04 июня 2009, 16:44

Врачам погоны ни к чему

Подал в отставку начальник Главного военно-медицинского управления Владимир Шаппо
Врачам погоны ни к чему
Владимир Шаппо, фото с сайта Министерства обороны /
Алексей Водовозов
10 минут

В военно-медицинском ведомстве очередные пертурбации. Ненадолго задерживаются генералы в кресле начальника Главного военно-медицинского управления – вот уже появилось сообщение о рапорте генерал-лейтенанта Шаппо. И хотя на официальном сайте Минобороны в разделе «Начальник ГВМУ» все еще висит его фотография, информационные агентства в один голос твердят, что 58-летнего Шаппо уволят по выслуге лет.

Сложно сказать, почему именно решил уйти в отставку главный военврач, но его уход не кажется столь уж немотивированным, если вспомнить, что именно сейчас происходит в военной медицине.

Резьба по военной кости

Реформы, проводимые нынешним министром обороны Анатолием Сердюковым, мягко говоря, не очень популярны в армии. Военные всегда без энтузиазма принимали очередное сокращение своих рядов, но то, что предполагается сделать с Вооруженными силами на этот раз, местами ощутимо выбивается за рамки здравого смысла.

Среди прочих нововведений, как-то переход на бригадный принцип организации армии, планируется значительное уменьшение численности военных медиков в войсках. Из почти 16 тысяч офицеров медицинской службы по результатам реформы должно остаться лишь 5800. И это еще не все - под топор пойдут 22 военных госпиталя и неназванное пока число военных поликлиник.

Предполагается, что место уволенных военных займут гражданские специалисты, которые обойдутся казне в значительно меньшее количество денег. А сэкономленные средства планируется направить на увеличение денежного довольствия уцелевших военнослужащих. Добавим сюда, что гражданские специалисты не будут претендовать на квартиры после 10 лет выслуги, им не нужно платить пайковые, санаторно-курортные, надбавки за сложность и секретность  и прочие «излишества», предусмотренные законом «О статусе военнослужащих».

Сокращение коснется и учебных заведений. Слава богу, что не стали расформировывать Военно-медицинскую академию, хотя такие слухи упорно ходили. Есть шанс, что останутся военно-медицинские центры в некоторых крупных медицинских вузах, например, в ММА Сеченова, хотя в свете последних событий уже ни в чем уверенным быть нельзя. А вот ГИУВ МО РФ, которому средств хватило только на сайт на бесплатном хостинге, похоже, доживает свои последние дни. И крупнейший центр переподготовки военно-медицинских кадров по планам реформаторов должен слиться к 2012 году с госпиталем имени Бурденко.

Впрочем, и ВМедА на орехи достанется. По рукам сотрудников академии ходит перепечатка директивы с грифом «Для служебного пользования», где описаны те кошмары, которые ожидают старейшее военно-медицинское учебное заведение нашей страны. В частности, доля гражданского персонала, в том числе и профессорско-преподавательского, должна достичь 70 процентов, часть кафедр, в основном теоретического направления, подлежат расформированию или серьезной реконструкции, должностям военных преподавателей будут соответствовать звания на одну ступень ниже, сокращается набор на факультеты подготовки врачей и т.д. и т.п. А курсанты и слушатели академии активно обсуждают слухи о возможной передислокации ВМедА – то ли в Сестрорецк, то ли в Лисий Нос, то ли в Коломяги.

Впрочем, перенос – это вряд ли, хотя ту же Военную академию тыла и транспорта без особых церемоний выставили из Питера в Саратовскую область, так что основание под слухами очень даже может быть. Зато сокращения ожидаются в самом ближайшем будущем – вывод офицеров за штат начнется уже с 1 июля.

Нелюбовь

Военным медикам вообще везет на реформы и прочие покушения на их самостоятельность. Чего стоит битва за подчиненность, сколько раз медицину вводили в состав Тыла ВС и выводили обратно, подчиняли то министру напрямую, то одному его заму, то второму, орган управления медслужбой назывался то ЦВМУ, то ГВМУ. Временное затишье наступило после директивы № Д-17 «О мерах по совершенствованию организации деятельности медицинской службы ВС РФ», когда медиков напрямую замкнули на министра обороны (на мирное время) или начальника Генштаба (на военное).

