Драма в девичьем институте. Золотистый стафилококк и пищевые отравления

  • Врачи
  • Диагностика

29 сентября (17 по старому стилю) 1899 года в Харькове, отмечавшем именины Веры, Надежды, Любови и Софии, произошли сотни пищевых отравлений праздничными тортами.

Подобное тогда не слишком удивляло: по всему миру время от времени преподносила сюрпризы выпечка проверенных марок, видом и вкусом не вызывающая сомнений. Но на сей раз следствие вёл выдающийся врач-гигиенист Павел Лащенков. Он установил, какой микроорганизм стоит за словами «съел что-то не то и отравился». В результате профессиональным кулинарам и любителям предписали простые правила, соблюдение которых исключает несчастные случаи.

День ангела и кондитерская Пок

До революции день ангела Веры, Надежды, Любови и Софии был примерно тем, чем позднее стало 8 марта – чествованием всех женщин. Практически в любой семье кого-нибудь звали одним из этих четырёх имён. Было принято навещать именинницу с подарками, да не ей одной, а всей женской половине.

К столу подавалась лучшая выпечка, какую только можно было достать. Харьков славился ореховыми тортами с кремом. Самые вкусные и дорогие торты готовила кондитерская Пок. Она была завалена заказами к 16, 17 и 18 числам (соответственно в XIX веке это были по новому стилю 28, 29 и 30 сентября).

Осень 1899 года выдалась аномально тёплой: 28 и 29 числа днём было 22 градуса по Цельсию, а 30-го все 25. В кондитерской Пок термометр поднимался аж до 37. Заказов было полным-полно, так что от работников «пар валил». Запомним это обстоятельство, оно ещё всплывёт.

Что-то пошло не так

Итак, 29 числа именинницы с гостями съели свои кремовые торты. Через 5-10 часов участники застолья ощутили острую боль под ложечкой, началась мучительная рвота и понос. За ночь подняли на ноги всех врачей Харькова. Число пострадавших превысило 200. Да сплошь видные люди: кондитерская Пок не всем по карману. Движущей силой расследования стала канцелярия харьковского Института благородных девиц, где заболело 28 воспитанниц.

Помимо «желудочно-кишечных» страданий, институтки испытывали жуткий страх смерти. В те времена его относили к самым важным симптомам, считая признаком угрозы жизни больного. Картина вообще-то напоминала отравление мышьяком, так что именинное угощение повезли на анализ в химическую лабораторию Харьковского университета. Никаких минеральных ядов, однако, не нашли. Тогда черствый торт был доставлен в Городскую санитарную лабораторию, и 2 октября попал в руки Павла Николаевича Лащенкова.

Лащенков

Ему недавно исполнилось 35. Лащенков уже был известен в научном мире. Полутора годами раньше, на стажировке у Карла Флюгге в Бреслау смелым опытом на себе доказал он существование воздушно-капельного пути распространения инфекций. 1 марта мы уже говорили в заметке о появлении хирургических перчаток и масок, как Лащенков портил себе зубы, полоща рот культурой «бацилл чудесной крови», разлетавшихся по комнате, если экспериментатор говорил или насвистывал.

Так вот, пытливый Павел Николаевич увидел в отравлении тортами не постылый быт, а возможность разрешить старую медицинскую загадку. Врачей давно занимал вопрос: отчего мясо с душком, плесневелый хлеб, вонючий сыр, гнилые фрукты человек может съесть безнаказанно, а чудесный свежий торт, венец кулинарного искусства, укладывает его на судно?

Загадочное отправление.. стафилококком

Недавно открытые бактерии-возбудители бруцеллеза и ботулизма тут явно ни при чём: пострадавшие не испытывали ни мышечной боли, ни проблем со зрением. У микробиологов на примете по части пищевых отравлений были разные бациллы, или палочки, в том числе кишечная, обнаруженная Теодором Эшерихом. Ныне она называется в его честь Escherichia coli, сокращённо E. coli, обозначая заглавной E начало фамилии своего открывателя. Но что, если за драмой в девичьем институте стоят микробы, которые в норме не плодятся в желудочно-кишечном тракте?

Ко 2 октября отравленные девушки пришли в себя. Ни их фекалий, ни рвотных масс Лащенков получить не успел. Имелись только засохший торт и кондитер, умоляющий не выдавать его рецепт. Достопамятный харьковский ореховый торт состоял из трёх бисквитов с прослойками коричневого крема. Тайны бисквита бактериолога не волновали, поскольку тесто побывало в печи. Другое дело крем. Для его приготовления смешивали молоко, яйца, муку, сахар и пряности (в секретном соотношении), и нагревали всё это примерно до 90 градусов, полчаса помешивая в кастрюле на огне. До кипения молоко не доводили, потому что в этом случае крем получается не такой вкусный. Мало того! Смеси давали остыть и добавляли мелко нарубленный грецкий орех. Разумеется, никак не стерилизованный.

