«Пока суть да дело, вызывайте сами «Скорую»

Фото: Tvc.ru
21 июня 2016 года, 13:00
Комментировать
Читать еще: происшествия

Медпомощь ребенку, задыхавшемуся от отека Квинке в аэропорту «Шереметьево», пришла спустя 50 минут после начала приступа. Отец мальчика нашел номер телефона медпункта, написав SOS в твиттер «Аэрофлота», и сам вызвал врача в стерильную зону терминала D. «Скорая помощь» приехала после его звонка в МЧС. Сотрудники аэропорта все это время не предпринимали никаких действий, говорят родители ребенка.

Отек Квинке – это стремительная, опасная для жизни аллергическая реакция, предупредить развитие которой невозможно. В любом случае требуется введение сильнодействующих препаратов. Больной с отеком гортани нуждается в срочной реанимации.

«Вы не там сидите»

Инцидент произошел около 7 утра 16 июня. Москвич Александр Карпов провожал жену с двенадцатилетним сыном Даниилом, улетавших из терминала D аэропорта «Шереметьево». При выходе из дома ребенок, периодически страдающий от сезонной аллергии, был здоров. Но, оказавшись в аэропорту, почувствовал неприятные симптомы – заложило нос, покраснели глаза. В это время пассажиры проходили пограничный контроль. Мать Даниила дала ему таблетку антигистаминного препарата, и они прошли в стерильную зону. Александр направился на автостоянку.

«Когда я уже уехал из аэропорта, жена позвонила мне и сказала, что у сына нарастает отек, – рассказал Александр. – Раньше мы с этим не сталкивались, и она, конечно, очень испугалась. При этом никто из находившихся рядом сотрудников аэропорта даже не попытался ей чем-то помочь. На стойке информации жене сказали, что медпункт расположен возле 35 выхода в терминале Е, и показали, как туда пройти, не выходя из стерильной зоны». Спустя 10 минут Даниил с мамой добрались до этого выхода, но медпункта там не обнаружили. Мальчику было уже совсем плохо, идти дальше он не мог. И опять никто из находившихся рядом сотрудников аэропорта не предпринял никаких действий. Хотя на их глазах реально умирал ребенок.

Даниил Карпов. Фото: Александр Карпов

«Я позвонил в МЧС по номеру «112» и оставил информацию, – продолжает рассказ Александр. – Через пару минут мне перезвонили со «Скорой», сказали, что выезжают. А я тем временем написал в твиттер «Аэрофлота», что в стерильной зоне терминала D умирает ребенок. В ответ попросили уточнить его место нахождения и дали телефон медпункта. Когда я дозвонился до медпункта, мне сказали, что «вы не там сидите»: как оказалось, медпункт из 35 выхода убрали еще 2 года назад. Врач, которой я объяснил ситуацию, еще через 25 минут добралась до этого выхода с кислородом и нужными уколами. Первая помощь была оказана ребенку на месте, спустя 50 минут после начала приступа. Потом его отвезли на вызванной мною «Скорой» в больницу, где поставили диагноз "отек Квинке"».

Сейчас, когда сын в безопасности, и Александр может говорить об этом спокойно, его больше всего поражает тот факт, что никто из сотрудников аэропорта не захотел, да и не знал, как реагировать на подобные ситуации. Как не знали даже о том, где находится медпункт, в котором, кстати, есть все необходимое для оказания экстренной помощи. То есть, в аэропорту не оказалось элементарного плана действий: усадить человека, которому стало плохо, и вызвать врача. Объявить, наконец, по громкой связи, что нужна помощь – когда вокруг столько людей, среди них могли бы найтись и медики.

«Эта история просто шокирует»

По мнению экспертов, многих из произошедших в последнее время трагедий на транспорте можно было бы избежать, если бы у сотрудников был четкий алгоритм действий в подобных случаях и ответственность за его исполнение.

«Эта история просто шокирует, – говорит  президент Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе Алексей Старченко. – В аэропорту есть нормально оснащенный медпункт, есть грамотный врач, и он не идет к больному потому, что никто из сотрудников его просто не вызывает. Зачем тогда вообще тратить деньги на этого врача и оснащение медпункта».

Фото: Samoleting.ru

По словам эксперта, аэропорт – достаточно агрессивная среда для хронических больных. Для аллергиков опасны, в частности, парфюмерные магазины, использующиеся для уборки моющиеся средства. У гипертоника может подскочить давление от жары и волнения. «Поэтому, как минимум, везде на территории аэропорта (или вокзала) должен быть указан номер телефона медпункта и обозначены пути к нему, – считает эксперт. – А любой сотрудник, независимо от его основных обязанностей, должен знать, как связаться с медслужбой. Проходят же они инструктаж, как следует действовать в случае террористической угрозы».

