Будь здорова: разделы

Отелло на пляже

Фото:
 3 минуты

    Не сомневаюсь, будь у него возможность, он нанял бы частного детектива, а затем решил бы, что и он – мой любовник.

    Поделиться
    Отправить

    Лето. В расплавленном асфальте застряли чьи-то туфли, а в размягченных жарой мозгах – мысли об отпуске. Желательно на берегу моря. И чтоб непременно курортный роман, как положено: охи-вздохи, поцелуи при луне, прогулки за руку и встреча рассвета на пляже. И, разумеется, обещания любить до конца жизни и жениться. Нет, наоборот, жениться и любить до конца жизни.

    Пару лет назад, вдохновившись песней Шнура «Замечательный мужик меня вывез в Геленджик» и отсутствием на тот момент других вариантов отпуска, я приобрела билет туда-обратно и на две недели укатила к морю.

    К концу второго дня отпуска, окончательно озверев от скуки, я задумчиво сидела на берегу моря и размышляла, как лучше скоротать время: заполнить под завязку экскурсиями, попытаться присоединиться к какой-нибудь женской компании или...

    • Девушка, а вы давно приехали? – мои размышления прервал интересный брюнет слегка за тридцать с поредевшими на макушке волосами.

    • А по цвету кожи разве не видно? – съехидничала я и снова погрузилась в свои невеселые мысли.

    • Девушка, а может по кофе вечером?

    Не самое заманчивое предложение, но, по крайней мере, оно может гарантировать соблюдение минимальных правил приличия и хоть какую-то галантность кавалера. Я оценивающе оглядела «кандидата», кстати, представившегося Николаем, и... согласилась.

    Что называется, хотела, как лучше, а вышло как всегда...

    С этого момента моя жизнь пошла по четко распланированному графику. По утрам мы вместе шли загорать и купаться, после обеда – на прогулку, а вечером обязательно пили вино в одном из ресторанчиков на берегу. Мало того, что фантазия у Нико, как я его называла, отсутствовала почти начисто, так еще и ревнив он был до ужаса.

    • О чем ты думаешь? – с подобострастием инквизитора расспрашивал он меня после секса, после двухчасового сна на пляже, после минутного молчания.

    А уж о том, чтобы куда-то пойти без него не могло быть и речи! «Мы с Тамарой ходим парой», только в разнополовом варианте.

    Сначала мне льстило подобное внимание взрослого мужчины, но довольно скоро я поняла, что устала все время быть «под прицелом» и хочу побыть одна, расслабиться.

    Сказавшись больной, я заперлась в своем номере с книгой. Выждав минут двадцать, Нико начал атаковать меня звонками.

    • Что делаешь?

    • Читаю, – сдерживать раздражение мне удавалось с трудом.

    Когда вопрос «Чем занята?» прозвучал третий раз за час, я простонала «Сплю!» и выключила мобильный. Утром Нико уже ждал меня на пляже.

    • Я вчера звонил весь вечер, – возмущался он, – а телефон был выключен! Что ты там делала?

    • Отдыхала – лаконично ответила я и уплыла, чтобы как следует обдумать ситуацию.

    С одной стороны, человек мне ничего плохого не делает, но с другой... Надо же понимать, что ревность, контроль и бесконечные «допросы» вызывают ассоциации с тюремной камерой, а не с романтическими отношениями.

    Реакция на мой монолог «я все понимаю, но нельзя так ограничивать свободу партнера» была, мягко говоря, неожиданной:

    • У тебя есть кто-то другой?

    Я даже не знала, что на это ответить.

    • Ну конечно, ты красивая девушка, наверняка, у тебя много поклонников…

    «Черт побрал! Железная логика просто!»

    • Завтра я еду на экскурсию – трагическую тираду своего лысеющего Отелло я оставила без внимания. – Одна. Билеты давно забронированы.

    Нужно ли говорить, что впечатление от пейзажей и достопримечательностей было испорчено бесконечным треньканьем телефона. И где только не заставали меня его звонки-проверки! В музее во время «лекции» гида, в туалете или, что еще хуже, за едой! И попробуй не ответь – потом разве докажешь, что рот был занят пищей, а не минетом неизвестно кому?

    «Спокойствие, только спокойствие, – повторяла я любимую фразу Карлсона, – Скоро отпуск кончится и все встанет на свои места!»

    Тем временем ситуация все ухудшалась и ухудшалась. Дошло до того, что Нико стал ходить за мной по пятам, как тень, чтобы воочию убедиться в отсутствии у меня других пассий. И везде ему мерещились толпы моих обожателей и его конкурентов!

    • На кого ты там смотришь? – шипел он, стоило мне задержать взгляд на пролетающей чайке. – Кому это ты улыбаешься, а? – скрежетал зубами, когда я здоровалась с соседом по пансионату.

    Не сомневаюсь, будь у него возможность, он нанял бы частного детектива, а затем решил бы, что и он – мой любовник.

    В конечном итоге, за три дня до отъезда домой, я поняла, что с меня хватит. Ни беседы, ни внушения, ни даже мои истерики эффекта не дали, и я решилась на радикальные меры.

    • Милый, мы просто созданы друг для друга. Давай поженимся! Представь, я такая красивая в серебристом платье с воланами сажусь в белый лимузин... Обручальное колечко с бриллиантом... И мама от радости плачет... Правда, здорово? – сохранять серьезность мне удавалось с трудом.

    • Ну... Э... Не уверен, что я готов к такому серьезному шагу... – было видно, что Нико занервничал.

    • Как это? Ты же говорил, что любишь меня... – я вытащила из сумочки носовой платок и приложила его к накрашенным ресницам...

    Надо ли говорить, что после этого разговора мой Отелло исчез. Ни звонков, ни эскорт-услуг... И начался настоящий отдых.

    А на пляже я больше не знакомлюсь...