«Просто Минздрав старается не давать популистских обещаний»

Фото: Shutterstock.com
30 мая 2016 года, 14:30
Комментировать

Российская система лекарственного обеспечения нуждается в реформировании – несовершенство действующей модели признает уже и сам Минздрав. Какими должны быть эти реформы, почему регионы не стремятся проводить у себя «пилотные» проекты по лекарственному возмещению, и зачем нужен «бюджетный разворот», обсуждали участники прошедшего в Москве III Всероссийского конгресса «Право на лекарство».

Кошельки пустеют, цены растут

В России сегодня большинство амбулаторных пациентов должны покупать лекарства за свой счет, но чаще всего не покупают и не лечатся. В итоге, как сообщил организатор форума, президент Лиги пациентов Александр Саверский со ссылкой на данные Счетной палаты РФ, сегодня в России потребление лекарств на душу населения в 5 раз меньше, чем в США. При этом, 74% всех расходов несет население. «И надо понимать, что это те, кто смог купить лекарство. Тот, кто не купил  – в статистику не попадает», - уточнил он. По данным заместителя генедиректора компании STADA CIS Ивана Глушкова, число неспособных купить себе необходимые лекарства россиян будет только расти: индекс потребления в стране упал на 10%, впервые за последние 45 лет.

Кроме того, по словам директора Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Ларисы Попович, отечественные препараты, на которые так рассчитывали, говоря об импортозамещении, во всех ценовых сегментах дорожают быстрее, чем импортные. Между тем, эффективность  лекарственного обеспечения граждан  очень высока, считает эксперт: каждый вложенный в это рубль дает экономическую выгоду в 7 рублей. «Это серьезнейший ресурс для экономики и самой системы здравоохранения», - заявила Попович.

Фото: Александр Саверский/YouTube.com

Однако по-настоящему этот ресурс так и не заработал. Главными проблемами лекарственного обеспечения, которыене позволяют эффективно расходовать и без того скромный бюджет здравоохранения, Саверский назвал недоступность лекарств из-за их высокой цены, вымывание дешевого ассортимента, большое количество препаратов с недоказанной эффективностью на российском лекарственном рынке, а также монетизация льгот и привязка льготного лекарственного обеспечения к статусу инвалида. По его данным, около 2 млн граждан получили этот статус ради бесплатных лекарств, а 76% льготников отказываются от соцпакета в пользу денег.

Минздрав против «шведского стола»

Несовершенство действующей модели признает уже и сам Минздрав. Еще три года назад ведомство утвердило «Стратегию лекарственного обеспечения населения России до 2025 года» – глобальный документ, определяющий политику государства в отношении производства, контроля, продажи и применения лекарств.  В числе прочего, были предложены и альтернативы госзакупкам: лекарственное страхование, соплатежи и частичная компенсация затрат за купленные по рецепту врача лекарства.

Министерство здравоохранения работает над моделями лекарственного возмещения, сообщила на Конгрессе директор Департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий ведомства Елена Максимкина. «Просто Минздрав старается не давать популистских обещаний, а сначала все просчитать и взвесить все возможности», - объяснила она. Чиновница подчеркнула,  что министерство не поддерживает «философию шведского стола», когда пациенту бесконтрольно выписывают все, что он «сам себе прописал» - пилотные проектыпросчитываются только по возмещению стоимости лекарств из перечня ЖНВЛП.

Читайте еще:

Продолжается общественное обсуждение проекта долгосрочной Стратегии развития здравоохранения, представленной Минздравом в декабре 2014 года. Одна из основных задач документа – повышение доступности лекарств.

Кроме того, на полное возмещение затрат смогут рассчитывать только льготники (те, кто получает бесплатные лекарства и сейчас). «Соплатеж надо будет дифференцировать в зависимости от степени нуждаемости, но он должен быть, чтобы пациент задумывался о том, что мы боремся за каждую копейку, – объяснила Максимкина. – Ведь всем известно, сколько выбрасывается препаратов, полученных бесплатно».

Рассматривается и более жесткая пилотная модель, при которой оплачивается только покупка пациентами отечественных препаратов. И если пациент с этим не согласен, то приобретает импортный препарат за свой счет. Еще одна модель, которую планируется опробовать в нескольких регионах, касается риск-шеринга, при котором государство будет оплачивать фармкомпаниям дорогие инновационные препараты только в том случае, если они дадут результат.

Фото: Александр Саверский/YouTube.com

Бюджетный разворот

Между тем, как призналась Максимкина, Минздрав не может никого заставить проводить подготовленные ведомством пилоты потому, что они должны быть подкреплены финансово. Однако, по ее словам, есть резерв, полученный в результате сокращения стационарной помощи, и теперь надо как-то перевести его на счет амбулаторной. «Это уже делается фондами ОМС – у  них есть амбулаторные тарифы и мы хотим с этим поработать», – рассказала Максимкина.

«Это просто прекрасная новость, - отреагировал Саверский.–Надо научиться это считать,и разворачивать деньги ФФОМС, ФСС и ПФР навстречу средствам регионов». Он напомнил, что Лига пациентов выступила с инициативой бюджетного разворотав здравоохранении. Суть предложениязаключается в том, чтобы регионы при финансировании амбулаторных лекарств могли  использовать полученный экономический эффект и перенаправлять сэкономленные средства на увеличение закупок лекарств. В итоге это позволит обеспечить бесплатными лекарствами всех находящихся на амбулаторном лечении пациентов, уверен эксперт.

