Нервная анорексия: мисс А и умственная страсть

17 января 1866 года лондонский терапевт и эндокринолог Уильям Галл впервые принял пациентку с неизвестной ему болезнью, которую он назвал «нервная анорексия».

Пациентке, вошедшей в историю под псевдонимом «мисс А», было 17 лет. Семейный доктор направил её на приём в больницу Гайс Хоспитал, рекомендуя Галла как самого толкового эндокринолога. При росте в 155 сантиметров больная весила 37 килограммов, но на худобу не жаловалась. Поступила она с нарушением менструального цикла: последние месячные были год назад.

Всё остальное — в норме. Дыхание чистое, моча чистая, язык чистый, сердце здоровое, ни рвоты, ни поноса, и только двигательная активность подозрительно велика для такого скелета, обтянутого кожей. Уильям Галл заподозрил железодефицитную анемию, которую в Англии тогда называли «зелёной болезнью», а в России — «бледной немочью». Но препараты железа эффекта не дали.

Насчёт питания у доктора с мисс А. состоялся характерный разговор, до боли знакомый всем, кто сталкивается с анорексией в XXI веке. Пациентка заявила, что близкие замучили её разговорами на тему «надо больше есть»: надоело, «сама всё знаю», неинтересно, неужели больше не о чем поговорить? Ну нет аппетита, и не надо. Однако наблюдение показало, что аппетит у «мисс А» всё же появлялся, причём волчий, но лишь на короткое время. Если упустить этот момент, больную снова не заставишь есть.

Поначалу доктор Галл решил подлавливать приступы аппетита, в удобную минуту подсовывая мисс А. самые калорийные блюда, а в остальное время не насилуя её волю. Этот метод тоже не сработал. Набора веса не наблюдалось, эндокринное расстройство не проходило.

Следующей версией был туберкулёз в какой-нибудь особой форме. У британских врачей поиски клинических описаний редких случаев этой болезни начинались с изучения напечатанного в 1694 году трактата Ричарда Мортона. Автор — личность колоритная: до 1662 года был священником, но за «нонконформизм», то есть пуританство и высокие требования к своему начальству, был объявлен диссидентом и лишён сана. Чтобы не умереть с голоду, выучился на врача. Постепенно завоевал авторитет по части борьбы с чахоткой. В лёгких умерших от неё Мортон заметил бугорки — те самые туберкулы, которым чахотка обязана своим современным названием «туберкулёз».

Есть у Мортона глава о «нервной чахотке»: в 1684 году дочь одного герцога пришла к нему на приём в состоянии, напоминающем «мисс А» — истощение, аменорея, всё прочее в порядке. Уже два года дочь герцога пытались лечить то так, то эдак, в том числе препаратами железа. Какой-то лекарь давал рвотное, после чего начались обмороки. Больная удивила Мортона тем, что в состоянии крайнего истощения много читала, ночи напролёт конспектируя книги, а днём совершала долгие прогулки. Многое повидал на своём веку доктор-нонконформист, но такого шустрого «живого скелета» встречать не доводилось.

Ричард Мортон (1637-1698), автор первого клинического описания нервной анорексии, и первым сумевший излечить пациента с этой болезнью. Гравюра из трактата Мортона о чахотке, 1694 год.

Препаратов железа Мортон не назначил, поскольку дело тут не в «зелёной болезни», а в «умственной страсти», то есть заболевание — психическое.

Чтобы вызвать аппетит, дочери герцога давали горькие пилюли. Одновременно поили «противоистерической водой» с касторкой и нашатырём. Наметилось улучшение, но больная пожаловалась, что «противоистерическая вода» ей надоела, и предложила «предоставить всё природе». Мортон дал согласие. Об этой ошибке он впоследствии пожалел: обмороки возобновились, и через три месяца девушка впала в такой обморок, из которого не было возврата.

Поэтому, когда с «нервной чахоткой» к Мортону пришёл 16-летний сын его старого друга, тактика сменилась. Мальчик представлял собой «живой скелет», который отказывался есть, но был способен денно и нощно заниматься, готовясь к обучению в университете. Мортон предписал ему сделать в учёбе перерыв и объездить страну, везде пробуя местное парное молоко и сыр. Маленькие, но регулярные перекусы помогли — пациент набрал вес, обмороки прекратились.

Похожую хитрость доктор Галл применил и к «мисс А». Ей дали новые препараты и сказали, что лекарства подействуют, если их чем-нибудь заедать. Какой-нибудь ерундой, хоть бутербродом. Принимать пилюли с закуской нужно часто и точно по часам. Оказалось, в лечении такого расстройства пищевого поведения регулярность питания на первых порах важнее калорийности. За два года девушка выздоровела, а ещё через два года «мисс А» весила уже не 37 кг, а 58, и выглядела не на 30 с хвостом, а на свой 21 год.

За всю свою практику автор термина «нервная анорексия» Уильям Галл столкнулся с этой патологией лишь 4 раза. В трёх случаях удалось добиться выздоровления, одна больная погибла. Сейчас, когда это заболевание приняло массовый характер, мы знаем о нём гораздо больше, но анорексия продолжает оставаться смертельно опасной. Нельзя недооценивать мощь «умственной страсти».

Михаил Шифрин

Медпортал рекомендует