По словам  президента Лиги пациентов Александра Саверского,  ребенок оказался в опасности в публичном месте, которое в то же время обслуживается частной компанией. И эта компания не обязана оказывать медицинскую помощь, но должна отвечать за ее доступность. «Проблема в том, что на территории аэропорта одновременно действуют несколько служб – ФСБ, таможня, диспетчерская и так далее, – считает Саверский. –  И, соответственно, все они регулируются какими-то своими правилами – от ведомственных до международных. При приеме на работу каждый проходит инструктаж и подписывает какую-то должностную инструкцию. И задача аэропорта свести все это к единым регламентам для всех служб в тех ситуациях, когда они должны вести себя одинаково. Но в данном случае эта координирующая роль аэропорта выполнена не была».

А совет здесь может быть один, говорит эксперт: «Пока суть да дело, вызывайте сами «Скорую». Пока службы раскачаются, она уже будет двигаться по направлению к вам. От  Химок до Шереметьево это дело 10-15 минут».

Позиция аэропорта

«МедНовости» обратились за комментарием в аэропорт «Шереметьево» и получили следующий ответ:

1. 16.06.2016 г. в 7.30 в здравпункт терминала E поступил вызов от сотрудника стойки информации, к которому обратилась мать ребенка с сильной аллергической реакцией. В 7.35 сотрудники здравпункта прибыли на вызов в "стерильную" зону терминала E и провели медикаментозную терапию. Самочувствие ребенка Даниила Карпова улучшилось. После оказания неотложной медицинской помощи сотрудники здравпункта установили договоренность с пограничной службой аэропорта о скорейшей доставке ребенка в здравпункт терминала E. 

Мать Даниила Карпова письменно отказалась от госпитализации в здравпункте терминала E. Наталья Карпова подтвердила распиской, что не имеет претензий к работникам здравпункта терминала E и к аэропорту в целом. Далее мать вместе с ребенком направились в терминал D для получения багажа, выхода в общедоступную зону, где их ожидала скорая помощь, вызванная отцом. В случае если бы мать ребенка не отказалась от госпитализации в терминале E и позволила сотрудникам здравпункта вызвать скорую помощь, скорая помощь прибыла бы к терминалу E. 
 

Фото: Александр Карпов

2. Аэропорт Шереметьево призывает пассажиров, оказавшихся в ситуации, требующей безотлагательной медицинской помощи, обращаться к любому из сотрудников аэропорта с целью вызова дежурного врача здравпункта терминала. В Шереметьево здравпункты есть в каждом пассажирском терминале – C, D, E и F . В Шереметьево круглосуточно функционируют стойки информации, задача которых состоит в оказании консультационной помощи пассажирам и гостям аэропорта. Также пассажир может самостоятельно обратиться в любой из здравпунктов аэропорта, информация о расположении которых обозначена в навигационных указателях, на информационных тачскринах, сайте и в мобильном приложении. Кроме того, для связи с единым диспетчерским пунктом тачскрины на входах в аэровокзал оборудованы телефонными трубками, адаптированными, в том числе для пассажиров с ограниченными возможностями здоровья.

 

«Не сработала логистика»

История с Даниилом Карповым, к счастью, закончилась благополучно. Но за последние два года в российских аэропортах умерло несколько пассажиров, не дождавшихся медицинской помощи. Каждый такой случай вызывал общественный резонанс и сопровождался  громкими заявлениями властей. Так, в августе 2014 года в «Шереметьево»  от сердечного приступа умер 24-летний челябинец Артем Чечиков, возвращавшийся вместе с супругой из Барселоны. Ему стало плохо во время полета, самолет экстренно приземлился в Москве, однако скорая помощь прибыла лишь через 40 минут – сотрудники аэропорта вызвали ее слишком поздно и допустили при этом ряд ошибок.

Читайте еще:

Минздрав начал проверку после гибели в московском аэропорту россиянина Артема Чечикова. Как сообщают СМИ, 24-летнему молодому человеку стало плохо во время перелета из Барселоны в Челябинск, когда они с женой возвращались из свадебного путешествия. Самолет совершил вынужденную посадку в «Шереметьево». Однако Чечиков скончался до прибытия врачей.

