Трихины: первые убийцы среди паразитов

27 января 1860 года патолог дрезденской больницы Фридрих Ценкер установил, что причиной болезни и смерти пациента стали обитающие в мускулах паразиты — трихины, которых прежде считали безобидными червячками. Впервые было доказано, что паразит может убить человека.

А начиналось всё с курьёза. 2 февраля 1835 года юный студент-медик Джим Педжет присутствовал при вскрытии в лондонской больнице Святого Варфоломея трупа 51-летнего итальянского каменщика, умершего от туберкулёза. Тогда треть населения Лондона составляли гастарбайтеры, и мёрли они в основном от чахотки. Но у этого мертвеца была особенность, давно известная патологоанатомам как «песчаная диафрагма». Мышечная ткань диафрагмы была пронизана белыми точками, твёрдыми как камень. О них тупился лучший скальпель.

Время близилось к обеду. Прозекторы на чём свет стоит ругали итальянца с его нездоровой диафрагмой, которая не даёт окончить вскрытие до еды. Прерывать аутопсию ради ланча считалось плохой приметой. И всё же голод победил. Оставив студента в мертвецкой, патологоанатомы пошли обедать.

Джим Педжет отличался от них любопытством. В будущем он станет баронетом, рыцарем сэром Джеймсом Педжетом. Именем этого прославленного врача назовут описанные им заболевания — деформирующий остеит (болезнь Педжета) и тромбоз усилия (синдром Педжета-Шрёттера). А пока он был просто Джимом, который из любознательности принёс на вскрытие лупу. Срезав кусочек мышечной ткани с диафрагмы гастарбайтера, студент разглядел её в лупу и ему показалось, что внутри точек неподвижно застыли свернувшиеся в спираль червячки.

Проверить эту гипотезу можно было только с помощью микроскопа, которого в больнице тогда не было за ненадобностью. Педжет пробежал несколько кварталов до Британского музея, где в отделе зоологии должен был иметься такой прибор. Но оказалось, что и там его нет. Зоологи отвели студента в отдел ботаники, которым заведовал Роберт Броун. Тот самый, который открыл броуновское движение растительных спор в воде, глядя в свой микроскоп. Ботаника пришлось долго упрашивать. На вопрос, неужели ему самому не интересно и он никогда не смотрел в микроскоп на червя-паразита человека, Броун ответил: «Слава Богу, нет!» Действительно, под микроскопом Джим увидел червячков в капсулах. Если паразит проживет в мышце год, капсула известкуется, становится твёрдой и может затупить скальпель.

Деятели науки, которые внесли важнейший вклад в изучение трихинеллёза:
Слева сверху — врач Джеймс Педжет (1814-1899), открывший трихины в 1835 году, в бытность студентом-медиком.
Справа сверху — Рудольф Вирхов (1821-1902), основоположник клеточной патологии, усилиями которого была введена проверка всего поступающего в продажу мяса на предмет наличия паразитов. В июле 1859 года накормил собаку мясом трупа с закапсулированными трихинами, и наблюдал их развитие в кишечнике собаки, а затем смерть животного от трихинеллёза. 
Слева внизу — Фридрих Ценкер (1825-1898), врач, впервые описавший смерть человека от паразитарной инфекции.
Справа внизу — паразитолог Майкл Сухдео (родился в 1953 году в Британской Гвиане, учился и дольше всего работал в Канаде) — исследователь, который установил правила поведения трихинелл (как с 1895 года называются трихины) в организме. Открыл, что в желудке трихинелла покидает капсулу под воздействием пепсина, а двигаться по кишечнику начинает, когда почует желчь. Знание законов поведения паразита в организме может сделать помощь больным более эффективной.
 

Зоолог Ричард Оуэн (тот самый, который придумал слово «динозавр») дал паразиту научное название — Trichina (от греческого слова «волос», как и специалист по болезням волос — трихолог) spiralis (то есть скрученная спиралью).

Трихины в капсулах внутри мышц встречались нередко. Чаще всего — в диафрагме, мускулатуре гортани и жевательных мышцах. Интерны любили ошеломить студентов зрелищем белых точек в мускулах и спросить: «а это какая болезнь?» И выслушав детский лепет, со смехом сказать, что это безобидные трихины. Действительно, носители капсул с трихинами, попавшие в руки медиков, умирали от других болезней. Чтобы понять, как опасны эти червячки, нужно было, чтобы они убили совершенно здорового человека. Именно это произошло 27 января 1860 года в Дрездене.

На хуторе недалеко от саксонского города Плауэн 21 декабря 1859 года, к Рождеству, забили свинью. Она пошла на традиционные праздничные угощения — ветчину и колбасу. Готовили хозяйка и 20-летная работница, вошедшая в историю медицины как «Мари Д.». После праздника Мари занемогла. Понос сменился слабостью, головокружением, жаждой и лихорадкой. Поскольку девушка никак не выздоравливала, её отвезли в столицу Саксонии и отдали в городскую больницу Дрезден-Фридрихштадт.

