«В поликлиниках Москвы за квартал распечатывается стопка бумаг высотой с башню "Федерация"»

Владимир Макаров об очередях к врачу, электронных картах и том, когда наступит светлое будущее
«В поликлиниках Москвы за квартал распечатывается стопка бумаг высотой с башню "Федерация"»
Башня «Федерация». Изображение с сайта federationtower.ru /
Ирина Власова
14 минут

МедНовости поговорили с заместителем руководителя Департамента информационных технологий города Москвы Владимиром Макаровым о том, почему в поликлиниках по-прежнему есть очереди, когда врачи забудут о бумажных носителях и какие еще нововведения ждут докторов и пациентов.

 

— Что произошло за два года существования Единой медицинской информационно-аналитической системы? Чем вы гордитесь?

— Благодаря нашей системе сегодня в Москве информационно связаны 624 различных медицинских учреждения. А начинали мы с того, что одних только электрических и слаботочных розеток нужно было установить 200 тысяч. Если бы мы попытались использовать те нормы энергоснабжения, которые были созданы в 1950–1960-е годы, то просто сожгли бы существовавшую энергетическую сеть. До того как мы начали реализовывать проект, в поликлиниках чаще всего стояла пара компьютеров: в бухгалтерии и у секретаря в приемной главврача, а жизнь тем временем далеко ушла вперед. В стационарах было 38 тысяч компьютеров, но они выработали свой срок. Относительно новых компьютеров было около 2-3 тысяч. Поэтому Департамент информационных технологий города Москвы закупил 67 тысяч компьютеров для поликлиник и больниц. То есть на 5 лет мы закрыли вопрос с приобретением персональных компьютеров для медицинских учреждений. Кроме того, Москва первой перестала закупать принтеры, а стала закупать через аукцион услугу сервиса печати: «чтобы печатало». Город платит за возможность печати документов в определенном объеме, достаточном для нужд медицинских заведений.Больше мы не думаем про картриджи и запчасти. При этом приоритет сохраняется — переход на электронные документы. А пока в амбулаторном звене Москвы все еще распечатывается за квартал стопка бумаг высотой с башню «Федерация».

— Что было самым трудным?

— Мы думали, что сложным звеном станут сами врачи, но они бойцы и молодцы: осваивают систему, параллельно работая в очень жестком режиме. Чтобы им помочь, мы организовали занятия по обучению слепому методу печати для 9 тысяч человек. Сегодня в поликлиниках в системе ЕМИАС работает около 17–18 тысяч врачей ежедневно. В сутки совершается 1 миллион транзакций (записи к врачам, фиксация фактов оказания медпомощи, подготовка околомедицинских документов, аналитические отчеты). Это хорошие показатели и, безусловно, большое достижение, поскольку всего за 2 года существования системы происходит то, что во многих странах занимает годы. А главное — мы не отбили у врачей желания пользоваться системой.

— А у пациентов желание не отбилось?

— Здравоохранение в своей основе — непростая социальная сфера. Конечно, более всего пациенты ожидают социального равенства, и здесь трудностей хватает. У кабинетов еще сталкиваются электронная и живая очереди к врачам, и ЕМИАС не сможет запретить кому-то провести пациента без очереди. Назначенное время приема может съехать на 20–30 минут из-за пациентов, имеющих право на внеочередной прием. Менеджеры медицинских учреждений должны учиться, как работать с подобными зазорами в расписании, нарабатывать практику. Система гибкая, она это позволяет.

— Так очереди исчезли или нет? Есть жалобы?

— Конечно, нас можно критиковать, но за последние 2 года среднее время ожидания врачей первичного звена в поликлиниках Москвы уменьшилось в 2,5 раза. С 15 дней ожидания приема терапевта — до 3–4 дней, а в целом по городу к узким специалистам — до 4–5 дней. Существуют поликлиники, где это не так, Департамент здравоохранения города Москвы с ними работает.

Сейчас я открою на карте Москвы данные по первой попавшейся поликлинике. Мы видим ситуацию за 19 мая. В этот день 55 человек пытались записаться к врачам. 35 человек записались день в день. 11 человек будут ожидать очередь в течение 2–3 дней. У 9 человек были трудности с записью, скорее всего, из-за того, что нужный врач был в отпуске. В целом по Москве в этот день 1236 человек попали к врачам день в день, 286 человек ждали 2–3 дня, 274 человека — от 4 до 14 дней.

Да, жалобы есть, их пока немало — 7–8 тысяч в год, но это притом, что в Москве к врачам ежедневно обращается 250 тысяч человек. В ЕМИАС работает служба качества, мы изучаем все жалобы, куда бы они ни попадали: на пейджер мэра, на сайт, на горячую линию, совместно с Департаментом здравоохранения города Москвы разбираемся в каждом конкретном случае.

— В чем причина этих жалоб? Это неприспособленность больниц и поликлиник, или их просто мало, или мало врачей? Технические сбои?

— Существуют медицинские учреждения, мощности которых не позволяют свести очереди к нулю, это невозможно сделать физически. Строили поликлинику во времена, когда, к примеру, поблизости не было жилых высотных домов. Теперь жителей стало неизмеримо больше, а здание все то же. Есть трудности с количеством медицинских учреждений в Жулебине, Переделкине, на Коровинском шоссе. Поэтому и открывается сейчас сеть «Доктор рядом», которая обеспечит от 50 до 100 дополнительных амбулаторных участков. Существуют поликлиники со слабым менеджментом, с кадровыми проблемами, но все равно очереди сокращаются. Чем недовольны москвичи? Например, если раньше наши пожилые граждане могли прийти в регистратуру к 5 утра, стоять и общаться, а потом гарантированно попасть к врачу, то сейчас все записываются на общих основаниях. Иногда к некоторым врачам и на ряд исследований приходится ехать в другую поликлинику. Важно то, что появилась альтернатива: ждать дольше либо поехать в другое здание за необходимой услугой.

