«Это нужно, чтобы достичь согласия в обществе»

У россиян появится возможность выразить свою готовность или несогласие стать посмертным донором. Разработанный в думском комитете по охране здоровья законопроект предусматривает создание регистра волеизъявлений россиян относительно «изъятия их органов в целях трансплантации», а также обязывает медиков сообщать родственникам пациента о его смерти.
«Это нужно, чтобы достичь согласия в обществе»
Фото: Shutterstock /
4 минуты

У россиян появится возможность при жизни выразить свою готовность или несогласие стать посмертным донором. Создание базы данных с волеизъявлениями россиян относительно «изъятия их органов после смерти в целях трансплантации» предусмотрено в проекте поправок к закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», подготовленных членами профильного комитета Госдумы. Кроме того, законопроект обязывает медиков информировать родственников пациента о прекращении реанимационных мероприятий и констатации его смерти.

Презумпция согласия

Сейчас вопросы донорства органов регулирует действующий с 1992 года закон «О трансплантации органов и тканей», допускающий возможность забора органов в ситуации презумпции согласия – если врачи не могут связаться с родственниками в течение нескольких часов после смерти потенциального донора. Временной промежуток крайне небольшой, поскольку органы быстро приходят в негодность. Закон не обязывает медиков искать этих родственников, чтобы сообщить о смерти пациента и спросить их согласие на изъятие органов. После многочисленных скандалов, связанных с такими ситуациями, в 2003 году Конституционный суд признал законным изъятие органов без согласия донора или его родственников, если медучреждение заранее не было извещено о несогласии с донорством. Прижизненное волеизъявление, принятое во многих странах, должно снизить число разбирательств с семьей погибшего, считают авторы нового законопроекта.

Родителям 19-летней студентки Алины Саблиной не удалось отсудить компенсацию у Городской клинической больницы №1 имени Н. И. Пирогова за изъятие органов дочери после ее смерти. // МедНовости ↣

«Подобный реестр волеизъявлений нужен для того, чтобы достичь согласия в обществе, –  объяснил «МедНовостям» председатель думского комитета по охране здоровья Сергей Калашников. – Без реестра вообще нельзя осуществлять эту деятельность. Во многих странах сейчас действует презумпция несогласия. У нас в стране – презумпция согласия, когда, мягко говоря, тебя вообще не спрашивают. Так решили эксперты, но общество к этому не готово. Нужно найти компромисс, и наши предложения могут стать таким компромиссом».

Издержки одноканального финансирования

Впрочем, как признался депутат, несмотря на важность этих вопросов, в новом законопроекте они «вторичны». А основной причиной появления законопроекта стало прекращение финансирования подготовки к трансплантации – обследования донора, изъятия, хранения и транспортировки органов. Это то, что не учли при переходе к одноканальному финансированию из фонда ОМС. «На все, что касается подготовки, вообще не оказалось тарифа, и, оставшись без финансового обеспечения, трансплантация в стране застопорилась», – рассказал Калашников.

По словам депутата, решая вопросы финансирования и согласия в обществе, законопроект никак не вмешивается в процесс регулирования самого органного донорства и трансплантации. Эту задачу должен решить другой, пока еще «находящийся в работе» документ. На парламентских чтениях в феврале вновь поднимался вопрос о том, что действующий с 1992 года закон устарел, в нем подробно прописаны правила трансплантации, а вот про само донорство сказано мало. Однако разработанный еще в 2013 году законопроект «О донорстве органов человека и их трансплантации»до сих пор даже не внесен в Госдуму.

«Одна система»

Как объясняют в Минздраве, отстаивая свой законопроект, внем более четко, чем в действующем законе прописаны права и обязанности всех сторон и алгоритм их действий. По словам помощника министра здравоохранения Ляли Габбасовой, трансплантология и донорство должны развиваться как «одна система». Для всего этого нужно много специалистов, задействованных на 12–13 часов с момента появления потенциального донора, нужны лаборатории типирования, специальный транспорт. Нужна координация донорства, чтобы максимальноэффективно использовать материал, учитывая листы ожидания. Например, брать не одну, а две почки, не для себя, так для другого региона.

Предусматривается в минздравовском законопроекте и регистр волеизъявлений, а также обязанность медучреждения, в том случае если в регистре не окажется потенциального донора, в течение двух часов после смерти выяснить мнение его близких родственников. Для изъятия органов у погибшего ребенка требуется обязательное согласие обоих его родителей – в этом случае применяется презумпция несогласия.

В отсутствие взаимопонимания

Сейчас в Москве в течение года проводится около сотни донорских изъятий, для этого по приказу городского департамента здравоохранения приспособлены около десяти больниц. Это делается для обеспечения нуждающихся в трансплантации жителей Москвы и одновременно для находящихся в федеральных центрах пациентов из других регионов страны.

 «Мы очень надеемся, что новый закон будет принят и облегчит существование медработников в области донорства. Надо стараться сохранить их решительность и правильный настрой. И, самое главное, мы надеемся, что закон облегчит взаимопонимание между разными представителями населения. Сейчас же нуждающиеся в трансплантации граждане зависят от решения очень многих людей. Начиная с родственников умершего, и кончая администрацией больницы, которая должна взять на себя смелость и ответственность за то, чтобы предоставить больному человеку донорские органы», – говорил ранее «МедНовостям» главный трансплантолог Минздрава России, директор ФНЦ трансплантологии и искусственных органов им. Шумакова, академик Сергей Готье.

В столице разразился большой трансплантологический скандал: у женщины, умершей в ГКБ №81, без согласия ее родственников изъяли органы. По заявлению городского департамента здравоохранения, медики следовали инструкции и закона не нарушали. Тем не менее, СК РФ намерен проверить правомерность их действий. МедНовости узнали, что по этому поводу думает главный трансплантолог Минздрава России, директор ФНЦ трансплантологии и искусственных органов им. Шумакова, академик Сергей Готье. // МедНовости ↣

Исторически система донорства начиналась в США. И в этой стране, где уже более 40 лет действует система испрошенного согласия, около 65% граждан являются добровольными донорами органов. Этот факт отражен в национальном регистре, а также в личных документах граждан. По данным российских социологов, среди россиян согласных на посмертное донорство не более 5%. Еще меньше граждан готовы дать разрешение на изъятие органов своих близких.

По данным главного трансплантолога страны, если в США ежегодно выполняется по 16 тыс. операций по пересадке почки, то в России – в десять раз меньше. В европейских странах частота донорских изъятий составляет 20-40 на 1 млн населения, в России – 2,9. В некоторых регионах России существуют программы трансплантации, но только благодаря местным инициативам, там, где люди чисто профессионально доказали, что могут этим заниматься, рассказал Готье. А 65 регионов страны вообще в этом не участвуют. Но в этих регионах есть люди, которые нуждаются в трансплантации. И все они едут в Москву.

Комментарии Cackle
Шесть причин насморка, о которых вы не подумали Здоровье Шесть причин насморка, о которых вы не подумали
Как объяснить заложенность носа, если вы не простужены
У перенесших COVID-19 бессимптомно обнаружили «скрытые» антитела Гипотезы и открытия У перенесших COVID-19 бессимптомно обнаружили «скрытые» антитела
Ученые из Сколтеха предложили новый маркер для определения перенесенной инфекции

Подпишитесь на наши новости, чтобы получать их первыми