Пограничные состояния психики

  • Врачи
  • Лечение
  • Статья обновлена: 18 июня 2020

Пограничные психические расстройства находятся на самой грани между состоянием здоровья и состоянием болезни. Это — неспецифические болезненные проявления.

Невротические расстройства, которые определяют пограничные состояния, входят в структуру разных заболеваний — психических, соматических, неврологических, и выражаются в целом комплексе расстройств невротического уровня. Это могут быть повышенная раздражительность, астения, навязчивые состояния, вегетативные дисфункции.

Причины психических расстройств

К числу видимых первопричин болезни относят переживаемые человеком различные конфликты психологического характера — будь то внутренние или с окружающей средой. Нередко существуют и более глубинные причины — биологическая предуготовленность, предопределенные генетически особенности характера. Некоторое время назад в России наблюдался значительный рост количества пограничных состояний, в то время как основные психические заболевания — шизофрения, эпилепсия, старческие психозы и прочие — на протяжении длительного времени находятся на стабильном уровне. Увеличение числа невротических, соматоформных расстройств (т.е. состояний, маскирующихся под различные заболевания других органов и систем), конечно, напрямую было связано с ситуацией, переживаемой страной в условиях экономического кризиса и политической нестабильности. Однако точные цифры этого роста назвать сложно, так как в последние годы люди нередко обращаются за помощью в различные негосударственные учреждения, прибегают к услугам «магов», «колдунов», в результате такие случаи в официальную статистику не попадают.

Кроме того, многие стараются «перебороть» болезненные проявления самостоятельно, чтобы не обращаться лишний раз за больничным листом в страхе потерять работу. Многие говорят о «невротизации» населения, даже на бытовом уровне, в магазинах, городском транспорте, каждый сталкивался с «неадекватными» реакциями в конфликтных ситуациях. Существует ли такая проблема с медицинской точки зрения?

Что такое коллективная психическая травма?

Еще в 1991 году на основе анализа психического здоровья населения России и бывших республик Советского Союза было высказано предположение о наличии группы так называемых социально-стрессовых расстройств, определяемой складывающейся социально-экономической и политической ситуацией. Последующая работа подтвердила развитие массовых проявлений состояний психоэмоционального напряжения и психической дезадаптации, что можно назвать коллективной психической травмой.

Российскими психиатрами подобное было замечено еще после революционных событий 1905 года. Тогда погромы, забастовки, неудовлетворенность экономическим и социальным положением вызывали у многих тревогу, страх, подавленность, изменяли характер, привычное поведение. Основными причинами возникновения социально-стрессовых расстройств в наше время являются, прежде всего, последствия длительного господства тоталитарного режима, лишившего миллионы людей духовной, средовой, экологической основы организации жизни. Мощными стрессогенными факторами стали экономический и политический хаос, безработица, обострение межнациональных конфликтов, локальные гражданские войны и появление большого числа беженцев, а также экономическое расслоение общества, рост гражданского неповиновения и преступности. Но главное — в том, что эти причины имеют затянувшийся и нарастающий характер.

Причины коллективной психической травмы

В этот период для подавляющего большинства населения возникают и становятся актуальными не только общие, социальные, но и порожденные ими личностные проблемы — например, страх за будущее детей, опасность призыва в армию и тому подобное. В этих случаях выявлено три основных защитных психологических механизма.

Во-первых, у людей старшего возраста — идеализация прошлой жизни с ее системой отношений, что помогает им уйти от проблем сегодняшнего дня; во-вторых — отрицание каких-либо жизненных ценностей и ориентиров, «пассивный дрейф» по жизни; в третьих — замещение реальных социально-психологических проблем чрезмерной заботой о своем здоровье, «уход в болезнь», повышенный интерес к магическому объяснению событий. Знание национальных традиций и культуры помогает предвидеть и вовремя купировать невротизацию общества, поскольку в ряду социальных факторов, вызывающих развитие социально-стрессовых расстройств, значительное место принадлежит «мотивации нации».

Мотивации нации

Зарубежными исследованиями было выявлено четыре типа таких мотиваций.

