ЭКО: как свести риски к минимуму

  • Врачи
  • Лечение
  • Диагностика
  • Статья обновлена: 18 июня 2020

Если вовремя обратиться за помощью к специалистам, в 95% случаев бесплодие может закончиться рождением долгожданного малыша. И не последнюю роль в этом играют вспомогательные репродуктивные технологии.

«Дети — цветы жизни». Как ни странно, смысл этой расхожей фразы лучше всего понимают не многодетные матери, а женщины, которые о беременности могут только мечтать. Согласно статистике, таких в России немало — 10–15%.

Но есть и хорошая новость. Если вовремя обратиться за помощью к специалистам, в 95% случаев бесплодие может закончиться… рождением долгожданного малыша. И не последнюю роль в этом играют вспомогательные репродуктивные технологии.

Как, несмотря на неутешительный диагноз, помочь женщине стать мамой? Что такое экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), какие еще бывают вспомогательные репродуктивные методы? Как повысить их эффективность, а значит, и вероятность желанной беременности, с минимальным риском для здоровья пациентки? На эти и другие вопросы отвечают специалисты клиники репродуктивного здоровья «Цветы жизни»:главный врач, акушер-гинеколог, репродуктолог, доктор медицинских наук Оксана Валентиновна Старкова и акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук Николай Анатольевич Матвеевский.

— Для большинства людей ЭКО ассоциируется с детьми из пробирки. Насколько это верно?

О.В. Старкова: Так думают те, кто сам не сталкивался с проблемой бесплодия. Пары, которые годами не могут зачать ребенка и осознанно пришли к тому, что им требуется ЭКО, понимают, о чем речь.

Н.А. Матвеевский: Но, по сути, обыватели правы. ЭКО — это методика из арсенала вспомогательных репродуктивных технологий, которая включает забор яйцеклетки, ее оплодотворение в искусственной среде вне организма и перенос эмбриона в полость матки.

О.В. Старкова: Только не надо думать, что вспомогательные репродуктивные технологии ограничиваются ЭКО. Есть также ВИИ (внутриматочная искусственная инсеминация), ИКСИ (интроцитоплазматическая инъекция сперматозоида), PGD (преимплантационная генетическая диагностика) и другие методы. Наша задача — помочь женщине добиться долгожданной беременности. И тут очень важно подобрать метод, который, с одной стороны, будет максимально эффективным, а с другой — идеально подходить именно этой пациентке. В каждом конкретном случае все решается индивидуально с учетом многих факторов, в первую очередь, причин бесплодия.

— Подходит ли ЭКО парам с необъяснимым бесплодием?

О.В. Старкова: Диагноз «идиопатическое» или необъяснимое бесплодие означает, что современные методы обследования в данном случае не позволяют установить причину нарушения фертильности. Таким парам рекомендуют ЭКО — и как средство лечения, и как метод диагностики, поскольку становится возможным прямое исследование взаимодействия сперматозоида и яйцеклетки, а также качества эмбрионов.

— Допустим, к вам на прием пришла пара, мечтающая о ребенке. Расскажите, что им предстоит?

О.В. Старкова: Сначала женщина и мужчина проходят полное обследование для установления причин бесплодия. Мы должны выявить показания и противопоказания к ЭКО.

Н.А. Матвеевский: Если у женщины есть противопоказания для вынашивания беременности, острые воспалительные процессы в организме, доброкачественные опухоли половых органов и злокачественные любой локализации, ЭКО проводить нельзя.

— А если обследование показало, что ЭКО показано пациентке, что происходит дальше?

О.В. Старкова: Когда данная форма бесплодия не требует дополнительного лечения (а это случается довольно редко), мы подбираем вспомогательный репродуктивный метод и начинаем действовать.

— Многие женщины не решаются на ЭКО, потому что при стимуляции суперовуляции приходится принимать большие дозы гормонов. А ведь это вредно для организма

О.В. Старкова: Действительно, такая проблема существует. И каждый медицинский центр решает ее по-своему. Мы, специалисты клиники репродуктивного здоровья «Цветы жизни», делаем ставку на отказ от введения избыточного количества гормонов и стараемся работать на минимальной стимуляции. А если есть возможность, предпочитаем проводить ЭКО в естественном цикле.

— Но не снижает ли это эффективность методики?

О.В. Старкова: Это как посмотреть. Вообще эффективность ЭКО варьируется в зависимости от клиники, где оно проводится. Очень важными факторами также являются возраст женщины и резерв ее яичников. При минимальной стимуляции получается всего 1–2 яйцеклетки, что, конечно, уменьшает количество материала для ЭКО. С другой стороны, мы максимально защищаем здоровье пациентки от синдрома гиперстимуляции яичников. Кроме того, избежание избыточного количества гормональных препаратов и приближение женщины к естественному циклу создают оптимальные условия для наступления беременности. Организм не борется с осложнениями гиперстимуляции, а направляет все силы на будущего ребенка.

Н.А. Матвеевский: Сегодня врачи-репродуктологи всего мира склоняются к минимальной стимуляции. Главная задача — совместить максимальную вероятность наступления беременности с минимумом стимуляции.

— И все-таки, если ввести в полость матки, скажем, 4-5 эмбрионов, шансы на зачатие должны повышаться?

Н.А. Матвеевский: Да, они повышаются. Но при этом растет и вероятность многоплодной беременности, что чревато сильнейшими осложнениями — как для самой женщины, так и для беременности. Если ее и удается выносить, то, как правило, дети рождаются недоношенными, слабыми. Поэтому вот уже 2 года, как перенос более 3 эмбрионов при ЭКО официально запрещен.

