Будь здорова: разделы

Альтруизм: любовь к себе?

Альтруизм свойственен даже животным. Хуже того, в мире, где все продается и покупается (кто узнал штамп из советских газет — молодец), мы продолжаем совершать совершенно бескорыстные поступки.

Поделиться
Отправить

Альтруизм свойственен даже животным. Хуже того, в мире, где все продается и покупается (кто узнал штамп из советских газет — молодец), мы продолжаем совершать совершенно бескорыстные поступки.

Существует несколько теорий альтруизма. И каждая из них относится лишь к определенному кругу ситуаций.

Ситуация первая: альтруизм родителей по отношению к детям

Поведение родителей, совершенно бескорыстно и безропотно отдающих все собственным детям, обычно вызывает целую гамму эмоций: от восхищения до легкого осуждения. Существует множество вариантов истории о том, как во время войны престарелые родители выбили для своей дочери место в машине, отправляющейся в эвакуацию. На ее отчаянный вопрос: «Что я могу сделать для вас?» они ответили: «Ничего, но если понадобится, постарайся сделать то же самое для своих детей». С бытовой точки зрения это самоубийственная логика. А вот с точки зрения эволюционной теории – напротив, совершенно нормальная: родители, проявляя заботу о детях, подспудно заботятся о собственных генах, увеличивая им шанс на выживание. Поэтому мы природой запрограммированы на заботы о своих близких родственниках.

Ситуация вторая: альтруизм ради неизвестных

Помните теорию разумного эгоизма героев Чернышевского, которой нас тиранили в школе? Суть ее, если вкратце, такова: делая то, что продиктовано личными интересами, мы приносим пользу обществу. С одной оговоркой: к личным интересам относятся не только шкурные и глубоко материальные, но еще и те, которые приносят душевный комфорт. Помощь неизвестным людям вполне способна его обеспечить. Причем вознаграждение может оказаться как внешним, в духе «страна, наконец-то, нашла своего героя», так и внутренним. Таково, например, глубокое моральное удовлетворение, получаемое нами, например, при сдаче донорской крови или при участии в сборе пожертвований на конкретное благое дело.

Мы взвешиваем возможные негативные последствия нашего альтруистического поступка (усталость, потерю времени, затраченные усилия) и сопоставляем их с символическим вознаграждением: самоуважением, принесением пользы окружающим, победой сил добра. Нередко оказывается, что вознаграждение в такой ситуации перевешивает.

Ситуация третья: альтруизм на благо своих

Безвозмездную помощь ближним своим – друзьям, знакомым, коллегам — можно расценивать как глубоко законспирированный эгоизм. Теория социального обмена объясняет такое поведение следующим образом: у человека, который не может ответить адекватным образом на сделанное ему добро, заметно снижается самооценка. Следовательно, если облагодетельствованный человек не может расплатиться с вами аналогичной услугой, он начинает изыскивать способы сделать вам что-то хорошее теми способами, которые ему доступны. Лишь бы спасти свою самооценку.

На этой закономерности может основываться манипуляция. Например, экспериментаторы знают, что если угостить испытуемого чем-нибудь вкусненьким, он будет охотнее делиться информацией – из чистой благодарности. Эта же закономерность может привести и к комическим случаям: многим известна семейная «гонка вооружений» — когда члены одного клана обмениваются все более и более ценными подарками (и, как правило, совершенно ненужными), лишь бы не остаться в долгу.

Ситуация четвертая: альтруизм как сочувствие

Еще одна байка, теперь про Авраама Линкольна. Во время поездки в почтовой карете он обсуждал со своим попутчиком, почему мы совершаем добрые дела. Он уже было выдвинул тезис, что причина всему – только наш эгоизм, как заметил в окне дико визжавшую свинью, которая не могла вытащить из пруда своих тонущих поросят. Линкольн попросил кучера остановиться, добежал до пруда, спас поросят и сел обратно в карету. Собеседник тем временем усмехался непоследовательности Линкольна: не успел заявить, что все на свете продиктовано эгоизмом – как сразу же бросился на помощь неизвестной свинье. На это Линкольн ответил, что его поведение абсолютно логично: не вытащи он поросят, он бы весь день убивался из-за мук совести.

Дело тут, наверное, не столько в муках совести, сколько в эмпатии – чувстве, которое помогает нам поставить себя на место другого и, соответственно, вызвать сострадание. Чем этот вариант альтруизма отличается от того, который приносит моральное удовлетворение? А вот чем: альтруизм, основанный на эмпатии, требует конкретных результатов. Если для получения морального удовлетворения человеку достаточно ухаживать за тяжелобольным и облегчать его страдания, то тому, чей альтруизм продиктован эмпатией, необходимо, чтобы тяжелобольной перестал страдать раз и навсегда. Именно поэтому альтруисты-эмпаты порой могут оказаться опасны для общества: они готовы сделать все (пусть даже и противоречащее нравственным нормам), лишь бы объект их эмпатии перестал страдать, а они сами – бешено сопереживать.

Ситуация пятая: альтруизм у всех на виду

Наконец, последняя разновидность альтруизма напрямую связана с социальными ожиданиями. Принято возвращать купюру тому, кто ее обронил; принято говорить: «У вас шнурок развязался»; принято уступать старушке место в конце концов. При этом человек, совершающий мелкие альтруистические поступки такого рода обычно не ощущает себя участником социального обмена, не рассчитывает на символическое вознаграждение, он действует только потому, что «так положено».