99% шанс на здоровую печень

Белла Лурье. Фото: mosmedic.com
26 января 2017 года, 15:48
Комментировать

Гепатит С официально признан излечимым заболеванием. С новыми препаратами обещают 99% вероятности выздоровления за 3 месяца. Верить? Да, но с оговорками. О том, чем хороши и чем опасны новые препараты прямого противовирусного действия, расспрашиваем Беллу Леонидовну Лурье, руководителя гепатологического научного центра ГЕПАТИТ.РУ.

Расскажите, что это за новые лекарства, которые обещают вылечить гепатит С за три месяца. Чем они отличаются от классической интерфероновой терапии?
 
— Медицинская наука за последний год совершила невероятный скачок, действительно революционный. Что изменилось? Появились препараты прямого противовирусного действия. Они работают буквально как пуля: бьют вирусу «в лоб». Результаты впечатляют: по сравнению с препаратами интерферона, вероятность выздоровления с которыми была около 40-70%, сейчас мы говорим о 99% вероятности успеха. 
 
Гепатит С официально объявлен излечимым заболеванием. Что это значит? Мы не просто останавливаем размножение вируса. Мы убираем полностью вирус из печени и возвращаем печень в здоровое состояние. 
 
Сколько времени займет такое лечение?
 
— Формула проста, мы называем ее «1-2-3»: 1 таблетка 2 раза в день в течение 3 месяцев. 
Это стандартный курс для человека со здоровой печению (без цирроза). Если препараты подобраны правильно, этого достаточно для полного излечения от гепатита С.
 
То есть можно просто пойти, купить курс препаратов нового поколения и вылечиться?
 
— Нет. Нет! Я должна вас предупредить. Все не так просто. Спустя год после появления этих препаратов эйфория спала, и теперь мы видим не только плюсы, но и минусы новых схем лечения. 
С учетом кажущейся легкости — вылечить гепатит на раз-два-три! — многие решили, что врач им не нужен. И тут возникают следующие проблемы. Во-первых, неправильно подобранный препарат. Существует несколько различных схем лечения и назначать схему должен врач после тщательного обследования. Речь идет о серьезных лекарствах, которые могут — редко, но могут — давать серьезные осложнения. И это не потеря волос, которые вырастут, не температура, которая пройдет. 
 
У препаратов прямого противовирусного действия есть свои «мишени» в организме — сердце, почки и щитовидная железа. Поэтому эти органы нужно тщательно обследовать перед началом лечения, и еще более тщательно контролировать их состояние в ходе курса, чтобы ничего не пропустить и вовремя скорректировать схему, если понадобится. 
 
Но это же целый большой чекап! Сколько времени займет полное обследование?
 
— Пугаться не надо, в хороших клиниках это происходит очень быстро. У нас — час. Мы берем кровь на анализ, делаем УЗИ всех интересующих нас органов и проверяем состояние печени. Через неделю человек получает результаты всех анализов и мы можем назначать схему лечения.
 
Если мы находим сопутствующие заболевания печени, которые могут повлиять на результат лечения и самостоятельно привезти печень к циррозу, то сначала мы лечим их...
 
Фото: opecheni.com
 
Так. То есть сначала вылечить другие заболевания печени, а потом бороться с вирусом?
 
— Именно так. Мы не ставим целью просто убить вирус дорогостоящими противовирусными препаратами, если другие заболевания печени грозят ей таким же циррозом. Наша цель — здоровая печень, а избавление от вируса этого не гарантирует. 
 
Бывают, например, такие случаи. Пациент с циррозом, с высокой степенью поражения печени (фиброз 3-4 степени) прошел курс лечения. Вируса у него больше нет, формальная цель достигнута. Но цирроз прогрессирует...Что произошло?
 
У пациента, помимо вируса гепатита, есть еще сопутствующие заболевания, например, жировой гепатоз, который сам по себе ведет печень к циррозу. Когда терапию проводит грамотный врач, он сначала уберет с пути все преграды, мешающие выздоровлению. 
 
Мы обязаны выявить все сопутствующие заболевания печени и все их лечить. Иначе деньги пациента будут потрачены зря, и уйдет время, а это намного хуже. 
 
А бывает так, что препараты прямого противовирусного действия вообще не срабатывают? Не убивают вирус?
 
— Если схема подобрана правильно, то крайне редко это может случиться. К сожалению, гарантировать 100 % выздоровления невозможно, особенно если лечение проводится у пациента с циррозом.
 