В войсках и гарнизонах у местного начальства отношение к медицине тоже разное, но самостоятельность ее мало кому нравится. Скажем, если доктор обнаружил в столовой нечто непотребное, он имеет полное право задержать прием пищи и доложить напрямую командиру части. То же самое с травмами, особенно с подозрением на неуставные взаимоотношения и т.п.

О причинах особой «любви» нынешнего министра обороны к врачам в погонах есть несколько версий. Одной из них называется излишняя самостоятельность бывшего начальника ГВМУ генерал-полковника Быкова. В частности, он якобы «не посоветовался с шефом» по вопросу продажи нескольких военных санаториев. Что ему припомнили, сначала отправив в отставку, а потом начав перекраивать мятежное ведомство целиком.

Впрочем, есть и другая версия – медицина попала под сокращение как очевидно невоенная. Очевидно, понятное  дело, для гражданского министра. Сложно представить себе в войсках нечто столь же «гражданское». Даже от полкового оркестра больше пользы – он марши играет, а в военное время становится похоронной командой.

А врач – ну а что врач, с обязанностями войскового врача, по мнению реформаторов, справится любой человек с медицинским дипломом. Зеленка, она и в армии зеленого цвета.

Откуда дровишки

Но вот теперь самое интересное. Откуда, хотелось бы знать, министр намерен набирать гражданских медиков? И какими коврижками их планируют заманивать, скажем, в отдаленные гарнизоны, в горячие точки, на корабли, подводные лодки и на «точки» ракетчиков? Ведь сокращение военврачей производится с целью «оптимизации расходов», значит, денег должно расходоваться меньше. И на квартиры невоенные доктора претендовать не смогут – в самом лучшем случае дадут общагу или служебное жилье.

В гражданской медицине своих проблем выше крыши – там ощущается острая нехватка кадров, особенно молодых - по оценкам Минздрава, дефицит составляет 46 тысяч врачей.  К тому же, как показали события в Архангельске, гражданские врачи постепенно организуются в достаточно ощутимую силу, и молчать они не будут. А доводилось ли вам слышать о митингующих военных врачах?

Гражданских специалистов не поднимешь среди ночи по команде «Сбор» только для того, чтобы проверить, за сколько минут собирается личный состав медпункта полка. Гражданским специалистам практически невозможно приказать. Хотя, конечно, ситуация меняется. Если на Первую Чеченскую медиков отправляли просто – или едешь, или рапорт на стол, то во время операции «по принуждению к миру» в Южную Осетию отправляли уже гражданских врачей, из обычных московских больниц. Может, это и было обкаткой реформы медицинской службы?

Можно еще долго говорить о специфике военной медицины. Ее действительно много, нельзя посадить на должность начальника медицинского пункта полка или начмеда части вчерашнего выпускника гражданского вуза. Да даже обычного доктора с 20-летним стажем нельзя. И председателем гарнизонной военно-врачебной комиссии тоже должен быть военный специалист. Понятно, что Россия вроде как не собирается вести широкомасштабных военных действий, но военно-полевой хирург по своим навыкам и опыту – это не то же самое, что поликлинический хирург. И военных токсикологов не просто так учат. Много есть специальностей, где нельзя сразу заменить военного специалиста гражданским.

Впрочем, если цель реформ – развалить систему окончательно, то все идет в очень даже правильном направлении. И генерала Шаппо можно понять – кому охота участвовать в фактически карательных мероприятиях против медицинской службы Вооруженных Сил.

 

Жизнь после курения: через 20 минут и через 15 лет Здоровье Жизнь после курения: через 20 минут и через 15 лет
Что дает организму отказ от курения
Российские ученые «отследили» завозы SARS-Cov-2 в страну Эпидемия Российские ученые «отследили» завозы SARS-Cov-2 в страну
Группа ученых из НИИ гриппа им. А.А. Смородинцева и других институтов изучила 211 геномов коронавируса