Когда не хватает органов

Япония и Саудовская Аравия по-разному решают основную проблему трансплантологии
Когда не хватает органов
4 минуты

Япония и Саудовская Аравия по-разному решают основную проблему трансплантологии

Парламент Японии отменил большинство ограничений на изъятие донорских органов и тканей и фактически санкционировал детское донорство. В свою очередь, Минюст Саудовской Аравии предложил узаконить изъятие органов у приговоренных к казни заключенных. Так или иначе, развитые или просто богатые страны вынуждены готовиться к анонсированному ВОЗ в прошлом году концу эры “трансплантационного туризма”.

Японская экзотика

Будучи одним из лидеров в развитии современных медицинских технологий, Япония до последнего времени считала возможным практически не развивать собственную трансплантологию. Первый японский закон о пересадке органов был принят лишь в 1997 году, и определенные им условия забора и использования донорских органов были настолько суровы, что в течение последующих десяти лет местные врачи смогли провести лишь несколько десятков трансплантаций.

В настоящее время в листе ожидания донорских органов числятся более 12 тысяч японцев. С 1997 года, по данным AFP, в стране была проведена 81 операция по пересадке органов. Ежегодно услугами американских трансплантологов пользуются около 10 тысяч граждан Японии, еще несколько сотен пациентов обращаются в клиники Европейских стран.

Для использования органов умершего японским медикам было необходимо заручиться его письменным прижизненным согласием, кроме того, еще одну санкцию на забор органов необходимо было получить у родственников покойного. Полный запрет на использование органов лиц младше 15 лет фактически ставил крест на детской трансплантологии, а устаревшая процедура констатации смерти на основании остановки дыхания и сердцебиения лишала трансплантологов главного источника пригодных к использованию донорских органов и тканей – пациентов с диагнозом “смерть коры мозга”.

Подобная ситуация объяснялась укоренившимся в религиозных традициях Японии специфическим отношением к смерти и манипуляциям с телами усопших. Впрочем, нуждающиеся в трансплантации японские пациенты до последнего времени находили выход из положения без оглядки на религию.

“Туристы” из Японии составляли постоянную клиентуру трансплантологических клиник США, стран Европы, а также Китая, Филиппин, Индии, Турции, Иордании и Египта. В развитых странах поток японских пациентов особого восторга не вызывал, поскольку в условиях постоянного дефицита донорских органов без жизненно необходимых операций могли остаться собственные граждане. Например, в прошлом году в США возник серьезный скандал после того, как одну из клиник Лос-Анджелеса уличили в пересадках органов японским якудза, которые, якобы, проводились вне общей очереди.

А вот в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке граждан Японии принимали с распростертыми объятиями, впрочем, дополнительной платой за услуги гостеприимных трансплантологов был повышенный риск опасных для жизни осложнений. Однако возмещать потребности населения Японии за счет соседей вскоре станет намного сложнее: за проблему “трансплантационного туризма” всерьез взялось международное сообщество.

Донорство и деньги

Трансплантации органов представляют собой операции различной степени сложности. Полулегальные трансплантологические клиники специализируются преимущественно на относительно несложных пересадках почек. По данным ВОЗ, в 2005 году в мире было проведено более 66 тысяч таких операций. Приблизительно в 10 процентах из них использовались органы платных доноров из развивающихся стран.

Коммерциализация трансплантологии, трансплантационный туризм и торговля донорскими органами были осуждены резолюцией Ассамблеи Всемирной организации здравоохранения от 22 мая 2002 года. На состоявшемся в прошлом году под эгидой ВОЗ Международном саммите по проблемам трансплантационного туризма и торговли органами в Стамбуле была принята декларация, содержащая ряд конкретных требований к правительствам государств, в той или иной роли участвующих в международном обмене трансплантологическими услугами. В частности, правительствам предлагается ввести запрет на платное донорство органов и уголовные наказания за любые виды содействия незаконной трансплантации и принуждения к донорству. Обеспеченным государствам настоятельно рекомендован переход к самообеспечению органами за счет пропаганды и поощрения прижизненного и посмертного донорства среди собственных граждан.

К 2010 году Всемирная организация здравоохранения планирует добиться от всех стран-участниц организации законодательного ограничения на пересадки органов иностранцам. Международное сотрудничество в области трансплантологии одобряется ВОЗ лишь в том случае, если оно не ведет к ограничению доступности донорских органов в странах-участницах обмена.

Похоже, декларации ВОЗ возымели действие, во всяком случае, Австралия, Великобритания и Германия уже заявили о намерении отказаться от обслуживания нуждающихся в пересадках органов туристов из Японии.

Китайский путь

Грядущие санкции против потребителей “чужих” донорских органов беспокоят не только Японию. Собственные меры принимает другой крупный импортер человеческих “запчастей” – королевство Саудовская Аравия. По сообщению РИА Новости, религиозные авторитеты шариатского государства приняли фетву, которая санкционирует донорство органов (разумеется, добровольное) для приговоренных к казни преступников. Учитывая частоту применения смертной казни, а также весьма жесткое обращение с заключенными (в Саудовской Аравии по-прежнему широко используются телесные наказания, в том числе и ведущие к неминуемой смерти осужденного) такая мера может существенно улучшить положение с дефицитом донорских органов в королевстве. До недавнего времени центром “пенитенциарной трансплантологии” считался Китай, однако сейчас власти этого государства предпринимают активные усилия по сворачиванию такой практики. В конце концов, Всемирную организацию здравоохранения возглавляет сейчас представительница особого административного района КНР, так что  поощрять массовое принуждение китайских заключенных к донорству в такой ситуации просто неприлично.

Российская действительность

Дела с трансплантологией в России по-прежнему обстоят не лучшим образом. В настоящее время российские специалисты обладают техническими возможностями для проведения всех основных видов трансплантаций. Однако количество таких операций по-прежнему очень невелико: по проведенным за год пересадкам печени, почек и сердца Россия отстает от Европы и США в десятки раз.

Основная проблема российских трансплантологов типична для всего мира – это нехватка органов. Однако в российских условиях она осложнена противоречиями в законе, которые российские законодатели не могут решить в течение многих лет. Так, Закон о донорстве органов и тканей исходит из презумпции органного донорства, то есть позволяет рассматривать в качестве донора любого пациента при условии отсутствия письменно зафиксированного отказа от изъятия органов. Вместе с тем, Закон о погребении и похоронном деле требует от врачей письменного согласия умершего на забор органов и тканей. Не решен и вопрос о донорах-детях. Просьба российских трансплантологов к властям разработать законодательную базу для применения “Инструкции по констатации смерти ребенка на основании диагноза смерти мозга” (разработана в 2007 году) по-прежнему остается без ответа. В результате, по данным Комитета Госдумы по охране здоровья, до трансплантации в России доживают лишь 30 процентов зарегистрированных и внесенных в листы ожидания пациентов.

Комментарии Cackle
Что значит «близкий контакт» с инфицированным COVID-19 Эпидемия Что значит «близкий контакт» с инфицированным COVID-19
В CDC считают, что контакты менее 15 минут нужно тоже учитывать
Какие факторы риска болезней сердца можно увидеть невооруженным глазом Здоровье Какие факторы риска болезней сердца можно увидеть невооруженным глазом
Иногда спрогнозировать будущее сердца можно без сложных формул

Подпишитесь на наши новости, чтобы получать их первыми