— Есть ли способы повысить вероятность беременности при ЭКО?

О.В. Старкова: К сожалению, панацеи, гарантирующей наступление беременности любой женщине с диагнозом «бесплодие», пока не существует. Все очень индивидуально и зависит от причин, вызвавших нарушение репродуктивной функции. Шансы повышаются, если удается выяснить, на каком уровне произошла «поломка», а в идеале — ее устранить. И тут огромное значение имеют опыт и профессионализм врачей.

Например, если у женщины или ее мужа велик шанс передать будущему ребенку наследственное заболевание, перед переносом эмбриона в полость матки необходимо провести преимплантационную генетическую диагностику на предмет хромосомной патологии или мутации генов. Это позволяет сразу отсеять те эмбрионы, которые изначально нежизнеспособны, и использовать только полноценные, благодаря чему шансы на наступление беременности тоже увеличиваются.

— А как вы относитесь к криоконсервации?

Н.А. Матвеевский: На сегодняшний день множество клиник, в том числе и наша, предлагают такую услугу. Она позволяет при получении достаточно большого количества эмбрионов оставшиеся криоконсервировать. Говоря простым языком — заморозить и хранить требуемое количество времени. Основное достоинство криоконсервации: если с первого раза ЭКО не дало результата, в следующем цикле переносятся уже готовые эмбрионы, а значит, не нужны стимуляция для их получения и операция для извлечения.

— Итак, ваша миссия выполнена — женщина забеременела. Что дальше?

О.В. Старкова: До 12 недель после ЭКО мы обязательно сами «ведем» пациентку. При ее желании наши специалисты могут продолжить ведение беременности и до 36 недель, вплоть до роддома. Это предпочтительный вариант, потому что не все врачи в женской консультации могут быть в курсе особенностей беременности после искусственного оплодотворения. Есть, к примеру, специальные препараты, которые важно вовремя добавить, или, напротив, отменить. Врач по ЭКО обязан наблюдать свою пациентку, пока не увидит сердцебиения ее ребенка.

Спасибо за интересную и познавательную беседу. Остается пожелать всем пациентам клиники репродуктивного здоровья «Цветы жизни» исполнить свою мечту и стать счастливыми родителями.

Источник: Клиника репродуктивного здоровья «Цветы жизни»

Источники

  • da Silva RC., Degryse F., Baird R., Mallarino AP., McLaughlin MJ. Screening fertilizers for their P runoff risk using laboratory methods. // J Environ Qual - 2021 - Vol - NNULL - p.; PMID:33908638
  • Reerds STH., Van Engen-Van Grunsven ACH., van den Hoogen FJA., Takes RP., Marres HAM., Honings J. Accuracy of parotid gland FNA cytology and reliability of the milan system for reporting salivary gland cytopathology in clinical practice. // Cancer Cytopathol - 2021 - Vol - NNULL - p.; PMID:33908189
  • Umino R., Urabe M., Ohkura Y., Haruta S., Ueno M., Udagawa H. Successful laparoscopic resection of gastric lymphangioma under the intraoperative guidance of indocyanine green fluorescence imaging: A case report. // Asian J Endosc Surg - 2021 - Vol - NNULL - p.; PMID:33908176
  • Urabe M., Ueno M., Yago A., Shimoyama H., Ohkura Y., Haruta S., Udagawa H. Esophageal Cancer Surgery in Dialyzed Patients: A Single Institution Case Series. // Ann Thorac Cardiovasc Surg - 2021 - Vol - NNULL - p.; PMID:33907054
  • Bhatnagar M., Sheehan S., Sharma I., Baer G., Green D., McCune S., Joffe S., Snyder D. Prospect of Direct Benefit in Pediatric Trials: Practical Challenges and Potential Solutions. // Pediatrics - 2021 - Vol - NNULL - p.; PMID:33906929
  • Hahn A., Lampe C., Boentert M., Hundsberger T., Löscher W., Wenninger S., Ziegler A., Lagler F., Ballhausen D., Schlegel T., Schoser B. [Home infusion therapy for Pompe disease: Recommendations for German-speaking countries]. // Fortschr Neurol Psychiatr - 2021 - Vol - NNULL - p.; PMID:33906241
  • William N., Acker JP. High Sub-Zero Organ Preservation: A Paradigm of Nature-Inspired Strategies. // Cryobiology - 2021 - Vol - NNULL - p.; PMID:33905707
  • Margetin CA., Rigassio Radler D., Thompson K., Ziegler J., Dreker M., Byham-Gray L., Chung M. Anthropometric Outcomes of Children and Adolescents Using Telehealth with Weight Management Interventions Compared to Usual Care: A Systematic Review and Meta-analysis. // J Am Coll Nutr - 2021 - Vol - NNULL - p.1-24; PMID:33905299
  • Wang X., Wang J., Shen J., Ji JS., Pan L., Liu H., Zhao K., Li L., Ying B., Fan L., Zhang L., Wang L., Shi X. Facilities for Centralized Isolation and Quarantine for the Observation and Treatment of Patients with COVID-19: Experience from Wuhan, China. // Engineering (Beijing) - 2021 - Vol - NNULL - p.; PMID:33903828
  • Krawczyk K., Chelkowski T., Laydon DJ., Mishra S., Xifara D., Gibert B., Flaxman S., Mellan T., Schwämmle V., Röttger R., Hadsund JT., Bhatt S. Quantifying the online news media coverage of the COVID-19 pandemic: Text Mining Study and Resource. // J Med Internet Res - 2021 - Vol - NNULL - p.; PMID:33900934
Похожие статьи

Подпишитесь на наши новости, чтобы получать их первыми