Экстатическая терапия

Пакет с подпольно произведенными таблеткамим "экстази". Фото с сайта contrabandworldwide.blogspot.com
18 ноября 2008 года, 00:53
Комментировать

Американскому психиатру удалось доказать, что метилендиоксиметамфетамин (МДМА, MDMA), более известный как наркотик «экстази», в сочетании с психотерапией эффективен для лечения посттравматического стрессового расстройства. Отчет об исследовании был представлен на 24-м съезде Международного общества изучения психических травм и стрессов в Чикаго.

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) – это тревожное расстройство, которое развивается на почве стресса в результате сильного травмирующего события, такого как участие в военных действиях, тяжелая физическая травма, изнасилование, смерть близкого человека, угроза жизни и т.п. По сути, это тяжелая и непрекращающаяся эмоциональная реакция на сильную психологическую травму, превышающую по силе защитные механизмы психики.

Частный психиатр из штата Южная Каролина Майкл Митофер (Michael Mithoefer) провел экспериментальное лечение с использованием МДМА 23 больных ПТСР, которым не помогла традиционная терапия. У 21 пациентки заболевание стало последствием изнасилования, у двоих мужчин оно развилось после участия в военных действиях в Ираке. Перед началом лечения все участники эксперимента прошли ряд стандартных психологических тестов для оценки тяжести состояния. Затем Митофер провел с ними курс психотерапевтических сеансов, перед одним из которых часть больных получила дозу МДМА, а часть – плацебо. Через четыре дня после этого они снова прошли тесты.

По окончании лечения его результаты были оценены независимым экспертом – психологом из Медицинского университета Южной Каролины Марком Вагнером (Mark Wagner). Выяснилось, что снижение тяжести проявлений психического расстройства было отмечено у 92 процентов участников, принимавших МДМА. В группе контроля, получавшей плацебо, аналогичные изменения были отмечены лишь у 25 процентов. Каких-либо нежелательных последствий применения наркотического средства при этом зафиксировано не было.

Митофер подчеркнул, что успех экспериментального лечения обусловлен не только действием МДМА, но его сочетанием с психотерапией. Он также заявил, что из-за небольшого количества участников результаты работы нуждаются в подтверждении с помощью более масштабного исследования.

Попытки организации такого крупного исследования предпринимались не единожды, однако его проведение затруднено тем, что МДМА относится к контролируемым наркотическим субстанциям, причем является одним из самых распространенных на черном рынке наркотиков. К примеру, Митоферу понадобилось пять лет, чтобы получить разрешение для своего небольшого исследования.

О том, какова история МДМА, что он собой представляет, как он действует и почему относится к наркотическим веществам, следует рассказать подробнее.

Как развивались события

Впервые МДМА был синтезирован в лабораториях немецкой фармацевтической фирмы Merck в 1912 году, где он использовался как промежуточный реагент в процессе получения кровоостанавливающего препарата 3-метилгидрастинина. Его собственные фармакологические свойства тогда не изучались. Только в 1927 году ими впервые заинтересовался другой сотрудник Merck Макс Оберлин (Max Oberlin), но исследование было прекращено по экономическим причинам. Следующая работа, касающаяся МДМА, была проведена в той же фирме в 1952 году; она касалась токсичности вещества и описывала, как оно убило шесть мух в течение получаса. Год спустя появилось первое более или менее серьезное исследование субстанции на пяти видах животных, проведенное в Университете Мичигана, но пристального внимания оно не привлекло.

В 1965 году американский психофармаколог русского происхождения Александр Шульгин (Alexander Shulgin), который считается «отцом» психоделической фармакологии наряду с первооткрывателем ЛСД швейцарцем Альбертом Хоффманом (Albert Hoffman), заново открыл синтез МДМА и, судя по всему, стал первым человеком, добровольно принявшим и описавшим его эффекты на человеческую психику. Результатом опытов Шульгина стала научная работа, написанная в соавторстве с Дэвидом Николсом и опубликованная в 1978 году.

До появления упомянутой публикации Шульгин ознакомил с действием МДМА нескольких знакомых психиатров и психотерапевтов, которые проявили недюжинный энтузиазм в отношении психотерапевтического использования вещества и приложили немало усилий по ознакомлению с ним коллег. Наиболее значимыми пользователями МДМА в лечении пациентов в 1970-е годы стали психотерапевты Лео Цефф (Leo Zeff) и Джордж Грир (George Greer).

Рост числа научных исследований, посвященных МДМА, неслучайно совпал по времени с расцветом движения хиппи и обострением интереса широкой публики к психоделическому опыту. В результате в середине 70-х годов были отмечены первые, спорадические случаи появления МДМА на черном рынке психотропных веществ. В 1977 году препарат был впервые запрещен в Великобритании (по-видимому, «на всякий случай», из-за химического родства с амфетаминами). Всплеск популярности МДМА в клубной танцевальной субкультуре приходится на начало 80-х годов. Значительно возросшее потребление МДМА привело к его запрету в США (1985) и других странах.

