Анонимный монолог московского врача на The Village

23 июля 2015 года, 17:34
Комментировать

Московский врач анонимно рассказал изданию The Village о своей работе, последствиях реформы здравоохранения и проблемах системы. Специализация в публикации не называется, но, судя по замечаниям в тексте, это – нейрохирург.

В его монологе – плюсы реформы, профанация в амбулаторно-поликлиническом звене, ненужные госпитализации и лишние траты стационаров.

Рассуждя о сокращениях, врач признает их необходимость, но осуждает бездумность: оставляли далеко не самых эффективных специалистов. По его словам, особенно охотно уходят из профессии молодые врачи, для некоторых пожилых реформа наоборот стала жизненной трагедией.

Зарплаты после реформы стали ниже, средняя для врача по Москве, по оценкам героя, ­– 35-40 тысяч рублей со всеми премиями. При этом разрыв в доходах рядовых врачей и руководства очень велик.

Говоря о «левых» доходах, врач называет это «бизнесом на рабочем месте», устроенном в соответствии с представлениями каждого медика «о добре и зле». По его словам, порядочные врачи не берут взяток, лишь принимают благодарности после лечения без ценников. Другие – намекают на то, что без дополнительной платы пациент не получит качественной помощи или даже затягивают ее оказание до момента предложения взятки.

В рассказе есть эпизод, касающийся использования экстренных служб в качестве такси через ложные вызовы – санитарной авиации на Кунашире и машин «скорой помощи» в Москве.

Говоря об образовании, врач называет его одной из положительных сторон российской медицины. По его словам, за рубежом ценят российских врачей и есть пациенты, которые приезжают оперироваться в Россиию с Запада. Большой проблемой медицинского образования в России герой называет коррупцию, из-за которой есть немало дипломированных специалистов, ставших врачами, но учившихся исключительно за взятки.

При этом герой отмечает «вопиющее отсутствие стандартов», приводящее к разительной разнице качества лечения не только в разных больницах, но даже в разных отделениях внутри одного учреждения.

У пациента, по мнению врача, есть несколько выходов в российской системе здравоохранения. Первый – «на все забить и умереть», второй – «искать альтернативные пути». В качестве таких путей герой называет обращение в частную клинику (если есть деньги) и попытки «пробиться в стационар», где работают наиболее квалифицированные врачи. В качестве примера еще одного выхода врач приводит случай пожилой семейной пары, в которой у мужа развлся гнойный спондилодисцит, который не был диагностирован врачами неотложки и участковым терапевтом. В итоге супруга больного поставила ему диагноз благодаря поискам в интернете, там же нашла способы лечения и купила нужные антибиотики, а впоследствии справилась с помощью интернета и с возникшим тромбозом глубоких вен голени. За полгода такого лечения ей удалось спасти мужа и к врачу она обратилась уже с вопросом о том, где пройти реабилитацию.

Говоря о действиях властей, врач предполагает, что чиновники «делают ставку на заболевания, после которых можно поправиться», то есть налаживают лечение излечимого – тех случаев, после успешной терапии которых человек будет трудоспособен. Люди, для которых ничего не меняется – неизлечимо больные, нуждающиеся в паллиативной помощи, онкобольные с потребностью в обезболивающих, инвалиды детства.

Врач оценивает ситуацию в регионах как прискорбную: денег мало, работа тяжелая. Ехать работать в отдаленные регионы, по его словам, не хочет никто. «Несколько моих знакомых стали жертвами проекта по направлению медиков в отдаленные пункты», – говорит он, замечая, что многие купились на подъемные и потом сожалели.

Врач объясняет медицинские причины высокой смертности от инфарктов (инфаркт – главная причина смертности в России и в мире) тем, что после приступа помощь пациентам оказывается неправильно и риск повторного приступа не снижается, а также несвоевременными операциями (стентирования коронарных артерий).

Большая часть монолога врача посвящена диспансеризации. Он отмечает, что диспансеризация в России является формальностью вроде требования справки для посещения бассейна, и в своей работе он не сталкивается ни с какими положительными результатами диспансеризаций. Если же сделать превентивный осмотр обязательным, система не выдержит нагрузки. Но даже при появлении достаточных ресурсов для проведения таких осмотров, потребуются значительные пропагандистские усилия, чтобы пациенты проходили эти обследования.

Источник:

Московский врач рассказал The Village о своей работе, левых доходах и пациентах, которые лечат сами себя.

The Village
Поделиться

Комментарии (4)

  • 23.07.2015 20:54

    докА

    Прочитал бегло. В целом, думаю, по делу. На счет последней фразы - плюсую. Как меня давно учили - частые болезни бывают часто, редкие - редко.

  • 24.07.2015 20:52

    Герман

    Врач подтвердил еще раз: настоящей медицины нет во всем мире, нет ее и в России. Есть врачебное шарлатанство, узаконенное государствами.

  • 25.07.2015 00:32

    Я давно уже лечусь по интернету и все мои знакомые тоже. Спасибо хоть за это государству.

  • 25.07.2015 09:31

    Вий

    И внематочную?!

Медицинский маркетинг - не диковинка, а объективные реалии
Хроническими инфекциями обусловлено около 16% всех случаев онкозаболеваний
«Такие дела» рассказали, как обстоят дела с лечением почечной недостаточности у маленьких детей
По оценке ВОЗ, повышение осведомленности – ключевой элемент стратегии борьбы против онкозаболеваний
Они чаще испытывают вину за переедание и чаще чрезмерно озабочены собственными жировыми отложениями