Тогда вице-премьер Ольга Голодец заявила о том, что «не сработала логистика», и во избежание подобных случаев повсеместно будут проводиться  учения по оказанию срочной медпомощи пассажирам самолетов и поездов. «Их будут регулярно проводить по всей стране, чтобы персонал умел вести себя в экстренных ситуациях», - заверила Голодец.   Кроме того, вице-премьер сообщила тогда, что уже разработан новый порядок взаимодействия транспортных и медицинских служб: сотрудник, который запрашивает помощь, должен объяснить, что случилось (на борту начались роды, у человека подозрение на сердечный приступ и нужна бригада реанимации и тому подобное). И у трапа или на перроне больного должна ждать специализированная бригада медиков.

Тогда же власти московского региона заявили о том, что в крупных российских аэропортах появятся собственные службы скорой помощи, так как работающих там медпунктов недостаточно, и нужно «расширять возможности, прежде всего, реанимационной помощи». «Мы с этим определились, и решение об этом скоро будет принято на самом высоком уровне», - пообещала министр здравоохранения Московской области Нина Суслонова. Однако дальше слов дело не пошло.

 

Поделиться

Комментарии (8)

Код подтверждения:

Уважаемые читатели!
Ссылки на сторонние ресурсы, нецензурные, бессодержательные, пропагандистские и антинаучные высказывания удаляются без предупреждения. Максимальная длина комментария — 1000 символов.

  • 21.06.2016 17:03

    Иван

    типичный случай, ничего не организованно

  • 21.06.2016 19:32

    Не аллерголог

    "Появились неприятные симптомы – заложило нос, покраснели глаза". Папа назвал это анафилактическим шоком.Автор статьи - отеком Квинке. После оказания медицинской помощи "мать вместе с ребенком направились в терминал D для получения багажа, выхода в общедоступную зону, где их ожидала скорая помощь, вызванная отцом". На фото - "симптомы, похожие на аллергический конъюнктивит". Я бы диагностировал дизентерию или инсульт))). Поэтому на профессиональном сайте хочется получать профессионально осмысленную информацию. А проблема организации оказания экстренной медицинской помощи на российских транспортных объектах с пограничными и другими режимными зонами, крайне остра.

  • 21.06.2016 19:38

    Серёжа

    Как-то плохо монтируются между собой два утверждения: "ребёнок умирал" и "мать отказалась от госпитализации". Либо журналисты подзагнули для накала страстей, либо у матери каменное сердце.Скорее всего, конечно, первое.

  • 21.06.2016 19:56

    Анна

    Мать "отказалась от госпитализации в здравпункте терминала E". А не от госпитализации в нормальную больницу. И поспешила туда, где их уже ждала вызванная мужем "Скорая". А аэропорт сейчас будет выкручиваться как только может, потому как у него "рыльце в пушку". Иначе не стали бы требовать у напуганной, спешащей к "Скорой" женщины расписки, что она "не имеет претензий к работникам здравпункта терминала E и к аэропорту в целом". Конечно, она подмахнула все, что ей там дали. Не время идти на принцип, когда твой ребенок отекает и задыхается

  • 21.06.2016 20:20

    Врач

    Анне. Если сын с матерью пошел в другой терминал за багажом, экстренная госпитализация ему явно не требовалась. Если бы мальчик задыхался, ни одна мать не потащила бы его с собой за багажом.

  • 21.06.2016 20:25

    тоже мама

    А я вот почему-то больше верю родителям мальчика, чем прикрывающему свою з**ницу аэропорту. И спасибо им, что не промолчали, не побоялись даже фотографию ребенка показать. Потому что завтра в такой "стерильной зоне" может оказаться каждый из нас. и не факт, что скорая успеет

  • 21.06.2016 21:30

    Тоже маме

    А у вас есть деньги на поездку за границу из терминала F?Сомнительно,

  • 22.06.2016 09:57

    Сергей

    Все как всегда, всем пофигу :(

Как в Москве лечат анорексию, булимию и другие расстройства пищевого поведения
Писатель Артем Драбкин рассказывает, как он боролся с паникой и решал, как лечить рак у сына
Хирург Дмитрий Мельников рассказал «Медновостям» о своем хобби — беге на ультрамарафонскую дистанцию
Что не так с набором в международную онкологическую ординатуру в Питере
Исследователи Кембриджского университета попробуют заразить больных глиобластомой мышей вирусом Зика
Исследования, которые предполагали, что можно пить для здоровья, не выдерживают критики