Эти запреты сделали терапевтическое использование МДМА практически невозможным, однако вдохновленные результатами предыдущих документированных успехов такого применения препарата исследователи из разных стран не останавливались перед трудностями. В 1986 году психолог Рик Доблин (Rick Doblin) основал Междисциплинарную ассоциацию психоделических исследований (MAPS), основной задачей которой было получение одобрения Администрации по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) на терапевтическое использование МДМА. К слову, именно эта ассоциация профинансировала последнее исследование Митофера.

С середины 1980-х отдельные исследования, касающиеся терапевтического использования МДМА, проводились в различных странах и в целом подтвердили его эффективность. Однако, некоторые работы были закончены досрочно. Так, исследование, проводившееся в Испании в 2000-02 годах было свернуто под давлением общественности, переполошенной несколькими совпавшими по времени смертями, связанными с немедицинским использованием МДМА.

В настоящее время возможность использования препарата в терапии ПТСР исследуется в Швейцарии и Израиле.

Так что же, все-таки представляет собой это вещество?

Опасный наркотик или ценное лекарство?

МДМА (3,4-метилендиокси-N-метиламфетамин, или 3,4-метилендиоксифенил-N-метилпропан-2-амин; «уличные» названия: «ecstasy» («экстази»), «XTC», «E», «X», «Adam» и др.) – это полусинтетический психоактивный препарат, химически относящийся к амфетаминам, однако имеющий ряд фармакологических особенностей. Совокупность его эффектов позволяет причислить препарат к психостимуляторам, психоделикам и эмпатогенам-энтактогенам.

После приема (как правило, в виде таблеток, капсул с порошком или раствора), МДМА проникает в головной мозг, где взаимодействует с синапсами серотонинергических нейронов систем мозга, ответственных за настроение, сон и бодрствование, аппетит и восприятие информации от органов чувств. Под его действием серотонин начинает в больших количествах высвобождаться в синаптическую щель, вызывая постоянную стимуляцию соответствующих рецепторов и, как следствие, активацию указанных систем.

Стимуляция серотониновых рецепторов опосредованно вызывает выделение гормона окситоцина, который предположительно отвечает за способность к установлению социальных контактов и чувство доверия, а также медиатора дофамина в системе награды мозга, который вызывает эйфорию и чувство удовольствия. Кроме того, МДМА может непосредственно оказывать умеренное возбуждение серотониновых, дофаминовых и норадреналиновых рецепторов мозга.

Благодаря этим механизмам действия МДМА вызывает такие психологические эффекты, как эйфория; усиление положительных и ослабление отрицательных эмоций; ощущения благополучия, энергичности и чистоты мышления; чувство доверия, близости и эмпатии с окружающими и возможность легко обсуждать болезненные и тревожащие темы. Очевидно, что такое действие препарата делает его в равной степени привлекательным и для психотерапии, и для немедицинского использования с целью получения удовольствия.

Соматические эффекты МДМА включают умеренное повышение артериального давления, частоты сердечных сокращений и температуры тела, расширение зрачков, усиление и легкое изменение восприятия (особенно слухового и тактильного), снижение аппетита и задержку мочи.

Наиболее частые токсические эффекты от приема МДМА – это гипертермия и дегидратация, связанные с потерей жидкости и повышенной физической активностью во время нахождения в жарких душных танцевальных залах, а также снижение концентрации натрия в крови из-за бесконтрольного употребления жидкости и задержки ее в организме под влиянием высвобождающегося антидиуретического гормона. Риск этих осложнений многократно возрастает при одновременном приеме МДМА с антидепрессантами из группы ингибиторов моноаминоксидазы .

Тем не менее, по данным статистики, МДМА – вещество с относительно невысокой токсичностью. В среднем, один случай смерти, связанный с его употреблением, приходится примерно на 100 000 приемов. Это сопоставимо, например, со смертностью от побочных эффектов оральных контрацептивов. Но, разумеется, обостренное восприятие всего, что связано с наркотическими веществами, привлекает к этим единичным случаям повышенное внимание. К сожалению, по упомянутым причинам объективные исследования токсичности вещества на добровольцах затруднены, поэтому подавляющее большинство работ на эту тему базируются на случаях употребления «уличных» препаратов «экстази». А эти «товары» представляют собой непредсказуемые смеси искомой субстанции с другими психоактивными веществами, и могут вовсе не содержать МДМА.

Таким образом, «экстази» стал очередным примером того, как безответственное использование препарата с одной стороны, и косность его законодательного восприятия – с другой, стали труднопреодолимой преградой на пути потенциально эффективной методики лечения серьезных заболеваний.

Поделиться

Комментарии

От кишечных бактерий зависит не только работа ЖКТ
Пустышки не всегда безопасны для здоровья
Природа давно умеет "делать" трансгенные продукты