В половине случаев тяжелобольные дети остаются без лекарств из-за бюрократических проволочек

Фото: maxpixel.net
11 сентября 2019 года, 10:33
Комментировать

Благотворительные фонды регулярно вынуждены собирать для своих подопечных  средства на лекарственные препараты, которые обязаны им выдаваться за счет средств бюджета. Проблема кроется не только в запутанности и несовершенстве законодательной базы, но и во многом в неповоротливости государственной системы обеспечения лекарствами, в особенности – на региональном уровне. У детей с первичным иммунодефицитом к общим проблемам отечественного лекарственного обеспечения, добавляет неопределенность их правового статуса.

Поддерживающий людей с первичным иммунодефицитом (ПИД) благотворительный фонд «Подсолнух» проанализировал основания, по которым чаще всего их подопечным отказывали в лекарствах в прошлом году. Почти в половине случаев больные дети оставались без жизненно необходимых им лекарств из-за бюрократических причин – задержки или отмены аукциона, не выписки рецепта, отсутствия лекарства в аптеке или на складе. В четверти случаев чиновники указывали на «техническую невозможность», каждому восьмому отказывали по причине отсутствия у него группы инвалидности. Еще в 8% случаях нужный препарат не входил в утвержденный Минздравом перечень ЖНВЛП.

Существование законных прав пациентов с ПИД на льготные лекарства не подлежит сомнению, нет работающих механизмов обеспечения пациентов такими препаратами, отмечают в фонде «Подсолнух». «В 2018 году нами проведена работа по 298 обращениям граждан, которые связаны с нарушением их прав в обеспечении лекарственными препаратами. При всем этом основания для получения льгот у граждан есть. Проблема кроется не только в запутанности и несовершенстве законодательной базы, но и во многом исходит из отсутствия соблюдения надлежащего регламента обеспечения лекарствами. Это системные вопросы, которые не работают на региональном уровне».  – считает директор  Фонда Ирина Бакрадзе.

И пока ситуация только ухудшается. Как рассказали в Фонде, общее количество обращений по лекарственному обеспечению в 2018 году по сравнению 2017 годом значительно увеличилось: 298 обращений (2018 г.) против 177 обращений (2017 г.), и уже 155 за первое полугодие 2019. При этом, растет число разрешенных дел только после вторичного обжалования (направление обращений в Минздрав, Росздравнадзор и Прокуратуру региона). Так, в 2018 году после первичного обжалования в пользу пациента было решено 37 % дел (против 46% в 2017 г.), в 2019 году после первичного обращения было решено всего 14% дел, и 86% - после обжалования. Это связано, в том числе, с тем, что большинство медучреждений выполняют свои обязательства, а проблемы возникают на уровне министерств здравоохранения регионов, считают эксперты.

Первичные иммунодефициты (ПИД) представляют собой группу тяжелых генетически обусловленных заболеваний, симптомы которых, как правило, проявляются уже в первые годы, иногда месяцы, жизни, поэтому основную часть больных с ПИД составляют дети. Постановка диагноза ПИД является непростой задачей, нередко ПИД скрывается под маской других состояний, и пациенты проходят длинный путь до подтверждения правильного диагноза. К сожалению, некоторые пациенты так и не успевают получить диагноз при жизни и умирают от различных осложнений.

ПИД –  группа генетически обусловленных хронических заболеваний, им никак нельзя заразиться от другого человека, его можно только унаследовать. Но ребенок с ПИД может появиться и у абсолютно здоровых родителей – в результате случайной мутации в гене иммунной системы.

ПИД требует пожизненной терапии и частых, порой очень долгосрочных госпитализаций. ПИД включает в себя более 300 форм, вызванных нарушением одного или нескольких иммунных механизмов защиты. Дети с самыми тяжелыми формами редко доживают до года, однако пациентам с другими формами ПИД своевременная комплексная терапия позволяет жить долго и полноценно. Поэтому очень важно как можно раньше поставить точный диагноз и приступить к правильному лечению. В частности, это дорогостоящая заместительная терапия, которая состоит в поддержке собственного иммунитета ежемесячными внутривенными или подкожными введениями иммуноглобулинов. А также поддерживающая антибактериальная и противогрибковая терапия. Ежемесячно на лекарства одному ребенку с ПИД требуется от 50 до 500 тысяч рублей.

