Вороны оказались разносчиками прионов

Иллюстрация с сайта commons.wikimedia.org
18 октября 2012 года, 18:53
Комментировать

Птицы-падальщики, такие как американские вороны (Corvus brachyrhynchos), могут переносить инфекционные белки-прионы, являющиеся возбудителями трансмиссивных губкообразных энцефалопатий, сообщает открытый научный журнал PLoS ONE.

Авторы публикации, исследователи из Министерства сельского хозяйства США (USDA) под руководством Курта ВерКаутерена (Kurt VerCauteren), показали, что прионы могут проходить через пищеварительный тракт птиц, не подвергаясь воздействию ферментов-протеаз. До сих пор считалось, что болезнетворные прионы не расщепляются протеазами желудочно-кишечного тракта только у млекопитающих, а пассивный перенос этих инфекционных агентов насекомыми и птицами-падальщиками только предполагался.

Эксперименты американских ученых продемонстрировали, что инфекционная способность прионов, прошедших через пищеварительную систему ворон, сохраняется.

Они скормили 25 птицам кусочки головного мозга мышей, пораженные прионами, и обнаружили, что вороны остаются переносчиками инфекционного белка даже спустя четыре часа после его поступления в пищеварительный тракт.

У всех 16 здоровых мышей, зараженных экстрактом вороньего помета, признаки прионного заболевания начали проявляться на четвертый день после инокуляции.

К заразным губкообразным энцефалопатиям относятся такие нейродегенеративные заболевания как болезнь Кройцфельдта-Якоба человека, скрепи овец, коровье бешенство и другие. Все они объединяются общим названием "прионные болезни". Основная патогенетическая роль в развитии этих заболеваний принадлежит белкам, которые было предложено называть прионами от английской аббревиатуры Proteinaceous Infectious particle с перестановкой двух букв - PRION.

В настоящее время установлено, что заболевания этой группы имеют двоякую этиологию: первая группа болезней возникает в результате мутации в гене прионного белка, вторая - обусловлена попаданием в организм животного или человека инфицированного биологического материала.

Курт ВерКаутерен с соавторами предполагают, что мигрирующие североамериканские птицы-падальщики могут играть существенную роль в географическом распространении заразных губкообразных энцефалопатий.

Поделиться

Комментарии (4)

  • 18.10.2012 20:08

    БСП

    Вот ещё одно косвенное подтверждение опасности применения в медицине препаратов изготовленных из коры головного мозга крупного рогатого скота: актовегина, кортексина, церебролизина и других подобных. Заявления фармкампаний, что препараты проверяются на наличие прионов - это чистейшей воды блеф. Так же, потребителями, не оценена опасность цикла вторичной переработки: падший скот (коровы, собаки … все) вместо скотобоен перерабатываются промышленным путем для получения комбикормов для животных ферм, и их продукцию, и также мясо этих животных потребляем мы, люди. Прионы, при этой переработке, не разрушаются! Инкубационный период прионных болезней (в перечне не вспомнили про болезнь Куру) в среднем от 17 месяцев до 30 лет. Такие заводы по вторичной переработке есть в США, в Великобритании и начала строить Франция. Выводы делать Вам. С уважением.

  • 19.10.2012 12:54

    Зав.отделением

    БСП,Вы ошибаетесь,Актовегин - дериват крови телят..

  • 19.10.2012 13:25

    ksg

    Небольшая часть белковых молекул всегда захватывается/поглощается в кишечнике макрофагами. Которые потом гибнут, Ну, а дальше (предположим) по уже известной схеме.

  • 19.10.2012 14:09

    Раменский

    1. Церебролизин делают из мозгов поросят, которые вроде бы прионов не содержат.
    2. В странах ЕС применение лекарственных препаратов или их предшественников (прекурсоров), приготовленных из мозга животных, запрещено давным давно.

Медицинский маркетинг - не диковинка, а объективные реалии
Хроническими инфекциями обусловлено около 16% всех случаев онкозаболеваний
«Такие дела» рассказали, как обстоят дела с лечением почечной недостаточности у маленьких детей
По оценке ВОЗ, повышение осведомленности – ключевой элемент стратегии борьбы против онкозаболеваний
Они чаще испытывают вину за переедание и чаще чрезмерно озабочены собственными жировыми отложениями