В больницу со своими таблетками

Фото: Google Images
9 декабря 2016 года, 10:00
Комментировать

Государство продолжает экономить на лекарствах. За 9 месяцев нынешнего года в медучреждения страны поступили 594 млн упаковок лекарственных препаратов на сумму 149,3 млрд руб. В сравнении с аналогичным периодом прошлого года объемы госзакупок упали на 2,6% в денежном выражении и на 20% – в «упаковках». Такие данные содержатся в отчете аналитической компании «DSM Group», занимающейся мониторингом фармацевтического рынка. Первое место в ТОП-10 брендов в закупках в денежном выражении заняло средство от ВИЧ «Калетра», затраты на которое выросли почти на четверть (в прошлом году этот препарат был шестым). «МедНовости»  рассказывают о том, как видят эту ситуацию чиновники, медики и аналитики.

Цены растут, бюджет сокращается

Основная причина столь существенного сокращения  закупок – рост цен на лекарства, считают аналитики. По данным, приведенным в отчете «DSM Group», средневзвешенная стоимость закупленной для лечебных учреждений упаковки составила 251 рублей, что на 21,8% выше, чем за аналогичный период 2015 года. Импортные препараты закупались в среднем за 618 рублей (прирост – 4,6%), отечественные – за 116 рублей (прирост – 39,7%).

Кроме того, как рассказала директор отдела стратегических исследований компании Юлия Нечаева, впервые за все время наблюдений отмечается сокращение средств, которые тратят на закупку лекарств медучреждения. По ее словам, с 2010 по 2015 годы цены на лекарства выросли вдвое. При этом в последние два года среднестатистический россиянин покупал за собственные средства 27 упаковок лекарств в год, и только 7 упаковок обеспечивало ему государство.

Коррупция неискоренима

В Счетной палате РФ основной причиной такой динамики прямо называют коррупцию. Как заявил в ходе правительственного часа в Госдуме во вторник аудитор Палаты Александр Филиппенко, при том, что розничные цены на лекарства из перечня жизненно необходимых и важнейших (ЖНВЛП) выросли лишь на 1%, при закупках отечественные препараты подорожали на 3% в амбулаторном сегменте и на 6% – в госпитальном. «Только при закупке регионами противотуберкулезных и антиретровирусных препаратов выявлены факты завышения цен почти на 260 млн рублей», – привел пример аудитор. То есть, «коррупционная доля» составила больше 10% от предусмотренных в федеральном бюджете на 2016 год 2,28 млрд рублей на централизованную закупку лекарств от ВИЧ и гепатитов для регионов.

Не стала спорить с этим и министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова. Минздрав активно борется с коррупцией в медицине, объяснила Скворцова депутатам, но она неискоренима, пока существует в «макромире». «Минздрав выявил нарушения в Свердловской области при закупке антиретровирусных препаратов, – рассказала Скворцова. – ... Когда вновь инфицированным назначались не препараты первой линии, которые стоят около 30 тыс. рублей за курс, а сразу резерв, и стоит такое лечение уже 400 тыс. рублей в год. В нарушение нормативов, в том числе ВОЗовских, больным покупали совсем не то, что им было нужно по показаниям. Сейчас мы будем разбираться в этом вместе с правоохранительными органами».

Читайте еще:

По разным оценкам, необходимое лекарственное лечение в России доступно не более 20% онкологических пациентов. При этом, нехватка средств – не единственная беда отрасли. По данным ВОЗ, неэффективные финансовые вложения в российское здравоохранение составляют от 40% до 60%. Эти цифры вполне коррелируют с тем, что можно увидеть на официальном сайте госзакупок, где их организаторы необоснованно переплачивают за лекарства сотни миллионов бюджетных рублей.

Чистка «фармацевтического мусора»

Впрочем, кроме извечных коррупционных, есть и другие причины того, что закупки 2016 года выглядят скромнее прошлогодних. По словам директора НИИ организации здравоохранения Давида Мелик-Гусейнова, «произошла санация госзакупок». «Меньше стало закупаться фармацевтического мусора – неэффективных, некачественных медикаментов. А также препаратов с отсутствующей доказательной базой – пробиотиков, иммуномодуляторов, ноотропов, эссенциальных фосфолипидов. Во всем мире они не считаются лекарствами, а у нас входили в систему госзакупок, где занимали до 40%», – объяснил эксперт.