Хуже всего, когда люди занимаются самолечением... Сами назначают себе препараты, без учета всех возможных проблем. Уже известны врачам чудовищные истории. Пациент сам себе назначил и пропил два — два! — курса новых препаратов, «чтобы наверняка». А вирусу хоть бы что. Почему? Произошла мутация вируса, которая не была вовремя выявлена.  Вирус стал устойчивым к этому конкретному препарату. Что делать гепатологу? Назначать обследование, чтобы выяснить, в каком месте вирус мутировал, и какими препаратами можно перелечивать. Но до следующего курса нужно ждать два года! А если этих двух лет нет из-за уже сформированного цирроза?!
 
Какие еще есть риски?
 
— У препаратов прямого противовирусного действия очень сильные межлекарственные взаимодействия — проще говоря, ваш гепатолог должен знать обо ваших других хронических заболеваниях и всех таблетках, которые вы в связи с этим  принимаете. 
 
Ни одной «витаминки», ни одного лекарства, никаких БАДов без ведома врача, пока вы лечите гепатит. Последствия могут быть серьезными. Так что, пожалуйста, еще раз: никакого самолечения.
 
Но как же тогда быть с утверждением о 99% вероятности излечения?
 
— Эта цифра получена в результате клинических испытаний, в которых участвовали специально отобранные люди с хроническим гепатитом, но без сопутствующих заболеваний. Мы же имеем дело с клинической практикой. Мы живем в реальном мире и не выбираем пациентов. К нам приходят люди с самыми разными особенностями здоровья. И их всех нужно лечить. Бороться за каждого.
 
А какие особенности могут влиять на результат лечения?
 
— Давность заболевания не играет роли. В этом, кстати, еще одно важное отличие новых препаратов от классической интерфероновой терапии. А вот результат влияния вируса на печень — цирроз — является серьезным препятствием.  Мы не можем назначать эти препараты при циррозе высокой степени. Поэтому так важно начать лечиться вовремя.
 
Как у новых препаратов с побочными эффектами?
 
— Препараты очень комфортные. Если раньше мы лечили гепатит С в режиме подвига — и для врача, и для пациента — то сейчас пациент в ходе курса не «выпадает из жизни», чувствует себя комфортно.
 
Может продолжать работать, у него не подскакивает температура, нет депрессии, не выпадают волосы. Качество жизни не меняется. 
 
Однако, более серьезные, правда редко встречающиеся, побочные действия возможны — это осложнения на сердце, поражение почек и щитовидной железы.
 
Когда мы назначали курс интерферонов, мы всегда взвешивали: что хуже — лечение или вирус? Все «прелести» интерфероновой терапии людям знакомы. Сам факт этих проблем для многих был преградой для начала лечения. Люди оттягивали курс до последнего, только чтобы избежать побочных эффектов, или отказывались от терапии вовсе — и в результате пропускали момент, когда вирус еще можно было победить.
 
Что значит — пропустить момент?
 
— Повторюсь, если уже развился цирроз высокой степени, то применять препараты прямого противовирусного действия нельзя. Самое ужасное для меня как для врача, когда человек опоздал. Когда понимаешь, что приди он три года назад — и ему можно было бы реально помочь, а теперь вы вместе боретесь за его жизнь, и ни о каких гарантиях уже речи нет.
 
Так, секунду. Вот человек знает, что у него гепатит С. Как ему понять, сколько можно ждать — или уже нельзя? По самочувствию?
 
— Только не по самочувствию, пожалуйста! Самое страшное в гепатите С — это то, что вирус никак себя не проявляет, пока не станет слишком поздно. То есть, пока не сформируется цирроз. Все симптомы проявляются тогда, когда лечить уже нельзя или очень проблематично. До того — все обратимо, и мы можем вернуть печень к изначальному здоровому состоянию. Единственный достоверный способ оценить степень поражения печени — это проверить ее плотность на аппарате Фиброскан. Это удобное и информативное исследование показывает цифрой от 0 до 4 степень фиброза. 4-я степень соответствует циррозу.
 
У развития цирроза есть предсказуемые темпы? Можно сказать с уверенностью: вот, я могу подождать еще пять лет?
 
— Если степень поражения печени 3-4, то ждать уже нельзя, надо начинать терапию. Вначале заражения процесс идет очень медленно. Печень — огромный по размеру орган, а вирус — это молекула нуклеиновой кислоты.  Эта молекула начинает разрушать печень. Вместо небольшой разрушенной части печени вырастает плотная неработающая соединительная ткань. Этот участок печени перестает функционировать. При активном вирусе этот процесс продолжается годами и в зависимости от того, какая часть печени уже не печень, ее общая плотность и соответственно степень поражения изменяется  от 0 до 4, при этом 4-я степень — это цирроз. До 2 степени процессы идут медленно - около 5-8 лет, затем ускоряются и при 4-ой степени идут очень быстро — около 2-х лет.
 