О необходимости ввести в тарифы ОМС на амбулаторную помощь стоимость лекарственных препаратов в Лиге пациентов говорят уже не первый год. Не считая, собственно, улучшения здоровья людей и сохранения их жизни, это даст прямой экономический эффект – за счет сокращения расходов на скоропомощное и стационарное лечение, «больничные листы» и инвалидность. «Это надо было сделать 50 лет назад, а не строить стационары, - считает Саверский. – Сейчас у нас какая-то вывернутая система. И задача «пилотов» – научиться считать экономический эффект и перенаправлять средства опять на лекарственное обеспечение».

ФФОМС неверующий

Ранее, по собственной инициативе, новую систему обеспечения лекарствами опробовала Кировская область, где в нескольких муниципалитетах с 2013 года запустили программу сооплаты лекарств для пациентов с заболеваниями сердечно-сосудистой системы. Организационную схему использовали ту же, что при обеспечении льготников: лекарства выписывали врачи, а пациенты получали их по рецептам в аптеке, доплачивая 10% стоимости. Остальные 90% расходов взял на себя областной бюджет. Результаты первых двух лет работы проекта превзошли все ожидания: в муниципалитетах, участвующих в проекте, на 25% снизилась потребность в вызовах скорой помощи и в стационарном лечении по данному профилю, первичный выход на инвалидность сократился на 22%, смертность от болезней системы кровообращения снизилась на 10%.

При этом полученный экономический эффект – 90,5 млн рублей в три раза превысил затраты областного бюджета на реализацию проекта – 31,4 млн рублей. «Теперь, чтобы распространить эксперимент на всю область требуется около 200 млн рублей, - рассказал Саверский. – Но использовать на это сэкономленные 90,5  млн рублей регион не может – они лежат в другом кармане. Поэтому другие регионы и не хотят входить в «пилоты» на таких кабальных условиях». Он попросил ФФОМС, проанализировать этот эффект и развернуть деньги назад в Кировскую область.

Фото: Александр Саверский/YouTube.com

В самом Фонде, впрочем, заявляют, что найти сейчас деньги на какую-либо программу не смогут. А, кроме того, не очень верят в кировский успех, считая его слишком преувеличенным.  «Представители Кировской области лукавят, нет у них никаких сэкономленных средств, – заявила руководитель Управление модернизации системы ОМС Ольга Царева. – Эффект будет, но не сегодня и не завтра. Кировская область не предоставила информации о том, как они считали. Мало того, в этом эксперименте  участвовала даже не вся область. И экстраполировать их результаты на всю страну невозможно».

Цена рекламы

Между тем, у  системы здравоохранения есть еще собственные резервы, отмечали участники Конгресса. Так, по словам ведущего научного сотрудника ФГБУ «Национальный НИИ общественного здоровья им Н.А. Семашко» Елены Тельновой,  сократив среднее время пребывания в стационаре  с 12,5 дней до «европейских» восьми, можно высвободить 310 млрд рублей для покрытие дефицита финансирования лекарств. Тельнова назвала предварительную стоимость программы лекарственного возмещения. Отталкиваясь от общего объема фармрынка – около 770 млрд рублей, отняв от него госпитальный и льготный сегменты и предположив, что население будет оплачивать 30% стоимости, а федеральный и региональный бюджеты – по 35%, в НИИ посчитали, что для запуска модели необходимо порядка 320 млрд рублей. Впрочем, как призналась Тельнова, просто так «перекинуть» эти деньги не получится, надо менять законодательство.

Однако можно изыскать эти средства, и не урезая стационарную помощь. Как рассказал Глушков, в Германии, где действует система соплатежей, многие лекарства дешевле, чем в России. Более низкие цены – результат централизованных закупок по большим контрактам. Обнаруживаются резервы и в совсем уж неожиданных местах. Так, по словам Глушкова, в России львиная доля телеэфира спонсируется производителями лекарств, для которых это основной путь попадания на рынок. В Германии в этом нет необходимости – нужно просто выиграть конкурс и получить заказ. В Германии STADA сократила всех своих медпредставителей, а в России наоборот наращивает их число, рассказал Глушков. Поэтому в структуре цены препарата на немецком заводе STADA нет затрат на рекламу, а на российском заводе компания закладывает на эти цели 25%.  

 

Поделиться
Код подтверждения:

Уважаемые читатели!
Ссылки на сторонние ресурсы, нецензурные, бессодержательные, пропагандистские и антинаучные высказывания удаляются без предупреждения. Максимальная длина комментария — 1000 символов.

Рассказ Юлии, которая успешно борется с генерализованным тревожным расстройством
Как главврач Смоленксокго онкодиспансера лечил пациентов по стандартам и загнал больницу в долги
Небольшой прибор сделан из плотной водонепроницаемой бумаги, лески и двух ручек
Чем для экипажей скорой помощи праздники отличаются от обычных дней
Как молодой козопас из Оверни научился спасать людей, не разрезая им промежность
Китайские врачи, табак, алкоголь, опиум и смоленский онколог