Вампирофобия

19 января 1755 года произошла последняя в Европе официальная казнь вампира - сожжение тела умершей "упырицы", которая якобы делала вампирами своих односельчан. Узнав об этом, личный врач австрийской императрицы Герард ван Свитен выехал на место происшествия, чтобы прекратить массовый психоз и навсегда искоренить суеверие.

В Австро-Венгрии бушевала эпидемия воображаемой болезни. Народы Балкан в XVIIIвеке верили, что люди, убитые из-за угла или погибшие от несчастного случая, живут и после похорон. Их тела не разлагаются, по ночам они якобы встают из гроба и совершают убийства либо пьют кровь живых. Жертва превращается в вампира. Более того, зараза расползается от могилы упыря во все стороны, и похороненные рядом покойники тоже становятся упырями. Эпидемия среди мёртвых! Если тело умершего не разлагалось в земле, вампиризм считался доказанным, и труп обязательно сжигали, пока он не перезаразил всё кладбище.

Первым заболевшим на территории Австрийской державы был гайдук – вольнонаёмный пограничник – серб по имени Арнаут Павле. По его рассказу, в 1730 году он стоял на посту у дороги в Косово, и его ранил турецкий вампир. Сербия тогда принадлежала Австрии, а Косово – Турции. Павле отбился, проследил турецкого упыря до его могилы. Пришёл туда днём, пригвоздил злодея колом к земле и намазал свою кожу этой землёй. Так сказать, сделал себе прививку. Но вакцинация не помогла. Вскоре Павле упал с воза сена и сломал себе шею. В его деревне начались таинственные смерти. Прибыла комиссия военных врачей, которая не нашла ничего лучшего, как сжечь все подозрительные трупы.

Гравюра XIX века, изображающая первую группу австрийских медиков, вплотную работавшую с балканскими вампирами.
Это исторический эпизод, имевший место в январе 1732 года. Военный хирург Иоганн Флюкингер вёл расследование таинственных смертей в родной деревне "первого сербского вампира" Арнаута Павле. Через год после смерти Павле его односельчане стали умирать один за другим. Флюкингер вместе с двумя фельдшерами своего полка (на гравюре) поддался всеобщему психозу. Эксгумировав всех умерших за 5 лет, он объявил, что некоторые тела не поддались разложению, и во рту у них полно крови, причём не свернувшейся, а вполне жидкой. На полном серьёзе хирург доложил по начальству, что вампиры в самом деле существуют.
Проверить его доклад было невозможно, потому что Флюкингер вызвал цыган, "понимавших в подобных делах". Те сделали всё как положено: пригвоздили умерших к их гробам (это показано на иллюстрации), а затем сожгли трупы вместе с гробами. После этого в деревне больше никто не умирал, а слухи о кровопийцах разнеслись по всей Европе. Именно тогда в другие европейские языки вошло слово "вампир".
В конце концов вампиры появились в Моравии, совсем недалеко от Вены. Разбираться с ними на месте пришлось уже самому ван Свитену.

Всё бы могло на том и закончиться, да только в 1739 году Турция отбила Сербию у Австрии. И пошли жуткие слухи, что под властью султана вампиры из Косова свободно заражают славянскую землю. А оттуда эпидемия распространяется в сопредельные страны, принадлежащие австрийской монархии – Хорватию, Венгрию, Трансильванию, Силезию, Галицию. Регулярно в тех краях деревенские жители вскрывали какую-нибудь могилу и казнили покойника в огне, а его близких шельмовали, вынуждая подобру-поздорову сняться с места и идти куда глаза глядят.

Наконец, 30 января 1755 года из деревни Гермерсдорф, всего в 190 километрах от Вены, пришло потрясающее известие. Якобы замужем за местным крестьянином была приезжая женщина по имени Розина Полакин, которую звали «тирольской докторшей». Она лечила всю округу и ещё промышляла, говорят, чёрной магией. Два с половиной года назад она умерла, с тех пор в деревне мор. Все подозревали вампиризм, а Розину по ночам то и дело встречали на улице. Наконец, местное начальство будто бы по именному приказу из Вены устроило эксгумацию. Выкопали 30 покойников. 10 из них благополучно разлагались, и были прощены. Остальные, во главе с «тирольской докторшей», оказались как новенькие, а в их жилах струилась кровь. И вот 20 трупов (среди них один детский) обезглавили и сожгли.

Это уже не лезло ни в какие ворота. Императрица Мария Терезия не могла вспомнить, когда же она отдала тот самый «именной приказ из Вены». Её лейб-медик, голландец Герард ван Свитен, презиравший всякие суеверия, вызвался лично поехать в Гермерсдорф и разузнать, что за чертовщина там творится.

Реальные масштабы событий оказались куда скромней. Никаких 20 вампиров не было. Сожгли одну лишь Розину, 19 января 1755 года. Со дня её смерти до суда прошла не пара лет, а всего 4 недели. Так как за эти 4 недели в деревне скончалось ещё несколько человек, подумали на «тирольскую докторшу» – ведь она, кажется, колдовала. А где колдовство, там и вампиризм, ясное дело.

Осматривали тело Розины не врачи, а католические священники. Они единодушно заявили, что раз труп не начал разлагаться за эти три недели, значит, перед нами вампирша. Прочитав это заключение, ван Свитен расхохотался и долго не мог прийти в себя. Зимой, при отрицательной температуре, тело и не должно разлагаться. Зимой можно не торопиться со вскрытием - хоть 6 недель держи труп на морозе, ничего с ним не будет. Как декан медицинского факультета Венского университета, ван Свитен специально под этот сезон планировал для студентов самые интенсивные занятия в анатомичке.

Выслушав доклад своего врача, Мария Терезия обрушилась на местную администрацию. Почему чиновники, люди с образованием, идут на поводу у неграмотных крестьян? Что это за именной приказ, согласно которому надо было сжигать хладный труп Розины? Никакой «статьи за вампиризм» в законах империи нет и не было. 23 апреля 1755 года вышел настоящий приказ, согласно которому впредь на территории Австро-Венгрии такая самодеятельность становилась уголовно наказуемой. И с тех пор никаких вурдалаков в Австрии, Чехии, Венгрии, и в подконтрольной австрийцам части Балкан – не стало.

А таинственные смерти после кончины «тирольской докторши» объяснялись просто: в Гермерсдорфе стало некому лечить больных. Врачи жили и работали в городах за 50 километров, да и денег на их услуги у крестьян не было.

И ван Свитен добился принятия закона, согласно которому любое местечко отныне должно было нанимать двух настоящих врачей. В их обязанности входила борьба с эпидемиями и осмотр тел умерших. Врачи становились частью местной администрации с определёнными полномочиями. Эта схема потом служила примером при организации земской медицины в Российской империи.

 

Михаил Шифрин

Медпортал рекомендует