По словам Ирины Бакрадзе, задача Фонда – найти пациентов, которым необходима поддержка. Благодаря достижениям современной науки у этих детей есть возможность жить полноценной жизнью, но лишь при условии доступности медпомощи и своевременной регулярной терапии. К сожалению, к общим проблемам отечественного лекарственного обеспечения, у больных ПИД добавляет неопределенность их правового статуса. С одной стороны, первичные иммунодефициты входят в список редких (орфанных) заболеваний, а с другой – не входят в отдельную программу государственных гарантий.

Ирина Бакрадзе

Усугубляет ситуацию бедность большинства российских регионов, на которые возложены обязанности по обеспечению лекарствами «своих» льготников.Отсюда и нарушения прав таких пациентов: так, 12% обращений в Фонд связаны с отказом в обеспечении лекарствами, аргументированным отсутствием инвалидности. Люди с инвалидностью считаются «федеральными» льготниками и получают лекарства за счет федерального, а не региональных бюджетов, которые зачастую, действительно, не готовы к такой финансовой нагрузке.

Пути решения проблемы известны, о них много лет говорят эксперты.По словам Ирины Бакрадзе, фонды давно превратились из кассы взаимопомощи в экспертные организации, которые занимаются не только масштабными программами по защите прав пациентов, но и решают системные вопросы. Так, в конце и начале календарного года наблюдается увеличение количества случаев задержки в выдаче лекарств из-за того, что ранее закупленные препараты уже закончились, а на следующий год заявки только формируются. Решить проблему могли бы закупки с небольшим резервом, рассчитанным на вновь выявленных больных и ежегодную задержку аукционов в начале года.

Среди других предложений экспертов Фонда: создание системы перераспределения лекарств между медучреждениями в пределах региона, оповещение ЛПУ о состоявшейся закупке и наличию препаратов на складах. Кроме того, в случае срыва аукциона, следует применять процедуру индивидуальной закупки по жизненным показаниям, т.е. закупать препарат у единственного поставщика. И, наконец, должна быть прекращена порочная практика выписывания льготных рецептов только после поступления препарата на склад.

Еще одна проблема ПИД – низкая выявляемость. Согласно мировой статистике, в России выявляется только около 15 процентов пациентов с ПИД.Постановка правильного диагноза запаздывает в среднем на пять лет. А детям с самыми тяжелыми формами просто не успевают помочь – они гибнут в грудном возрасте. И единственный шанс вовремя подтвердить диагноз, назначить лекарство и начать лечение – генетические исследования.

Очень важно включить исследование на ПИД в хорошо зарекомендовавшую себя программу неонатального скрининга,считает Ирина Бакрадзе. Проведенный в первые дни жизни скрининг выявляет болезнь до клинических проявлений, и при своевременном лечении можно либо совсем нивелировать симптомы, либо сильно облегчить течение заболевания. Последние 10 лет все новорожденные проходят скрининг на пять наследственных заболеваний. И, по данным Минздрава, ежегодно эти заболевания диагностируются более чем у тысячи новорожденных. К этой тысяче детей могли бы добавиться еще 250 со своевременно выявленным ПИД.

Поделиться

Комментарии

Через полгода работа в системе маркировки лекарств будет являться лицензионным требованием.
"Аборт не обязательно опасен или вреден для женщин, а вот отказ в аборте – может быть таковым"
Хоть польза пребывания на природе давно очевидна, конкретный цифры ранее вычислить не удавалось
Курильщики лишаются зрения в два раза чаще, чем некурящие
Будьте аккуратнее с двадцать шестой чашкой