«Сейчас каждый день является критичным»

Фото: Punchng.com
9 июня 2016 года, 16:00
Комментировать

В ближайшее время российские пациенты с редкими заболеваниями могут остаться без лекарств: перспективы выделения федеральных трансфертов на орфанные препараты в 2016 году остаются неясными. Для сохранения прошлогоднего уровня обеспечения программы «24 редких заболеваний» регионам были обещаны федеральные субвенции в размере 10 млрд рублей. В реальности в антикризисном плане правительства касающаяся лекарственного обеспечения строка оставлена пустой, с пометкой: «объем и источник финансирования будут определены по итогам I полугодия».

Проблема обсуждалась в Общественной палате РФ. «Ситуация с выделением федерального финансирования для медикаментозного лечения «редких» пациентов на данный момент катастрофическая, – заявил директор межрегиональной благотворительной общественной организации «Союз пациентов и пациентских организаций по редким заболеваниям» Денис Беляков. – Особенно сильно это ударило по тем больным, диагноз которым был поставлен в этом году – им даже не начинают лечения».

Терра инкогнита

Орфанные заболевания на сегодняшний день самая неизученная область медицины. В среднем такие заболевания встречаются с частотой 1 на 10 тыс. населения, около половины пациентов – дети. На данный момент известно о более чем 7 тыс. различных редких заболеваний. При этом только для ста из них имеется лечение. И эти «счастливчики» имеют право на включение в программы возмещения и федеральный регистр. На март 2016 года в этом регистре числится 14484 пациента.

В России есть три перечня орфанных заболеваний. В первый входят семь высокозатратных нозологий, для лечения которых почти 10 лет в стране действует очень успешная программа «7 ВЗН». Программа финансируется из федерального бюджета, и ее исполнение составляет 98%. Еще одна программа по обеспечению пациентов орфанными препаратами – «24 редких заболеваний» – с 2012 года возложена на плечи субъектов РФ. Здесь средняя обеспеченность составляет 63%. При этом, чем дороже лекарства – тем ниже их доступность. Остальные пациенты попадают в рамки программы «региональные льготы», и их участь еще более незавидная.

Сергей Куцев. Фото: Mutagenesis.ru

По словам директора Медико-генетического научного центра ФАНО РФ, главного внештатного генетика Минздрава РФ Сергея Куцева, многие «редкие» пациенты идут к своему диагнозу годами. Это мировая проблема, которая объясняется сложностью клинических проявлений, вовлечением всех систем и органов и все той же редкостью. Основной путь ее решения – расширение перечня заболеваний, на который следует проводить скрининг новорожденных, и развитие в регионах медико-генетических консультаций.

На сегодняшний день Минздрав уже подготовил концепцию оказания ранней медпомощи детям с генетическими отклонениями, которая предполагает усовершенствование скрининга новорожденных. Кроме того, разработан «учитывающий новые реалии» порядок оказания медпомощи пациентам с наследственными генетическими заболеваниями. И медики надеются, что он вступит в силу уже в этом году.

Что касается обеспечения лекарствами, то сейчас врачи вместе с Минздравом подсчитывают совокупную потребность для детей с заболеваниями из перечня 24 редких нозологий. По словам Куцева, обсуждается возможность перевода этой программы с регионального на федеральное финансирование. «Есть подвижки, и мы надеемся, что это решение будет принято в ближайшее время», – рассказал он.

«Политические моменты» выявляемости

О необходимости расширения и переноса на федеральный уровень программы «24 редких заболеваний» специалисты говорят давно. Дважды за последние три года мониторинг лекарственного обеспечения в России проводил Институт ЕАЭС. Как рассказала директор Центра изучения и анализа проблем народонаселения, демографии и здравоохранения института Елена Красильникова, сведения региональных регистров отличаются от данных пациентских организаций и фармкомпаний, а также от общеевропейской статистики в целом.

По ее словам, реальная эпидемиология на порядок выше. А на выявляемость редких заболеваний влияют не только объективные причины, но и политически моменты: нет средств в регионе – не ставится диагноз. Кроме того, по данным Института, 122 пациента из 26 регионов обеспечиваются лекарствами по решению суда, и это – «совершенно нездоровая ситуация».

По словам президента МБОО «Хантер-синдром» Снежаны Митиной, во многих регионах стараются не брать на себя ответственность за «редких» больных и вносить их в регистр, так как не могут гарантировать непрерывного лечения. А, поскольку в выписках из федеральных центров, с которыми приходят пациенты, написано, что прекращать лечение нельзя, то это может закончиться обращением в суд. «Другой вариант – не давать направлений на обследование в федеральные центры, – рассказала Митина. – Людям говорят, вам там поставят диагноз, а потом вы заставите нас лечить».

