Крымская зависимость: на полуострове умирают наркоманы, получавшие метадоновую терапию

Женщина, принимающая метадон в ходе ЗПТ. Фото с сайта trauma.blog.yorku.ca
23 января 2015 года, 11:22
Комментировать

В последние дни разыгрался скандал вокруг судьбы наркозависимых жителей Крыма. Как заявил спецпосланник Генерального секретаря ООН по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии Мишель Казачкин, после перехода полуострова к России были закрыты программы заместительной поддерживающей терапии (ЗПТ) метадоном и получавшие ее наркоманы начали умирать. По данным Казачкина, до присоединения Крыма к России ЗПТ получали 805 наркозависимых, из которых от 80 до 100 человек умерли с момента сворачивания программы в мае прошлого года. Основные причины смерти – суицид и передозировка наркотиков, к употреблению которых наркоманы вернулись после закрытия программы. При этом, по словам спецпосланника ООН, диалог с Россией по этому вопросу продвигается крайне трудно.

Метадоновая заместительная терапия заключается в том, что пациенту, который употребляет тяжелые опиоидные наркотики, в первую очередь героин, заменяют их определенной дозой снимающего ломку метадона. Наркоман принимает его под присмотром врачей, регулярно сдает анализы и, в идеале, потребляемую им дозу метадона постепенно снижают, вплоть до полной отмены. Метадон является опиоидным анальгетиком, он тоже наркотик и его передозировка опасна. Но в отличие от того же героина метадон действует гораздо дольше (24-36 часов), почти не вызывает эйфории, а привыкание к нему развивается медленнее. Кроме того, этот препарат принимается внутрь, и у наркоманов пропадает необходимость колоться, заражая друг друга ВИЧ и другими болезнями. Принимают в программу ЗПТ только людей со стажем опиоидной зависимости и неудавшимися попытками отказаться от наркотика другими способами.

Всемирная организация здравоохранения и Управление ООН по наркотикам и преступностиофициально признают ЗПТ одним из наиболее эффективных методов лечения опиоидной зависимости. Соответствующие программы существуют во всех развитых странах мира, в них участвует более миллиона пациентов. В Европе от метадона отказалась только Турция, а на постсоветском пространстве – Россия, Туркменистан и Узбекистан. ВРоссии ЗПТ считают неэффективной и даже пагубной, а метадон входит в список запрещенных к обороту наркотических средств и психотропных веществ. И практически сразу после присоединения Крыма к России участвовавшие в программе наркозависимые остались без привычного препарата.

Заявление спецпосланника ООН вызвало удивление в российском минздраве, по данным которого с 18 марта по 31 декабря 2014 года на полуострове умерли семь человек, ранее принимавших метадон. По заявлениям чиновников, это даже меньше, чем в предыдущие годы. При этом смертей бывших клиентов метадоновой программы от передозировок и суицидов в минздраве не зафиксировали вовсе. «Хотелось бы верить, что данное заявление не носит никакого политического подтекста и мотивировано лишь заботой о людях, страдающих наркоманией. Однако впредь рекомендовали бы спецпосланнику использовать информацию из источников, заслуживающих большего доверия», – заявил пресс-секретарь минздрава Олег Салагай.

В аппарате спецпосланника ООН МедНовостям сообщили, что в Крыму нет реестра, который мог бы предоставлять документально подтвержденные сведения. Поэтому информация собиралась на основе опросов бывших участников программы: респонденты сообщали о гибели своих знакомых, которые, в том числе, не смогли справиться со стрессом и покончили с собой. «Как следует из опросов, подавляющее большинство, если не все бывшие участники программы, которые остались  в Крыму или сейчас возвратились в Крым после попытки лечения в России, вернулись к использованию незаконных и небезопасных препаратов», – рассказали в аппарате спецпосланника. Кроме того, использовались данные международного Альянса по ВИЧ/СПИДу в Украине.

