Австралийский хирург спас жизнь двухлетней девочки с помощью шарика для пинг-понга

Шарик для пинг-понга. Фото с сайта pingpongballs.info
24 сентября 2008 года, 17:38
Комментировать

Австралийский хирург использовал шарик для пинг-понга в ходе осложнившейся операции по пересадке печени двухлетней девочке. Это позволило успешно закончить вмешательство и сохранить ребенку жизнь.

Рентгенограмма Макензи после операции. Хорошо виден шарик - темная круглая тень под ребрами. Фото с сайта www.news.com.au

Макензи Аргэт (Mackenzie Argaet) из Канберры родилась с редким (один случай на 10-12 тысяч новорожденных) пороком развития – атрезией желчных путей. При этом состоянии желчные протоки печени не соединяются с двенадцатиперстной кишкой, а заканчиваются слепо, что приводит к застою желчи и, как следствие, печеночной недостаточности. В результате этого девочке понадобилась пересадка печени.

Когда хирург Альберт Шан (Albert Shun) из Детской больницы в Вестмиде поместил фрагмент печени взрослого донора в брюшную полость девочки, оказалось, что трансплантат чересчур велик и пережимает крупные кровеносные сосуды. Тогда хирург, ранее слышавший о применении за рубежом шариков для пинг-понга при операциях, решил использовать их в трансплантологии. Он отгородил шариком новую печень от сосудов девочки, восстановив нормальный кровоток.

По словам Шана, со временем шарик обрастет печеночной тканью, удалять его необходимости нет. Восстановительный период после операции прошел без осложнений, к настоящему времени Макензи полностью выздоровела. Вдохновленные успехом, Шан и его коллеги успешно использовали шарики для пинг-понга еще в нескольких операциях.

Поделиться
Ученые выяснили, что легкие важны не только для дыхания, но и для кроветворения
Новое исследование показывает, что "остаточное сведение" после секса продолжается 48 часов
«Наиболее тяжелые страдания, связанные с туберкулезом, приходятся на долю беднейших людей в мире»
Когда иммуноонкология станет доступна российским пациентам.
При этом у спортсменов, которые сталкиваются с ней чаще всего, риск меньше
Российская медицина находится на переднем крае борьбы с туберкулезом