Регионы перестали «стесняться»

Что касается текущего финансирования, то, по словам Красильниковой, в прошлом году регионы потратили на орфанные препараты 13,3 млрд рублей, из которых 7 млрд рублей составили средства собственных бюджетов, остальные 45% затрат покрыли федеральные субвенции. Дефицит составил 4,4 млрд рублей. Потребность этого года – 22 млрд рублей.

«В регистре появляются новые пациенты, а больные дети растут и им требуется большая дозировка препаратов. В 2015 году регионы совокупно потратили на орфанные препараты пятую часть направленных на медпомощь средств. Это очень высокое бремя, и очевидно, что субъекты достигли своего потолка и сейчас готовы выделить только эти же 7 млрд рублей. И если федеральный бюджет не выделит денег, дефицит составит 65%», – рассказала Красильникова. По ее словам, средства у Минфина на эти цели есть, их надо просто «вынуть» соответствующим постановлением правительства. И хорошо, что регионы перестали «стесняться» и начали эти деньги просить.

Фото: Buduzdorov.org

По словам зам. директора департамента здравоохранения Приморского края Екатерины Елисеевой, регион своевременно подает в Минздрав информацию о пациентах и финансовых потребностях и постоянно просит о скорейшем выделении средств. «В нашем регионе не хватает денег для поддержки программы в полном объеме. Уже июнь, а вопрос о дополнительном финансировании не решен. Сейчас каждый день является критичным. К середине года запасы истощатся. А это означает, что наши пациенты останутся без лечения или прервут его, что может привести к очень сложным медицинским последствиям вплоть до летального исхода», – заявила Елисеева. Не удастся избежать катастрофических последствий даже в том случае, если средства начнут поступать осенью: процедура аукционов столь сложна, что регионы не успеют провести их до конца года и получить препараты.

Неподъемные аукционы

По словам замминистра здравоохранения Московской области Ирины Солдатовой, Подмосковье в меньшей мере, чем другие регионы нуждается в федеральной подпитке. И основные проблемы в регионе связаны с существующей аукционной системой. Иногда аукционы отменяются конкурентными отделами из-за завышенной цены единственного поставщика, иногда поставщики просто не выходят на торги. «Из-за этого всегда остается опасность в перебоях с лекарствами, – рассказала она. – У нас появляются новые пациенты, дети растут, наблюдаются в разных местах. Мы получаем рекомендации, пересчитываем дозы, но не успеваем провести аукцион и дозакупить препараты».

Еще одна проблема, по словам Солдатовой, – невозможность межрегионального взаимодействия. Бывает, что пациенты погибают, а регион не может вернуть безумно дорогие препараты обратно или даже передать их нуждающимся в соседнем регионе. Это будет считаться нецелевым использованием.

По словам президента Российской фармацевтической ассоциации Александра Апазова, подобное перераспределение лекарств станет возможно лишь тогда, когда закупки орфанных препаратов перейдут на федеральный уровень. Пока же лекарства покупаются за счет региона, они будут пропадать и списываться. Кроме того, аукционы сами по себе стоят больших денег. И в конечном итоге бюджет страны только выиграет, если перейдет на централизованные закупки больших объемов препаратов. За рубежом централизованные закупки орфанных препаратов проводятся уже даже на межгосударственном уровне, рассказала президент правления МОО «Помощь больным с муковисцидозом» Ирина Мясникова. В частности, соглашение об общих закупках заключили страны Бенилюкса.

Фото: Marieclaire.com

О том, что обеспечение граждан редкими дорогостоящими препаратами – это «уровень федерации», говорят и в Минздраве. «Когда цена компании – 1 млн за флакон, кто в состоянии его закупить, надо снижать стоимость за счет увеличения объема закупки», – заявила на прошедшем в конце мая конгрессе «Право на лекарство» директор департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Минздрава Елена Максимкина. Она также рассказала, что недавно за международные закупки высказался президент Франции Франсуа Олланд.

Впрочем, сейчас все-таки, самое важное – «вытащить» из федерального бюджета целевые субвенции для регионов. По словам председателя комиссии Общественной палаты РФ по охране здоровья, физической культуре и популяризации здорового образа жизни Владимира Нероева, Палата вместе с главным внештатным генетиком страны подготовит соответствующее обращение в адрес Минздрава и федерального правительства.

Поделиться
Код подтверждения:

Уважаемые читатели!
Ссылки на сторонние ресурсы, нецензурные, бессодержательные, пропагандистские и антинаучные высказывания удаляются без предупреждения. Максимальная длина комментария — 1000 символов.

Сильнее всего здоровье россиян подрывают социально-экономические условия и плохая окружающая среда
Почему в массовом спорте больше травм, чем в профессионально и чем чреваты недолеченные «растяжения»
Яндекс запустил бета-версию телемедицинского проекта, в которой доктор может дать общие рекомендации
У россиянок не сформирована культура заботы о женском здоровье, считают специалисты
Интервью с зав онкоколопроктологическим отделением Нижегородского онкодиспансера Виталием Тереховым
По мнению студентов, ординатура в институте Склифософского - это почти как война