В процессе работы системы появляются все новые требования, мы непрерывно отлаживаем ее функции. Так, программу «Живая очередь» мы переделывали 4 раза. Она позволяет пациентам записываться на прием к врачу в порядке живой очереди в том случае, если к началу дня у врача не все время приема пациентов было занято предварительными записями. Пациент получает талон с порядковым номером в живой очереди. Но на данный момент до совершенства не доведена функция информирования пациента о времени приема по номеру талона, то есть о том примерном времени, в которое пациент попадет к врачу.

И пока еще от главных врачей есть как положительные, так и отрицательные отзывы. В основном это зависит от ситуации в конкретной поликлинике. ЕМИАС наглядно демонстрирует, как обстоят дела: есть ли очереди, на сколько дней они растянутся, каковы запросы и на каких врачей, удовлетворены ли пациенты. Часто мы с каждой поликлиникой разбираемся персонально, по каждой цифре, которая главврачу кажется неправдоподобной.

— И куда все движется?

— Основной тренд состоит в том, что от управленческих задач мы расширяемся в область поддержки принятия решений врачом. Что это значит? Например, Министерство здравоохранения Российской Федерации создало базу данных по взаимодействию лекарственных препаратов. Москва будет первой, кто уже до конца этого года полномасштабно начнет использовать такую базу при назначении лекарственной терапии. Подобные сервисы есть, например,в здравоохранении Великобритании. Мы рассматриваем возможность увязывания схем лечения, данных о побочных эффектах препаратов и многого другого.

Следующий ближайший этап — подключение в систему cкорой помощи. Это 1100 бригад или 3–4 тысячи человек. На практике это будет означать, что пациенту, находящемуся в бессознательном состоянии, врач не вколет препарат, противопоказанный ему вследствие, например, аллергии или непереносимости, — все актуальные данные о здоровье и особенностях пациента будут доступны врачу. Не думаю, что со скорой будут проблемы. Гораздо сложнее подключить в систему госпитальные учреждения, то есть больницы и клиники. Они все слишком разные, во многих уже есть свои наработанные электронные системы, есть сильно устаревшая техника — такая, что к ней нет уже и запчастей.

Идет работа по запуску электронных медицинских карт, она рассчитана на 2–3 года. Однако мы не собираемся никого заставлять их использовать, и уверены, что нововведение приживется просто потому, что так удобнее и врачу, и пациенту. Электронные медицинские карты применяются во многих странах, благодаря чему врачи тратят меньше времени на написание различных документов, а документов в России существенно больше, чем в той же Европе или США.

— Пока же у нас это добавляет врачам работы: им приходится писать одно и то же и в бумажной карте, и в электронной.

— У Министерства здравоохранения Российской Федерации еще не существует новых нормативных документов, разрешающих не вести документацию на бумаге. Возможно, Москва пойдет по пути заключения договора о пилотном проекте с Министерством здравоохранения Российской Федерации. А министерство внесет изменения в нормативную базу позже. Сделать это хотелось бы уже в 2014 году. В электронный вид можно будет перевести и рецепты для льготников на обычные, ненаркотические препараты. Таких рецептов сейчас печатается 12,5 миллионов штук, а талонов посещения врача более 100 миллионов штук в год. Только испорченных бланков тысячи! Не сразу, конечно, дублирование на бумаге исчезнет, но доля бумаг обязательно будет сокращаться.

— Сейчас электронные карты не вызывают энтузиазма у пациентов: люди боятся, что их личные данные куда-нибудь «уплывут».

— Это излишние опасения. Данные в системе ЕМИАС обезличены. Врач и только врач, используя смарт-карту медицинского работника, содержащую персональный сертификат врача, и специальные считыватели карт, в том числе мобильные для врачей скорой помощи, может открыть карту больного, а затем, совместив сведения оттуда с персональными данными пациента из базы данных Фонда обязательного медицинского страхования, посмотреть медкарту пациента. Это две совершенно разные базы данных.

— Сколько все это стоит для москвичей?

— На информатизацию здравоохранения городатратится3 миллиарда рублей в год. Из них примерно 70 процентов — на «железо» (компьютеры, связь и другую аппаратуру) и 30 процентов — на развитие, в том числе учебные мероприятия для врачей. От бюджета на здравоохранение информатизация забирает около 1 процента.

Мы серьезно просчитываем траты. Например, в свое время мы выяснили, что, если каждому врачу, который ходит на дом к пациенту, сделать электронную ручку для переноса выписанных на дому рецептов в электронный вид, то цена такого нововведения составит 1 миллиард рублей. Даже если к каждому врачу приставить машинистку, будет дешевле. Кроме того, все равно пока приходится дублировать электронные документы на бумаге. Но точка невозврата на пути к избавлению от бумажных носителей уже пройдена. И наше главное достижение — что после двух лет строительства системы врачам и пациентам она не только приносит пользу, но и не опротивела.

Какие успокоительные можно принимать без назначения врача? Здоровье Какие успокоительные можно принимать без назначения врача?
Актуально в эпоху пошатнувшегося из-за COVID-19 психического здоровья миллионов людей
Возможно, вам не кажется: 6 физиологических проявлений депрессии Здоровье Возможно, вам не кажется: 6 физиологических проявлений депрессии
Наше тело довольно остро реагирует на процессы внутри головы