Вот и поговорили

Противники и сторонники заместительной опиоидной терапии встретились в Москве
Вот и поговорили
Прием метадона, иллюстрация с сайта fantazia.org.uk /
6 минут

По единодушному мнению российских и зарубежных экспертов, инъекционное употребление наркотиков остается главной движущей силой эпидемии ВИЧ в России. Согласно статистике ООН, ежегодно жители РФ потребляют более 70 тонн героина, в связи с чем наша страна официально признана главным потребителем этого наркотика в мире. Власти РФ упорно противятся внедрению международных методов профилактики распространения ВИЧ и других инфекций в среде наркозависимых, причем наибольшее неприятие в России вызывает заместительная опиоидная терапия. Судя по всему, на ближайшие годы легализации этого метода лечения наркомании в нашей стране не предвидится. Зато обсуждение этого вопроса в рамках III Конференции по вопросам ВИЧ/СПИДа в Восточной Европе и Центральной Азии получилось интересным.

Организаторы мероприятия поставили перед собой благородную цель объединить противников и сторонников заместительной терапии на одной площадке, создать, так сказать, пространство для плодотворной дискуссии. Впрочем, назвать происходившее в амфитеатре Центра международной торговли дискуссией у очевидца событий рука не поднимается.

Перед началом диспута руководитель группы по ВИЧ/СПИДу регионального офиса ВОЗ Гундо Вейлер напомнил, что заместительная опиоидная терапия одобрена Всемирной организацией здравоохранения и в настоящее время успешно используется в 68 странах мира, где ее получают в общей сложности более миллиона пациентов. Эффективность заместительной терапии оценивается ВОЗ как крайне высокая по сравнению с другими известными методами лечения наркоманов. К числу ее преимуществ относятся повышенная продолжительность жизни пациентов, снижение числа эпизодов рискованного сексуального и инъекционного поведения, снижение числа преступлений на почве наркомании, сокращение потребления нелегальных наркотиков, социальная адаптация пациентов, и, что наиболее важно для участников московской конференции – значительное снижение темпов распространения ВИЧ и вирусных гепатитов среди потребителей наркотиков.

Число получающих заместительную опиоидную терапию по странам:

Великобритания – 146 тысяч

Испания – 83 тысячи

Китай – 95 тысяч

Иран – 66 тысяч

Украина – 4 634 человек

Киргизия – 900 человек

Белоруссия – 70 человек

// Из презентации Олега Айзберга

Представитель Белорусской медицинской академии последипломного образования Олег Айзберг сообщил собравшимся, что в настоящее время программы внедрения заместительной терапии прияты в 12 из 15 стран бывшего СССР. В числе воздержавшихся вместе с Россией остаются Таджикистан и Туркменистан. Однако если в развитых странах заместительной терапией охвачено от 20 до 60 процентов от общего числа потребителей опиоидных наркотиков, то в странах Восточной Европы аналогичные программы находятся на зачаточной стадии – лечение получают доли процента нуждающихся.

Олег Айзберг также привел результаты американского исследования, согласно которым один героиновый наркоман, получающий метадоновую терапию, недоплачивает наркомафии около 10 тысяч долларов в год. Похожие результаты были несколькими годами позже получены в Китае. В целом, по мнению Айзберга, рассуждения о национальной специфике тех или иных государств в отношении заместительной терапии беспочвенны: она оказывается одинаково эффективной и в ЕС, и в Китае, и в Иране.

Российскую сторону на мероприятии представляли заместитель начальника медицинского управления ФСИН Наталья Демушкина, заместитель директора ФСКН Николай Цветков, главный инспектор государственного антинаркотического комитета Михаил Габрильянц, руководитель отдела по ВИЧ/СПИДу Роспотребнадзора Александр Голиусов. Единственным защитником заместительной терапии среди выступавших представителей РФ оказался Владимир Менделевич, заведующий кафедрой медицинской психологии Казанского медицинского университета.

Больше всего аргументов против заместительной терапии прозвучало в выступлении госпожи Демушкиной. По ее словам, у российских наркологов есть своих подходы к лечению наркомании. Так, в медицинских учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний курс реабилитации завершают 86 процентов заключенных, причем все 100 процентов (!) пролеченных воздерживаются от употребления наркотиков в течение годичного периода наблюдения – в тюрьме и на свободе.

“В нынешнем веке ускоренный процесс развития техники и информационных технологий необратим, однако вместе с этим все более будет возрастать эпидемия хронической усталости и опосредованно связанная с ней наркотическая патология невротических и личностных синдромов. Преодолеть эту опасную тенденцию можно лишь совместными усилиями всех заинтересованных сторон. Именно сейчас остро стоит социотерапевтичекий вопрос о социотерапевтическом альянсе врача, психолога, педагога и социального работника на основе новейших достижений в области диагностики, лечения, реабилитации и профилактики”. // Из выступления Н. Демушкиной.

Демушкина также напомнила собравшимся, что, в отличие от Всемирной организации здравоохранения и зарубежных ученых, российские специалисты не имеют достоверных данных об эффективности метадоновой терапии.

