеватель: алгоритм типичной унификации
    точек доступа и избыточности».

  • 07.10.2013 19:33

    Ranma

    Объясняю: Паллиативная помощь - это то, что вам нужно делать прямо сейчас. А то будет поздно. Бегите и делайте. И не спрашивайте "а что это такое". Спрашивать любой дурак может. А вы просто пойдите и сделайте паллиативную помощь

  • 13.10.2013 16:49

    Евгения

    Паллиатив- это обеспечение максимально комфортного ухода из жизни.
    Определения варьируются, обычно, 6-12 месяцев до предполагаемой гибели пациента.
    Обычно, рак.

    Схема у нас такая:
    морфин базальный (MS Contin) + фентанил/гидроморфон для прорывной боли.
    Двигаем дозу по кол-ву эпизодов прорывной боли в день, удобно пересчитывать в морфиевом эквиваленте, коэфф-ты известны.
    Опиоиды можно использовать любые, дешевле-лучче.

    +/- антихолинергические препараты/трициклические антидепрессанты/мыш релаксанты в нагрузку.
    +/- полоскалки для рта антихолинергические, чтобы не текло
    +/- все, что захочет врач/пациент/семья

    Дневная доза опиоидов в пересчете на морфий может, к сожалению, достигать громадных размеров из-за физиол адаптации. Я вижу дозы в 400, 500, 600 и выше мг/день в пересчете на пероральный морфий, а пациенты не только не умирают от остановки дыхания, но постоянно жалуются на боль (breakthrough pain)

  • 25.12.2013 01:08

    Елена

    Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет паллиативную помощь как подход, целью которого является улучшение качества жизни больных и их семей, оказавшихся перед лицом смертельного заболевания. Эта цель достигается путем предупреждения и облегчения страданий, благодаря раннему выявлению, тщательной оценке и купированию боли и других тягостных физических симптомов, а также оказанию психосоциальной и духовной поддержки [10 - 12].
    На основе имеющихся определений в Федеральном законе и ГПРЗ в Российской Федерации до 2020 г. [1, 2], а также принимая во внимание опыт развития ПМП в нашей стране и имеющиеся возможности, следует, что паллиативная медицинская помощь – это комплекс мероприятий, направленных на облегчение страдания и улучшение качества жизни неизлечимых больных с прогрессирующими , как правило, приводящими к преждевременной смерти, заболеваниями или состояниями на стадии, когда исчерпаны возможности специального/радикального лечения. ПМП оказывается пациентам, страдаю

  • 06.06.2014 03:02

    Ирина

    Паллиативная помощь это когда лечить вас перестали, т.к.ничего не помогло и шансов выжить нет и всем понятно, что в ближайшее время вы умрете, но боль вы испытываете и ее нужно как-то снимать. Вот это снятие боли - паллиативная помощь.

«МедНовости» снова рассказывают, чем закончились некоторые истории, опубликованные ранее
Банк Турции решил не переделывать пятилировые купюры
Опасный микроорганизм не погибает даже под действием колистина
Устройство размером со спичку поможет героиновым наркоманам войти в ремиссию
Степень трудоголизма участников исследования оценивали по специальной шкале
На людях пока новую методику испытывать не будут