«Пора отойти от стереотипа о том, что болеть в пожилом возрасте – нормально»

Фото: Shutterstock/FOTODOM
16 мая 2018 года, 09:54
Комментировать

В новых «майских» указах президент Владимир Путин поручил правительству обеспечить повышение средней продолжительности жизни в России до 78 лет к 2024 году, и до 80 лет – к 2030. Сегодня средний россиянин живет 72,7 года – на 10 лет меньше среднего европейца и на 15 – японца. Но еще хуже обстоят дела с продолжительностью здоровой жизни – по этому показателю Россия не входит даже в первую сотню стран мира.

Коэффициент здоровой жизни рекомендует подсчитывать Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Он показывает количество лет, которые человек живет без серьезных хронических или возрастных заболеваний, которые бы осложняли его жизнь или делали его инвалидом. Этот индекс показывает, как работает медицинская и социальная система страны, удается ли на ранних стадиях отслеживать серьезные заболевания.

По данным ВОЗ, продолжительность здоровой жизни для россиян в среднем составит 63,4 лет для детей, родившихся в 2015 году (61,5 лет для мужчин и 64,6 для женщин). При этом, ожидаемая продолжительность здоровой жизни, например, в Швеции и Италии уже сегодня составляет 70 лет, а в Швейцарии – 81,8 года.

По расчетам демографов РАНХиГС, к пенсионному порогу в России остаются полностью независимыми от посторонней помощи только 71,8% мужчин и 70,4% женщин. При этом, использовавшаяся модель отсутствия серьезных затруднений чисто медицинская и примерно соответствует представлению об инвалидности III группы. То есть, речь идет даже не о какой-то трудовой или социальной активности, а об элементарной способности самостоятельно мыться, одеваться, ходить по комнате, принимать пищу, вставать с постели и пользоваться туалетом.

В 2015 году средняя продолжительность жизни в России достигла исторического максимума ипреодолела планку в 70 лет – это та цифра, которая отличает развитые страны от развивающихся.Сейчас этот показатель составляет 72,7 года, доля пожилых людей составляет 14% населения и продолжает расти. При этом, с точки зрения нашего государства, коэффициент ожидаемой продолжительности здоровой жизни несущественный статистический показатель: его нет ни в одной государственной программе, связанной со здравоохранением и демографией. Специалисты-гериатры, впрочем, с этим не согласны. По их мнению, стране нужна программа здорового долголетия, основная задача которой – сократить разрыв между общей продолжительностью жизни и ее активным периодом.

Современный подход

Современный подход к проблемам старости заключается в том, что ее можно не только облегчить – вполне реально отдалить ее наступление, продлить жизнь человека вообще и в особенности  ее активную, полноценную часть.Почти во всех направлениях медицины можно выделить особенности, присущие пожилому возрасту. И гериатрия занимается не только изучением «старческих» заболеваний и патологий, но и способами их лечения и профилактики, особенностями гигиены пожилых. Более того, разрабатывается еще и направление гериатрической фармакотерапии, изучающее особенности влияния лекарств и биоактивных веществ на пожилых людей.

В России гериатрическая служба начала активно развиваться с 2014 года. С 2018 года гериатрическая помощь пожилым пациентам включена в систему ОМС.  В конце апреля в Москве прошел V Всероссийский Съезд геронтологов и гериатров с международным участием, на котором главный внештатный специалист-гериатр Минздрава Ольга Ткачева озвучила планы и первые итоги развития гериатрической службы в России.

В частности, в 2017 году Минздрав запустил в семи регионах пилотный проект «Организация современной модели долговременной медицинской помощи гражданам пожилого и старческого возраста на принципах междисциплинарного  взаимодействия» («Территория заботы»). По словам Ткачевой, эта программа означает объединение усилий и знаний не только гериатров, но и врачей первичного звена, психологов, неврологов, психиатров и социальных работников. Кроме того, в более чем 30 регионах страны организована обширная образовательная программа для врачей и среднего медперсонала. В последние годы были одобрены клинические рекомендации и соглашения экспертов по фармакотерапии для пациентов пожилого возраста, по старческой астении, сахарному диабету, хронической сердечной недостаточности.

К 2023 году для практической работы будут подготовлены 2500 врачей-гериатров. В частности, с 14 мая по 20 июня 2018 года на базе кафедры болезней старения ФДПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова проводится конкурсный набор на обучение в клинической ординатуре и аспирантуре по стипендиальным программам, включающим международные стажировки в ведущих зарубежных клиниках. В рамках второго года обучения предусмотрены стажировки в ведущих гериатрических клиниках Израиля, Франции, Швеции.