Как рассказал МедНовостям директор по политике и партнерству международного альянса ВИЧ/СПИД в Украине Павел Скала, организация не только предоставила имеющиеся у нее данные спецпосланнику ООН, но и способствовала визиту его помощника в Крым в октябре прошлого года для ознакомления на месте с кризисом с заместительной терапией в Крыму. «По нашим данным от 80 до 100 человек, которые лишились лечения в Крыму, уже нет в живых, – рассказал Скала. – Причины смерти не только в передозе или самоубийстве, у многих обострились хронические заболевания, в том числе, в связи с отменой метадона. Уже к июню мы фиксировали более 20 смертей и предупреждали о негативном сценарии, который сейчас развивается полным ходом».

По словам Скалы, Альянс знает многих бывших пациентов ЗПТ в Крыму, имеет копии свидетельств о смерти погибших, поддерживает связи и с теми, кто остался на полуострове, и с теми, кто выехал и сейчас получает метадон на Украине. «Все наши данные основаны на реальных свидетельских показаниях, – рассказал представитель Альянса. – Один из самых известных примеров – доступное на сервисе YouTube видео «Спасите 800 пациентов ЗПТ – заложников в Крыму!». В марте Игорь Кузьменко из Симферополя, который сейчас получает терапию  в Украине, снял ролик, где 10 крымских пациентов ЗПТ в Крыму просили не дать им умереть. В декабре он снял новый ролик The First Crimean Victims (Первые жертвы в Крыму), который продемонстрировал судьбу людей, которые были искусственно лишены жизненно важного лечения из-за  репрессивной наркополитики власти. Двое из них умерли, трое выехали в Украину, пятеро остаются в Крыму и, надеюсь, еще живы».

По словам Скалы, все эти люди могли бы на законных основаниях получать метадон, как минимум, до конца декабря – пока в Крыму продолжался переходный период. Тем более, что на полуострове оставалось достаточное количество препарата. «У нас есть видео того, как представители ФСКН в Симферополе уничтожают 50 тысяч таблеток в наших упаковках, закупленных Альянсом за средства Глобального фонда по борьбе со СПИДом,одним из доноров которого является Россия, – рассказал Скала. – И более того, возбуждены уголовные дела в отношении некоторых врачей, которые посмели выдавать заместительную терапию через день-два после того, как в мае была официально остановлена программа ЗПТ. Сейчас под уголовным преследованием находятся люди, которые не смогли отказать в помощи тяжелым пациентам – инвалидам, беременным».

О том, что ЗПТ в Крыму должна быть немедленно свернута, российские власти заговорили сразу после крымского референдума. Особенно усердствовали депутаты Мосгордумы. «До меня дошли сведения, что некоторые чиновники из Минздрава считают возможным продлить метадоновую программу в Крыму и Севастополе до полугода. Этого категорически нельзя допустить. Нужно донести до наркозависимых Крыма и Севастополя, что им будет оказана реальная помощь в лечении, что им не нужно ехать за дозой на Украину или в другие страны», – заявила на депутатских слушаниях седьмого апреля председатель комиссии по здравоохранению столичного парламента Людмила Стебенкова.

По мнению главного нарколога страны Евгения Брюна, ЗПТ – это «терапия для бедных», на полноценное лечение которых западные страны не хотят тратить деньги. «Наша медицина может предоставить иные технологии лечения, более эффективные. Детоксикация после применения метадона гораздо сложнее, чем при героиновой зависимости», – заявил на слушаниях в Мосгордуме Брюн. По его словам, метадон – очень токсичен, разрушает печень и мозговые структуры, вызывает слабоумие.

В профессиональном сообществе отношение к ЗПТ противоречивое. По словам московского реабилитолога Якова Маршака, он не является поклонником метадоновой терапии, потому, что «это никакая не терапия, а скорее обезвреживание наркомана по отношению к обществу». «Это его совершенно не излечивает, метадон – такой же вредный для здоровья опиат-препарат, – объяснил Маршак МедНовостям. – Но ЗПТ поддерживает наркомана в более или менее комфортном состоянии,  так что он может терпеть и не искать себе дополнительных доз. Это делает человека более социально приемлемым, уменьшает риск его криминального поведения».