Комментируя исследование «DSM Group», Мелик-Гусейнов пояснил, что правительство уделяет много внимания проблеме ВИЧ-инфекции. Поэтому в нынешнем году финансирование закупок препаратов базовой терапии для СПИД-центров и инфекционных больниц было увеличено. 

Меньше 20% нуждающихся

Впрочем, какого-либо заметного влияния на общую картину с ВИЧ в стране это не оказало. Планируя закупки, регионы ежегодно подают в Минздрав свои заявки, исходя из количества людей на диспансерном учете, а также количества пациентов, которым потенциально это лечение может понадобиться в следующем году. Однако, по словам руководителя Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом центрального НИИ эпидемиологии Вадима Покровского, в настоящее время АРВ-терапию получают всего лишь 240 тыс. из 750 тыс. зарегистрированных ВИЧ-позитивных граждан России (32%).

А, поскольку инфицированных россиян почти вдвое больше (по расчетным данным, их примерно 1,3 млн), то реальный охват АРВ-терапией в стране составляет менее 20%. Кроме того, рост числа инфицированных россиян опережает охват их лечением.

Надежду на то, что потребность в лекарствах будет удовлетворяться чуть лучше, дает разработка аналогов оригинальных лекарств от ВИЧ. Сейчас почти половина всего бюджета на  такие лекарства приходится на три брендовых препарата, которые находятся под патентом. Это «Калетра» (лопинавир/ритонавир), «Реатаз» (атазанавир) и «Исентресс» (ралтегравир).  «Уже подана заявка на регистрацию генериков «Калетры», –  рассказал Покровский. – Кроме того, сейчас Минпромторг ведет переговоры с фирмой-производителем о снижении цены. «Калетра» – один из самых распространенных препаратов для лечения ВИЧ, он относительно хорошо переносится, но, конечно, хотелось бы, чтобы он стоил меньше».

Стабильная «Калетра»

По данным руководителя отдела мониторинга «Коалиции по готовности к лечению» Алексея Михайлова, в 2016 году охват лечением АРВ-препаратами несколько увеличился – было закуплено примерно на 20 тыс. годовых курсов лечения больше, чем в 2015 году. «К сожалению, сказать на каких именно схемах находятся пациенты, я не могу, так как эта информация закрытая», – уточнил он.

Сам бюджет закупок остался примерно на таком же уровне, что и в 2015 году. Но за счет сильного снижения цены на тенофовир 300 мг (более чем в 20 раз) значительно увеличился объем закупок этого препарата. Как и прежде, в 2016 году цены на закупаемые лекарства серьезно различаются по регионам. Причем, было и такое, что цены на генерики превышали цены на оригинальные препараты.

Что же касается конкретно «Калетры», то, по предварительным данным мониторинга «Коалиции по готовности к лечению», количество закупленных курсов (чуть больше 60 тыс.) соизмеримо с прошлогодним (55,5 тыс.) А вот цена 2016 году даже незначительно снизилась – ориентировочно на 5%. Так что, перемещение «Калетры» в рейтинге самых затратных препаратов «DSM Group» с шестой строчки на первую вряд ли можно объяснить резким подорожанием или увеличением госзакупок этого препарата. Скорее всего, причиной такого лидерства стало урезание расходов на другие лекарства.

 

 

Поделиться

Комментарии (3)

Код подтверждения:

Уважаемые читатели!
Ссылки на сторонние ресурсы, нецензурные, бессодержательные, пропагандистские и антинаучные высказывания удаляются без предупреждения. Максимальная длина комментария — 1000 символов.

  • 12.12.2016 11:41

    просто врач

    Ну где же жаждущие крови врачей: ведь это именно рядовой терапевт поликлиники виноват в отсутствии лекарств по мнению орущих, не так ли?

  • 12.12.2016 11:59

    Иван

    Ничего страшного ведь есть зелёнка, йод и клизма

  • 13.12.2016 21:23

    Влад

    Ивану: с зелёнкой бывают перебои, йод пока есть. Соль для приготовления гипертонического клизменного раствора покупаем сами, благо расходы не запредельные.

Власти в очередной раз продемонстрировали рецепт решения всех проблем: дозвониться президенту
Опубликованы результаты очередного эксперимента по восстановлению спинного мозга после разрыва
Родители опротестовали отключение сына, больного синдромом деплеции митохондриального ДНК
Депрессии, мании, алкоголь и стигма: каждому третьему надо бы провериться
14 июня — день донора. И хотя сдавать кровь может каждый, больше всего доноров среди врачей
Что происходит с прерыванием беременности и чего хотят от женщин церковь и Минздрав