У неё диагностировали «брюшной тиф», под чем подписался и профессор патологии Фридрих Ценкер. Его постоянным местом работы был морг, который в этой больнице расположен дальше всего от входа. Поэтому каждое утро Ценкер проходил через все палаты и ставил диагнозы, которые затем проверяли патологоанатомы. Брюшной тиф у Мари Д. вызывал сомнения, так как девушка жаловалась на сильные мышечные боли, особенно в руках и ногах. Она кричала и билась, пока 26 января не впала в апатию. На рассвете 27-го Мари умерла. Вскрытие было назначено на 28-е, но Ценкеру не терпелось узнать правду. Едва тело принесли в мертвецкую, он отрезал кусочек мышцы и посмотрел на него в микроскоп — со времени открытия трихин многое поменялось, и микроскопы в больницах имелись обязательно. Зрелище было невиданное: посреди мускульной ткани лежали безо всяких капсул и даже ползали толпы трихин. Как они выглядят, Ценкер знал ещё с тех пор, когда его разыграли старшие товарищи. Но одно дело свернувшиеся в капсулах червячки, а другое — они же, двигающиеся по ткани. Их перемещение должно было вызывать мучительную боль. Когда на следующий день тело Мари вскрыли, то не обнаружили признаков никаких болезней, тем более брюшного тифа.

Тут же, 28 января, Ценкер отправил образец мышц умершей в Берлин, самому известному немецкому патологу Рудольфу Вирхову, с запиской: «Маленький лицемер разоблачён». Вирхов тут же накормил препаратом кроликов, вызвав у них трихинеллёз. А ещё через день Ценкер был уже за 80 километров, на хуторе, где работала Мари. Оказалось, все его обитатели больны. Особенно плоха хозяйка и тот мясник, который забивал свинью — мясники того времени имели привычку съедать немного сырого мяса: считалось, что мужчины от него становятся крепче. Теперь бедняга еле передвигал ноги. Он остался жив. Вообще смертность от трихинеллёза не превышает 30%. Наши лимфоциты вырабатывают против трихин антитела IgE, мешающие червям ползать по кишечнику и закрепляться на его стенках. Первый симптом болезни — понос: организм смывает трихины «в канализацию». Часто этим всё и заканчивается. Но если больной поглотил слишком много паразитов, как Мари Д., тогда дело плохо.

На ферме оставалось немного рождественской ветчины и колбасы, в которых ползали и капсулировались трихины. Всё стало ясно: свиное мясо часто бывает заражено ими. Открылся медицинский смысл законов Моисея и Магомета. Вирхов даже обсуждал с коллегами вопрос, не ввести ли по всей Германии исключительно кошерную диету. Но немецкие учёные сошлись во мнении, что «народ не поймёт», а их долг — втолковать этому самому народу, что свинина может быть опасна и её надо заранее проверять.

Проверка мяса на наличие трихин — так называемая трихиноскопия — в Германии времён Бисмарка. Мясники принесли свою продукцию санитарному врачу, тот рассматривает свинину в стократный микроскоп. Мяснику, продававшему непроверенный товар, полагался месяц тюрьмы, а медику, не заметившему трихины — 6 месяцев.
Наверху во врезке — две картины трихинеллёза. Справа: свернувшиеся в спираль закапсулированные трихины в мышцах (картина, которую первым увидел в 1835 году Педжет). Слева — трихины, покинувшие свои капсулы в желудке нового хозяина, двигаются по ЖКТ в поисках половых партнёров. Их потомство, если повезёт, пробуравит стенки кишечника, и по кровеносному сосуду двинется в мышцу, где свернётся спиралью и организует себе питание за счёт нового хозяина.
Иллюстрация из американской газеты 1881 года.

Рудольф Вирхов начал общественную кампанию за бдительность против трихин. Почему-то больше всех сопротивлялись ветеринары. Одному из них на глазах толпы крестьян Вирхов даже предложил съесть заражённой паразитами колбаски. Тот демонстративно съел — и занемог, хоть и не смертельно. Теперь, когда течение и причины трихинеллёза стали известны, отовсюду пошли сообщения о новых вспышках. В одной кведлинбургской деревне заболело сразу 438 человек, из них 101 скончался. С 1864 года берлинские городские власти учредили проверку под микроскопом всей поступающей в Берлин свинины. Процедура получила название «трихиноскопия». Она сделала Вирхова ещё популярнее, учёный прошёл депутатом в парламент. И тут же оказался в оппозиции к канцлеру Бисмарку. Как-то в одном вопросе парламентское меньшинство потерпело очередное поражение, и патолог с трибуны в сердцах заявил, что голова у канцлера пустая, а сам он пустое место. По преданию, Бисмарк вызвал депутата на дуэль. За тем оставался выбор оружия. Вирхов предложил сразиться на колбасах: из двух одна заражена трихинами. Бисмарк отверг эту затею. Ещё и сострить пытался, мол, «герои не обжираются перед смертью».

Это стало началом великой дружбы. Теперь канцлер выслушивал мнение Вирхова по разным вопросам. Трихиноскопию ввели во всей Германской империи. И когда Германия в 1883 году защитила своих производителей, запрещая ввоз дешевой импортной свинины из США под тем предлогом, что американцы не проверяли мясо на наличие трихин, Бисмарк просто сиял. В политике даже паразит на что-нибудь да сгодится.

Михаил Шифрин

Как избежать осложнений при ссадинах и порезах
На мелкие травмы, вроде ссадин и порезов, мы часто не обращаем внимания — само пройдет. Но даже небольшие повреждения кожи могут привести к неприятным последствиям, таким как нагноение и образование грубого рубца.
Медпортал рекомендует