Однако, перестав получать метадон, наркозависимые не в силах терпеть ломку и опять начинают бесконтрольно принимать героин, признает эксперт. И от этого могут умереть. «Человек начинает безумно страдать. Причем, когда он прекращает употреблять именно метадон, ломка проходит тяжелее и дольше, чем у героиновых наркоманов, – говорит Маршак. – Метадон – жирорастворимый препарат, он депонируется в жировых тканях, а потом выходит оттуда такими волнами. Это продолжается в течение месяца, а то и дольше, в зависимости от организма. И, оставшись без метадона, люди хватаются за то, что им удастся достать. Неконтролируемое потребление повышает вероятность передозировки и смерти как от самого препарата, так и от того, что человек начинает себя очень рискованно вести».

Психиатры и наркологи, поддерживающие программы снижения вреда (в которую входит и метадоновая терапия), или просто считающие, что проблему с программой ЗПТ в Крыму надо было решать более деликатно, соглашаются говорить на эту тему только на условиях анонимности.

«Очень сложно комментировать эту тему потому, что она в России закрыта, и даже обсуждение ЗПТ не поощряется – закон рассматривает это, как пропаганду наркотиков, – рассказал МедНовостям один из известных российских наркологов. – Надо не политизировать ситуацию, а перевести ее в рамки научной дискуссии. У меня нет личного опыта использования ЗПТ, но есть множество документов ВОЗ, управления ООН по наркотикам и преступности, в которых приведены данные по показаниям, противопоказаниям, смертности. А также доказательства того, что ЗПТ, в отличие от репрессивной стратегии, которой придерживается российской наркология – одна из наиболее гуманных методик. В Европе эта информация собирается с 1967 года, когда начала применяться ЗПТ, есть уже свой опыт и у стран СНГ – Казахстана, Кыргызстана, Грузии, Армении. Я ориентируюсь на серьезные исследования, которых в мире проводились тысячи. А в России, где эта терапия никогда не была разрешена, ни одного такого исследования нет».

Поделиться

Комментарии (8)

  • 23.01.2015 12:16

    Вполне ожидаемые результаты человеконенавистнической политики.

  • 23.01.2015 13:24

    Врач А.С

    Да,отрицание мирового опыта и метадоновой терапии- глупость. Но и верить нарикам о гибели мириадов их коллег- глупо. Ясно что любое ухудшение положения нариков или ещё кого в Крыму будет раздуваться до бесконечности.А нарикам надо садиться на герыч и платить куда положено,а не искать лёгких путей с метадоном.

  • 23.01.2015 16:00

    Woland

    Колчество нарков известно, "имена, адреса, явки" известны, собрать пучком и сжечь... И свего делов. Нарк не человек уже, а собаке-собачья смерть.

  • 23.01.2015 16:12

    Олег

    метадоновая программа есть даже в Беларуси.А что мешает нашей отсталой стране принять метадоновую программу?

  • 23.01.2015 18:22

    Проходимец

    >А что мешает нашей отсталой стране принять метадоновую программу?
    Ну например производители метадона не смогли убедить в том, что в их казино не хватает фишек.

  • 23.01.2015 20:14

    >А что мешает нашей отсталой стране принять метадоновую программу?

    Беда в том, что вопрос должен формулироваться проще: кому выгодно, чтобы наша страна не принимает метадоновую программу? Ответ на него ясен как божий день...

  • 24.01.2015 01:27

    Александра

    Не жалко. Их вообще незачем лечить, они сами себе выбрали судьбу.

  • 25.01.2015 02:18

    Тяжелую опиатную наркозависимость ничем не вылечить, это уже труп для общества. Так что это лишь процесс приведения обложки с содержимому.

Поражения легких в США связали с контрафактными продуктами, но борьба идет с любыми вейпами
Эффективнее тщательно вымыть руки с мылом
Благотворительные фонды вынуждены собирать средства на лекарства, положенные их подопечным по закону
Кардиолог Наталья Волошина разбирает самые распространенные ошибки гипертоников
В США начинает действовать популяционный иммунитет против этой инфекции