  1. К первой группе отнесены североамериканцы, австралийцы, британцы, «мотивированные на достижение». Для них характерно стремление к богатству, которое заставляет рационально и по возможности точно рассчитывать свои шаги, чтобы преуспеть.
  2. Во вторую группу входят граждане стран, ориентированные на «защитную мотивацию», ценящие «свой мирок», в который бы никто не вмешивался. К ним относятся жители Австрии, Бельгии, Италии, Греции, Японии и ряда других стран.
  3. Третья группа отличается «социальной мотивацией». Сюда относят Югославию, Испанию, Бразилию, Израиль, Турцию, а также и Россию. Особенностью жизнедеятельности в этой группе является «уравнительный подход», люди, хотя и желают улучшения качества жизни, считают при этом, что «лучше ничего не менять, чтобы не стало хуже».
  4. К четвертой группе отнесены жители скандинавских стран, также социально мотивированные, но, в отличие от третьей группы, четко нацеленные на улучшение качества жизни.

Ломка «мотивации нации», как и изменение моральных и религиозных устоев, к тому же носящая достаточно протяженный во времени характер, непременно сопровождается повышенным риском развития социально-стрессовых расстройств, занимающих значительное место в группе пограничных психических состояний. И медицина, конечно, здесь не может в корне изменить ситуацию. Она лишь оказывает лечебную помощь и привлекает внимание общества к данной проблеме.

Источники

  • Castellano L., Arroyo-Salvo CA., Chiarante N., Alonso CAI., Lottero-Leconte RM., Vernaz ZJ., Navarro M., Mutto A., Osycka-Salut C., Ribeiro ML., Perez-Martinez S. Evaluation of α5β1 integrin as a candidate marker for fertility in bull sperm samples. // Theriogenology - 2021 - Vol168 - NNULL - p.66-74; PMID:33862426
  • Frikh M., Benaissa M., Kasouati J., Benlahlou Y., Chokairi O., Barkiyou M., Chadli M., Maleb A., Elouennass M. [Prevalence of male infertility in a university hospital in Morocco]. // Pan Afr Med J - 2021 - Vol38 - NNULL - p.46; PMID:33854675
  • Nasiri A., Vaisi-Raygani A., Rahimi Z., Bakhtiari M., Bahrehmand F., Kiani A., Mozafari H., Pourmotabbed T. Evaluation of The Relationship among The Levels of SIRT1 and SIRT3 with Oxidative Stress and DNA Fragmentation in Asthenoteratozoospermic Men. // Int J Fertil Steril - 2021 - Vol15 - N2 - p.135-140; PMID:33687167
  • Vahedian-Azimi A., Karimi L., Makvandi S., Jamialahmadi T., Sahebkar A. A Systematic Review of the Assessment of the Presence of SARS-CoV-2 in Human Semen. // Adv Exp Med Biol - 2021 - Vol1321 - NNULL - p.335-342; PMID:33656738
  • Silva GP., Grangeiro VPX., de Oliveira CFD., Neto FL. Cystatin C and Seminal Parameter Evaluation in Patients with End-Stage Renal Disease. // Curr Urol - 2020 - Vol14 - N4 - p.178-182; PMID:33488335
  • Matumo P., Bunduki G., Kamwira IS., Sihalikyolo J., Bosunga K. [Abnormal semen analyses in men undergoing premarital screening and in infertile couples in Butembo-Democratic Republic of Congo]. // Pan Afr Med J - 2020 - Vol37 - NNULL - p.155; PMID:33425188
  • Jandou I., Mhanna T., Chennoufi M., Aynaou M., El Houmaidi A., Barki A. Hypofertility in a persistence of mullerian duct syndrome: Case report. // Int J Surg Case Rep - 2020 - Vol77 - NNULL - p.778-781; PMID:33395894
  • Gorelova IV., Popova PV., Rulev MV. [Vitamin D and reproductive health]. // Probl Endokrinol (Mosk) - 2020 - Vol66 - N5 - p.96-101; PMID:33369377
  • Huyghe E., Boitrelle F., Methorst C., Mieusset R., Ray PF., Akakpo W., Koscinski I., Chalas C., Rives N., Plotton I., Robin G., El Osta R., Hennebicq S., Eustache F., Marcelli F., Lejeune H. [AFU and SALF recommendations for the evaluation of male infertility]. // Prog Urol - 2021 - Vol31 - N3 - p.131-144; PMID:33309127
  • Methorst C., Akakpo W., Graziana JP., Ferretti L., Yiou R., Morel-Journel N., Terrier JE., Beley S., Carnicelli D., Hupertan V., Madec FX., Faix A., Marcelli F., Huyghe E. [Recommendations of the Committee of Andrology and Sexual Medicine of the AFU concerning the management of Varicocele]. // Prog Urol - 2021 - Vol31 - N3 - p.119-130; PMID:33308982
Клиники в Москве
Дипломы и сертификаты

Подпишитесь на наши новости, чтобы получать их первыми