Оспорить данные о стопроцентной эффективности лечения наркомании в учреждениях ФСИН попытался Владимир Менделевич. Он, в частности, сослался на статистику ГНЦ им. Сербского, согласно которой освободиться от наркотической зависимости удается приблизительно 9 процентам лечившихся по российским методикам пациентов. Что касается осужденных наркоманов, то, по данным Менделевича, 96 процентов из них возвращаются к наркотикам в течение первых трех месяцев после освобождения.

Менделевич выразил недоумение в связи с отсутствием у российских коллег данных о научной обоснованности заместительной терапии. “У меня вопрос: а действительно ли они хотят получить эту информацию? Кликните в поисковой системе, и вы увидите тысячи научных статей, посвященных метадоновой терапии”, - посоветовал он.

Впрочем, заместитель директора ФСКН Николай Цветков предложил не углубляться в тонкости наркологии, отметив, что лично он, как историк по образованию, далек от “психиатрических глубин”. Цветков заявил, что предыдущие выступления не поколебали горячую убежденность сотрудников ФСКН в необходимости сохранения действующего в России антинаркотического законодательства. Замдиректора ФСКН также напомнил, что опиумные войны в позапрошлом веке едва не привели к уничтожению Китая, и что в настоящее время Россия находится под беспрецедентным героиновым давлением со стороны Афганистана.

Предположение о том, что перевод наркоманов на потребление легальных субстанций может сократить доходы наркомафии, Цветков считает неверным. “Хорошо что у вас есть такие данные, у нас столь точных данных нет, но уверяю вас, что наркобизнес сделает все, чтобы компенсировать эти вынужденные потери”, - сказал он, обращаясь к Олегу Айзбергу.

Если учесть, что наша страна подвергается колоссальному внешнему героиновому давлению, я не буду сейчас говорить о внешнем метадоновом давлении, хотя пора, наверное, и этот термин вводить в обиход… 90 с лишним процентов наркоманов употребляют опиатные наркотики афганского происхождения. В этой ситуации уповать на то, что мы каким-то образом сократим сегмент финансовой подпитки наркобизнеса за счет предложения альтернативных наркотиков нашим наркозависимым, как минимум, наивно. Хотя, я думаю, что тут не только наивность присутствует. // Из выступления Николая Цветкова

Руководитель отдела по ВИЧ/СПИДу Александр Голиусов также предложил не увлекаться дебатами о применимости или неприменимости заместительной терапии. По его словам, основная проблема в настоящее время заключается в том, что в России нет специалистов, готовых к применению этого метода лечения: возможностей для этого нет ни в региональных СПИД-центрах, ни в психиатрических клиниках, ни в ФСКН, ни в МВД. В такой ситуации Голиусов предлагает зарубежным организациям воздержаться от излишнего давления на Россию. “С моей точки зрения, когда меня подталкивают, и еще подталкивают так настойчиво, это всегда вызывает определенное противодействие, и требует гораздо большего убеждения, (…) форсирование событий может привести к обратному результату”, - предупредил Голиусов.

Последний докладчик с российской стороны, главный инспектор Государственного антинаркотического комитета Михаил Габрильянц считает зарубежный опыт применения заместительной терапии отрицательным. Однозначным свидетельством этого, по его словам, является тот факт, что в ряде стран в дополнение к метадоновой терапии разрешается заместительная терапия героином. “Как ни крути, это все капитуляция перед проблемой, и, может быть, то, что предлагается заложить в основу государственной антинаркотической стратегии Российской Федерации – это позитивная альтернатива”, - заявил он. Что именно предлагается заложить в основу, докладчик не уточнил.

Видимо, заранее смирившись с тем, что цифры и графики не окажут на оппонентов заместительной терапии нужного эффекта, организаторы решили завершить конференцию выступлением Ольги Беляевой – сотрудницы Международного Альянса по ВИЧ/СПИДу в Украине. Ольга – бывшая потребительнца инъекционных наркотиков, в течение нескольких лет участвующая в программе заместительной опиоидной терапии. У нее есть работа, высшее образование, семья и ребенок. К слову сказать, принять участие в конференции на территории РФ, где оборот заменителей опиоидных наркотиков запрещен, Беляева смогла благодаря тому, что получает бупренорфин. Этот препарат обладает пролонгированным действием, и, в отличие от метадона, его можно принимать не ежедневно, а дважды в неделю. 

Ранее по теме: Разошлись в оценках

“Если у вас болит живот, разве вам интересно, что является действующим веществом препарата? (…) Поверьте, заместительная терапия – это не наркотики, а лекарства”, - уговаривала аудиторию Беляева. Выступление украинской докладчицы закончилось овацией зала. Впрочем, представители ФСИН и ФСКН предпочли от аплодисментов воздержаться.

Комментарии Cackle
Что значит «близкий контакт» с инфицированным COVID-19 Эпидемия Что значит «близкий контакт» с инфицированным COVID-19
В CDC считают, что контакты менее 15 минут нужно тоже учитывать
Какие факторы риска болезней сердца можно увидеть невооруженным глазом Здоровье Какие факторы риска болезней сердца можно увидеть невооруженным глазом
Иногда спрогнозировать будущее сердца можно без сложных формул

Подпишитесь на наши новости, чтобы получать их первыми