С этим орехом возбудитель и попал в крем. Лащенков разрезал кусок злосчастного институтского торта стерильным ножом, и снял кусочек крема со среза чистым платиновым ушком, чтобы заразить питательную среду. Послушав кондитера, жаловавшегося на жару в кухне, Павел Николаевич поместил агар в термостат и выдерживал там при 37 градусах. Уже через сутки на питательной среде выросли оранжевые колонии давно знакомого золотистого стафилококка. Или гроздекокка, как говорили тогда по-русски, частично переводя с греческого. Этот род бактерий назвали так за привычку расти гроздьями, подобно винограду. Старый враг, возбудитель фурункулёза, нагноения ран и грозных больничных инфекций, оказался к тому же причиной пищевого отравления.

Ситуация прояснилась

Стафилококк вызывает воспаление кишечника. Морская свинка, которой Лащенков впрыснул культуру бактерий из торта, сдохла через 10 часов. Для человека такое приключение ограничивается 3-4 сутками поноса и рвоты, но Павел Николаевич припомнил, что в клинике Эшериха два пациента умерли от энтерита, испражняясь практически чистой культурой золотистого стафилококка.

После серии опытов со свинками можно было обвинять стафилококк в отравлении девушек. Но вину ещё надо было доказать, то есть воспроизвести появление бактерии в торте. Между тем, кондитерская Пок продолжала работу. И хотя продажи упали, никто больше не жаловался на понос и рвоту. Лащенков сам заказал пару тортов с ореховым кремом. Один съел сразу, другому дал три дня, чтобы засохнуть. Хотя такой торт вкусен лишь в день приготовления, и надо было себя заставлять глотать сладкий сухарь, печальных последствий Лащенков не дождался. Никто не сглазил и на заразил кондитерскую Пок. Всё там снова было в порядке.

Помог случай. В разговоре совсем на другую тему коллега Лащенкова, полтавский санитарный врач Борис Леонтьевич Богопольский, обмолвился, что пару лет назад на Пасху случилась в Полтаве эпидемия очень похожих отравлений. Пострадало 46 человек. И тоже от кремовых тортов, и тоже из лучшей кондитерской – заведения Кандыба, знаменитого своими пирожными «картошка».

Что общего в этих историях?

1) Высокая репутация производителя и 2) жара в натопленной кухне, где без отдыха трудились работники, чтобы успеть выполнить все заказы. Тогда Лащенков точно воспроизвёл условия приготовления крема в своей лаборатории при 37 градусах, внеся в молоко культуру гроздекокка. Крем был выдержан при такой же температуре несколько часов, и в нём отлично расплодились стафилококки. Опыт несколько раз удачно проходил при температуре человеческого тела, хотя вырастить столь же буйный цвет бактерий, как в институтском торте, Лащенков так и не сумел. А вот при комнатной температуре стафилококки проигрывали борьбу за существование другим, менее вредным коккам, которыми не то что человека – кролика отравить не удавалось.

Правило Лащенкова

Из этого Павел Николаевич вывел полезнейшее для кондитерского производства правило: когда не можете простерилизовать все компоненты крема, не готовьте в жарком помещении. А если по-другому не получается, сразу же охлаждайте своё изделие. И доставлять его потребителю лучше всего в холодильнике либо на льду. Даже если от кухни до парадного стола всего несколько десятков минут.

Авторитет Лащенкова так вырос, что ему предложили покинуть родной Харьков и переехать в Томск, где он получил кафедру и лабораторию. Там в 1909 году Павел Николаевич, продолжая опыты с ингредиентами крема, обнаружил в белке куриного яйца убивающее бактерии вещество, названное лизоцимом. На это сообщение обратил внимание Александр Флеминг, работавший с лизоцимом, а затем, увлёкшись антибактериальными средствами – уже с пенициллином. Так от Института благородных девиц на Сумской улице в Харькове потянулась цепочка событий, вызвавшая к жизни антибиотикотерапию.

Михаил Шифрин

Диагностика. Лечение. Анализы. Оформление медкнижек и медсправок
Врачи мирового уровня.Современное оборудование.Своя лаборатория. Маяковская
14 отделений. Прием ведут врачи высшей категории.
Все виды анализов и диагностики. Конфиденциально. Без очередей. 24 часа
Опытные гинекологи, урологи, дерматологи. Анализы. УЗИ. Конфиденциально. 24 часа
Опытные врачи. УЗИ, анализы. Анонимно. Без очередей. Скидки. 24 часа
УЗИ, все виды анализов. Опытные специалисты. Гинекология. Дерматология
Специалисты клиники первыми в России начали применять методику вульво-вагинального лазерного ремоделирования , позволяющую лечить многие гинекологические заболевания без операций и долгой реабилитации.
Лечение доброкачественных и злокачественных новообразований с помощью современных методов
Похожие статьи