«Эта болезнь — не повод заканчивать жизнь самоубийством»

Участившиеся самоубийства онкобольных показали, что дальше закрывать глаза на психологические проблемы страдающих от рака людей уже нельзя. В Центре им. Сербского разработали три курса программы онкопсихиатрической помощи — для врачей, пациентов и их родственников. Об этом проекте «МедНовостям» рассказал директор центра, главный психиатр Минздрава Зураб Кекелидзе.
«Эта болезнь — не повод заканчивать жизнь самоубийством»
Кадр из <a href="http://www.1tv.ru/sprojects_utro_video/si33/p79466">видео «Первого канала»</a> /
3 минуты

Участившиеся самоубийства онкобольных показали, что дальше глаза закрывать на психологические проблемы страдающих от рака людей уже нельзя. Оказание психиатрической помощи онкологическим пациентам давно является стандартом лечения больных в Европе и США. Однако в системе российского здравоохранения ничего подобного до сих пор нет. Первый шаг в этом направлении сделали в Федеральном медицинском исследовательском центре психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского, где разработали три курса программы онкопсихиатрической помощи. Об этом проекте «МедНовостям» рассказал директор Центра, главный специалист-психиатр Минздрава Зураб Кекелидзе.

Читайте еще:

Главный психиатр Минздрава Зураб Кекелидзе заявил, что в июле в онкологическом институте имени Герцена начнут тестировать программу психиатрической помощи россиянам, страдающим раком. Программу разработали специалисты НИИ имени Сербского, она включает отдельные курсы для онкологов, родственников пациентов и самих больных.

— Зураб Ильич, что представляет собой подготовленная вами программа?

— Программа включает отдельные курсы для онкологов, родственников пациентов и самих больных. Курс для врачей-онкологов – это двухнедельный цикл лекций (72 часа так называемого тематического усовершенствования), направленный, в первую очередь, на развитие суицидальной настороженности. Мы должны помочь нашим коллегам-онкологам правильно ориентироваться в таких ситуациях: объяснить, на каких проявлениях следует заострять внимание, по каким признакам, по каким высказываниям больного можно предположить, что он, возможно, думает о суициде. Кроме того, предстоит обучить онкологов правильно оценивать психологическое состояние пациентов и вовремя обнаруживать у них признаки депрессии.

Отдельный цикл программы предназначен для родственников онкологических больных. Их будут учить тому, как на ранних стадиях выявлять и погашать негативные намерения и настроения у онкопациентов. Семьи раковых больных вовлечены в лечение своих близких и должны представлять себе реальную картину. И, наконец, надо поддержать самих этих родственников, испытывающих сильнейший стресс.

Третий курс подготовлен для самих пациентов, больных раком. С ними будут индивидуально работать психотерапевты. Психологический настрой пациента играет в лечении огромную роль. К сожалению, в сознании общества прочно укоренилось, что рак – это смертельная болезнь. Хотя это не так: рак – не приговор, и лечение от него есть. Самое главное – пациент не должен оставаться один со своей болезнью, ему нужна профессиональная поддержка. Он должен знать, что многие виды рака лечатся, и эта болезнь не повод заканчивать жизнь самоубийством. Поэтому так необходимо работать и с онкобольными, и с их родственниками напрямую.

— Кто и как будет выбирать больных для третьего курса?

— С раковыми больными работают, в первую очередь, конечно, онкологи. И если врач видит, что пациент выказывает признаки депрессии, беспокойства или у него появились суицидальные мысли и наклонности, то надо бить тревогу и передавать его в руки психиатров.

Поначалу оценивать психологическое состояние больного онкологи будут вместе с психотерапевтами. Но со временем, когда у онкологов появится суицидальная настороженность, у них выработается этот навык. Врачи ведь во всех случаях люди с внутренним чутьем. Даже есть такой термин врачебный «не нравится мне больной» – когда врач внутренне насторожен, чувствует какую-то патологию, но не может еще точно сформулировать диагноз. С такой ситуацией сталкиваются многие врачи-онкологи, когда они  просто чувствуют, что с пациентом неладно.

— Когда и где начнет работать программа?

— Идея того, что мы должны объединить усилия в помощи онкобольным, существует давно, и сейчас мы начинаем ее планомерно внедрять. Программы обучения составлены по поручению министра здравоохранения Вероники Игоревны Скворцовой. Сейчас идет подготовительный период.

На прошлой неделе мы встречались с директором научно-исследовательского онкологического института имени Герцена Андреем Дмитриевичем Каприным и обсудили вопрос нашего дальнейшего сотрудничества. Подготовлен, условно говоря, черновик договора между двумя нашими учреждениями, которые будут осуществлять так называемый пилотный проект. Надеюсь, что он стартует уже в июле. Одним словом, «лиха беда – начало». А в дальнейшем посмотрим, возможно, институт им. Герцена станет той базой, где будут готовить специалистов, которые в дальнейшем будут обучать других. Страна-то большая, и для решения этой проблемы усилий только двух наших учреждений недостаточно.

— А предусмотрена помощь непосредственно самим врачам? Ведь врачам часто сложно обсуждать с пациентом диагноз, особенно, если у него плохие шансы, да и в целом онкология — одна из самых «выгораемых» медицинских специальностей.

— Пока мы делаем первые шаги. Но, я думаю, что если онкологам понадобится индивидуальная  помощь, конечно, психиатры, психотерапевты будут им такую помощь оказывать. Это еще и взаимопомощь врачей, она всегда была и, надеюсь, будет. И, между прочим, такими же «выгорающими» являются и психиатры, особенно те, которые работают в чрезвычайных ситуациях. 

Комментарии Cackle

Подпишитесь на наши новости, чтобы получать их первыми