На самом съезде было презентовано первое Национальное руководство по гериатрии, в создании которого приняли участие более 40 ведущих экспертов в различных областях гериатрии. А также первые российские рекомендации «Уход за ослабленными пожилыми людьми». В Национальном руководстве много внимания уделено синдрому старческой астении («хрупкости»), вопросам паллиативной гериатрии и модели гериатрической реабилитации, а также когнитивным и психоэмоциональным нарушениям, деменции, депрессии и тревожным расстройствам. Отдельная глава посвящена фундаменту гериатрии – комплексной гериатрической оценке. Руководство по уходу содержит 19 разделов: теоретические основы ухода, техники ухода за пожилыми людьми и информацию о том, как избежать ошибок при помощи ослабленным пожилым людям.

Изучить распространенность гериатрических синдромов и возраст-ассоциированных заболеваний у пожилых россиян должно отечественное многоцентровое эпидемиологического исследования «ЭВКАЛИПТ».Это исследование стартует в нынешнем году в 23 регионах России с различными климатическими, экономическими и демографическими условиями, и отечественные специалисты рассчитывают получить с его помощью цельную картину ситуации в стране. Пока же делать выводы на основе средних данных по стране практически невозможно, поскольку уровень здравоохранения в российских регионах очень неоднороден, и это ярко демонстрируют показатели продолжительности жизни. Разница между первым и последним регионом в списке Росстата составляет более 15 лет.

«Стариков надо лечить так же, как и всех остальных»

По мнению Ткачевой, российскому обществу пора отойти от стереотипа о том, что болеть в пожилом возрасте – нормально. По ее словам, следует отходить от устоявшегося мнения, что у пожилого человека «должно что-то болеть», нельзя лечить людей «со скидкой на возраст» и допускать дискриминацию по возрастному признаку.  

Что касается нейродегенеративных заболеваний, то, по мнению зав. лабораторией нейрогериатрии и когнитивных нарушений Российского геронтологического научно-клинического центра Элен Мхитарян, нельзя ставить знак равенства между старостью и деменцией. Сегодня, по данным ВОЗ Россия находится на шестом месте в мире по распространенности деменций. Однако, во многом это связано с поздней диагностикой заболевания: и сами больные, и их близкие, и даже врачи списывают симптомы на возраст и не направляют пациентов к профильным специалистам, которые могут замедлить развитие болезни.

Такое отношение становится уже своего рода медико-социальной проблемой.«Больные старики и их родственники отличаются очень низкой комплаентностью – приверженностью лечению и способностью к быстрому реагированию на  происходящие изменения в состоянии здоровья, – рассказал Медновостям директор клиники колопроктологии и малоинвазивной хирургии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова,  председатель правления Российского общества колоректальных хирургов Петр Царьков. – К  сожалению, и мы (люди, которые несут ответственность за своих пожилых родных) обращаем на них меньше внимания, и сами они стараются нас не беспокоить. Образно говоря, они «сжимаются», снижая с годами круг претензий и внимания к себе. Они говорят: «вот я сейчас немного поболею, и все пройдет». Из-за такого их отношения к себе у пожилых людей чаще, чем у людей других возрастов встречаются запущенные формы злокачественных заболеваний».

Негативно относились к возможности и перспективам лечения больных старше 75 лет и предыдущие поколения онкологов. Врачи рассуждали, что если оперировать стариков, которым и так недолго осталось, то это лишь усложнит и так нелегкую их жизнь. Между тем, по словам Царькова, анализ именно онкологической выживаемости самых пожилых пациентов показал, что она сравнима с общей выживаемостью в группах больных 60-75. И это означает, что стариков надо лечить так же, как и всех остальных. «Сегодня люди больше стали заниматься здоровьем. Многие переходят в эту возрастную категорию в хорошей физической форме, и хотя у них есть сопутствующие заболевания, они не так декомпенсированы и вполне могут лечиться. А мы должны разрабатывать для стариков протоколы лечения, потому что они тоже хотят жить, – считает Царьков. – У старого человека много сопутствующих заболеваний, конкурирующих за право оказаться первым в списке причин его гибели. И мы понимаем, что это может случиться в любой момент.  Но мы должны дать им шанс, а не оставить и смотреть, как они медленно уходят». 

Поделиться

Комментарии

Чем различаются гепатиты B, C и D, как с ними бороться и как обезопасить членов семьи больного
Октябрь - месяц повышения осведомленности о раке молочной железы
Эпидемия может начаться уже в середине осени
Возможную пользу алкоголя для сердца нивелирует риск развития рака