Проявил сострадание

Французы поддержали практиковавшего эвтаназию врача
Проявил сострадание
Скриншот сообщества в поддержку Николя Бонмезона в Facebook /
4 минуты

Дело французского врача Николя Бонмезона (Nicolas Bonnemaison), обвиненного во введении смертельной комбинации лекарств неизлечимо больным пациентам, приобрело неожиданный оборот. Врач, фактически обвиняемый в убийстве и не отрицающий инкриминируемых ему деяний, стал героем для значительной части французов. На защиту Бонмезона встали его коллеги, петицию в поддержку врача подписали более 40 тысяч человек. Сторонники врача говорят о необходимости нового закона об эвтаназии. По данным последнего соцопроса, это мнение разделяет подавляющее большинство жителей Франции.

Следствие

Обвинения врачу отделения кратковременной госпитализации департамента экстренной помощи медицинского центра Кот-Баск в Байонне Николя Бонмезону были предъявлены в середине августа. Внимание правоохранительных органов к деятельности медработника привлекли сиделки, ухаживавшие за тяжелобольными пациентами. В числе прочих больных отделение Бонмезона принимало людей с неизлечимыми заболеваниями, которые затем перенаправлялись в отделение паллиативной помощи. Сиделкам показались подозрительными неожиданные кончины четырех больных: всех их незадолго до смерти осматривал Бонмезон, в одном из таких случаев в руках у врача был замечен шприц. Об этих подозрениях известили администрацию медицинского центра, а та, в свою очередь, немедленно обратилась в прокуратуру.

Бонмезон не стал ничего отрицать. На первом же допросе он заявил, что использовал комбинацию сильнодействующих препаратов (миорелаксант плюс снотворное), чтобы ускорить наступление смерти пациентов. Свои поступки врач объяснил состраданием и стремлением прекратить мучения умирающих. Бонмезон также сообщил, что так или иначе извещал о своих действиях родственников больных. По итогам предварительного расследования врачу было предъявлено обвинение в отравлении четырех человек, находившихся в заведомо беспомощном состоянии. Максимальным наказанием за такое преступление является пожизненное заключение.

Несмотря на тяжесть обвинений, судья счел возможным оставить врача на свободе, ограничившись отстранением его от работы и запретом на общение с семьями пациентов. После этого Бонмезон не делал громких заявлений и воздерживался от общения с прессой. Впрочем, с журналистами охотно общается адвокат Бонмезона - Арно Дюпен (Arnaud Dupin). С самого начала Дюпен выбрал необычную тактику зашиты. В частности, одном из интервью адвокат высказал предположение, что его клиент совершил существенно больше эвтаназий, чем инкриминирует ему следствие. Впрочем, по версии Дюпена, родные пациентов знали о действиях врача и одобряли их. "Родственники просят: "сделайте хоть что-нибудь". В таких случаях врач, если он человечен, знает что делать, чтобы приблизить конец и облегчить страдания больного", - сообщил он.

Семьи скончавшихся пациентов не обращались в правоохранительные органы. Прокуратура признает, что никто из родственников жертв не вышел на контакт со следствием и после появления сообщений о громком деле в СМИ. Можно предположить, что Бонмезон в самом деле действовал с ведома родных умирающих. Тем не менее, эти люди вряд ли смогут выступить в суде в его защиту, поскольку им самим грозит уголовная ответственность за соучастие в преступлении.

Коллеги

По словам Дюпена, некоторые сотрудники Николя Бонмезона также были в курсе его деятельности. В администрации медицинского центра Байонны это предположение с негодованием отвергли. Сам обвиняемый также утверждает, что действовал в одиночку. Тем не менее, коллеги не оставили Бонмезона один на один со следствием.

16 августа сотрудники больницы провели митинг в защиту Бонмезона, в котором приняли участие более трехсот человек. "Мы выражаем безоговорочную поддержку доктору Николя Бонмезону, чьи действия в качестве врача всегда были честными, гуманными и разумными. Благодаря этим качествам, которые должны быть присущи каждому медработнику, он действовал во благо больных, избавляя их от ненужных страданий и позволяя им завершить жизнь с достоинством", - говорится в составленной на митинге петиции. В документе цитируются слова утвержденной в 1996 году клятвы французского врача: "Я буду делать все необходимое для облегчения страданий. Я не буду без необходимости продлевать агонии".

Петицию, размещенную в интернете, подписали более 40 тысяч человек. Сторонники Бонмезона создали также сообщество в Facebook, в котором сейчас насчитывается около 20 тысяч участников. В сообществе можно найти многочисленные благодарности от людей, лично знавших Бонмезона, в том числе и от родственников пациентов, скончавшихся в больнице Байонны. Подавляющее же большинство комментаторов просто выражают восхищение мужеством врача, пошедшего на нарушение закона из сострадания к больным и их семьям.

В обсуждении участвуют и противники эвтаназии, в частности верующие, вместе с Римской католической церковью считающие подобную практику в принципе недопустимой. Однако и они стремятся избегать личных выпадов в адрес Бонмезона и предпочитают не обсуждать мотивы его действий. Между тем, в биографии врача есть к чему придраться. Журналисты Le Monde выяснили, что некоторое время назад Бонмезону пришлось брать длительный отпуск, чтобы пройти курс психотерапии – то ли в связи с депрессией после смерти отца, то ли из-за переутомления на работе. Но желающих объяснить случившееся сумасшествием, порочными наклонностями или нервным срывом нашлось немного. Уровень доверия к медработникам во Франции, гордящейся одной из лучших в мире систем здравоохранения, чрезвычайно высок, так что истории о маньяках в белых халатах здесь непопулярны.

Общество

В том, что в действиях Бонмезона имеется состав преступления, сомневаться не приходится. Закон Леонетти, принятый во Франции в 2005 году, допускает так называемую пассивную эвтаназию – прекращение мероприятий, направленных на поддержание жизни пациентов в случае, если они страдают неизлечимыми заболеваниями. Подобные решения принимаются консилиумом врачей, при наличии соответствующего письменного волеизъявления пациента. Ни одно из этих требований Бонмезоном соблюдено не было. Кроме того, врачам во Франции по-прежнему запрещены действия, непосредственно ведущие к прекращению жизни больного.

Вскоре после вступления закона Леонетти в силу выяснилось, что он работает далеко не во всех возможных ситуациях. Это наглядно показала история француженки Шанталь Себир, безуспешно добивавшейся эвтаназии в суде в 2007 году и в конце концов покончившей жизнь самоубийством. За последние годы число французов, считающих действующее законодательство недостаточным, существенно возросло.

Приуроченный к делу Бонмезона социологический опрос показал, что в настоящее время сторонниками безоговорочной легализации активной эвтаназии являются около 49 процентов совершеннолетних жителей Франции, еще 45 процентов считают такую меру возможной при соблюдении определенных условий. По сравнению с аналогичными данным конца прошлого года число безоговорочных сторонников эвтаназии возросло на 13 процентов, причем представители старших возрастных групп поддерживают эту меру больше, чем молодежь.

Комментарии Cackle
Что значит «близкий контакт» с инфицированным COVID-19 Эпидемия Что значит «близкий контакт» с инфицированным COVID-19
В CDC считают, что контакты менее 15 минут нужно тоже учитывать
Какие факторы риска болезней сердца можно увидеть невооруженным глазом Здоровье Какие факторы риска болезней сердца можно увидеть невооруженным глазом
Иногда спрогнозировать будущее сердца можно без сложных формул

Подпишитесь на наши новости, чтобы получать их первыми