И как часто нужно проверяться, чтобы не опоздать?
 
— Каждый год. У нас есть современное оборудование, которое позволяет контролировать состояние печени без биопсии — «Фиброскан». Это прибор, который измеряет плотность тканей печени. Можно быстро и безболезненно понять, в каком пациент состоянии: можно ли подождать еще год, или пора бить тревогу и лечиться любой ценой.
 
А зачем ждать?
 
— У человека могут быть свои планы — родить ребенка, например, а потом уже лечиться. Но самая частая причина — накопить денег на терапию. Она затратная. У нас страховые компании не оплачивают препараты от гепатита, и это серьезная проблема.
 
Можно в цифрах? Насколько дороже схема лечения «1-2-3», чем курс интерферонов, например?
 
Смотрите. Есть оригинальные препараты из США — такие стоят до 200 000 долларов за полный трехмесячный курс, и до 60 000 евро — если покупать в Европе. Некоторые препараты, которые официально зарегистрированы в России, стоят 1 000 000 рублей за курс. Для большинства наших пациентов это неподъемная сумма. 
 
Однако, есть препараты — абсолютные аналоги этих дорогостоящих лекарств по доступной цене, дженерики, которые производятся в Индии по лицензии производителя и под его контролем. Стоимость лечения в этом случае обойдется 150 000-200 000 рублей за курс. Заметим, что курс качественной интерфероновой терапии стоит около 600 000 рублей.
 
То есть препараты нового поколения могут обойтись дешевле интерфероновой терапии?
 
— Да, значительно дешевле. Таким образом, мы имеем комфортное, высокоэффективное, по доступным ценам и с коротким курсом лечение современными противовирусными препаратами.
 
Белла Леонидовна Лурье — руководитель гепатологического научного центра ГЕПАТИТ.РУ на базе медицинского центра «Клиника на Садовом», кандидат биологических наук, член Европейской ассоциации по изучению печени.
Поделиться

Комментарии (5)

Код подтверждения:

Уважаемые читатели!
Ссылки на сторонние ресурсы, нецензурные, бессодержательные, пропагандистские и антинаучные высказывания удаляются без предупреждения. Максимальная длина комментария — 1000 символов.

  • 26.01.2017 17:24

    Сергей

    В статье ни одного упоминания про препараты, много слов и никакой конкретики. В статье идет речь про препараты о которых рассказывают на вестях https://www.vesti.ru/doc.html?id=2844291&cid=7

  • 26.01.2017 19:10

    Раменский

    Г-жа Лурье позабыла (случайно, разумеется) огласить цифру, в которую выльются услуги её замечательного медицинского центра. Без этой цифры непонятно, почему больные занимаются самолечением.
    Для сведения: по ОМС гепатит С лечат только у молодых инвалидов, в основном малоэффективным интерфероновым методом. Регистрация высокоэффективных дженериков затягивается всеми силами, окопавшимися в МЗ РФ.

  • 27.01.2017 13:36

    Иванович

    Из статьи вытекает, что в нашей стране спасение больных, как и утопающих, дело самих больных (т.е.утопающих)!

  • 31.01.2017 14:44

    Андрей

    Дженерики из Индии - это есть самый нормальный и адекватный путь лечения на сегодня. Я пролечился, мне помогло, уже полгода закончил терапию, все отлично. Могу посоветовать Стоп Гепатит и Леонида.

  • 02.02.2017 17:02

    Сергей

    В её центре мне в 2012 определили не тот генотип, их-за чего неверно лечили. Сейчас легко вылечился Соф-Даком, рекомендую инфекциониста Александрова из клиники Пеля в СПБ.

Разные способы здравоохранения и платы за него от уролога Вигена Малхасяна
Чем женский алкоголизм отличается от мужского, и почему его сложнее вылечить
200 лет назад бесстрашный бретонский врач Лаэннек изобрел стетоскоп
Родители, которые делают своих детей сыроедами, рискуют, хотя отобрать у них детей почти невозможно
В Госдуме предложили вернуть интернатуру и наложить мораторий на реформу медобразования
Почему тяжелые больные до сих пор не могут получить адекватного обезболивания