Обзор

Дело за стандартом

Хронический миелолейкоз переходит в категорию излечимых болезней
Дело за стандартом
Молекула нилотиниба (красного цвета) действует на Abl-киназу. Иллюстрация Wikimedia Commons. /
3 минуты

Есть в медицине области, где основные методики лечения не меняются по 50 лет. Однако, в онкогематологию в последние годы пришли инновации, которые измеряются не комфортом пациента или ослаблением побочных явлений, а непосредственно сохраненными человеческими жизнями.

Еще двадцать лет назад словосочетание "рак крови" звучало окончательным приговором, не подлежащим обжалованию. Сейчас воистину чудесный прогресс медицинской науки в этой области сдерживается только административными барьерами.

До 20 процентов всех лейкозов у взрослых - это хронический миелолейкоз (ХМЛ). Когда-то фатальное, теперь это заболевание перешло в категорию хронических, наряду с диабетом или ВИЧ-инфекцией. Это значит, что жизнь пациентов продолжается, просто для нее теперь требуется не только воздух и еда, но и ежедневная доза лекарств.

Одна незадача: "официальная" цена упаковки лекарства от ХМЛ (иматиниба), назначаемого в первой линии терапии, превышает 80 тысяч рублей, а принимать его нужно постоянно. Таким образом, "прожиточный минимум" для пациента с хроническим миелолейкозом таков, что в России практически нет людей, которые располагают соответствующими финансами.

По счастью, всего в России пациентов с ХМЛ немногим более шести тысяч человек и лекарством первой линии их обеспечивают бесплатно за счет программы "7 нозологии". По словам доктора медицинских наук Ольги Виноградовой из Гематологического научного центра Минздрава, в данный момент большинство пациентов – около 83 процентов – получают необходимое лечение иматинибом. В 2011 году, как говорят онкогематологи, все нуждающиеся в лечении пациенты получили иматиниб, и это большая удача на фоне ситуации с предоставлением наркотических обезболивающих онкобольным в терминальной стадии или противовирусной терапии для людей, живущих с ВИЧ: перебои в предоставлении лекарств по вине чиновников от здравоохранения стали притчей во языцех.

В результате продолжительность жизни пациентов с ХМЛ увеличилась с полутора-двух до, в среднем, восьми лет. Благодаря современной диагностике и терапии иматинибом 90 процентов пациентов могут рассчитывать на то, чтобы прожить более восьми лет.

Проблема же заключается в том, что есть и пациенты, которые оказываются устойчивы к терапии иматинибом или же плохо переносят это лекарство. Таких 30-40 процентов. Ситуация из управляемой и "комфортной" сразу же возвращается назад на несколько десятилетий. Пациенты гибнут.

Им могут помочь препараты второго поколения - нилотиниб или дазатиниб. Но ни один из них, к сожалению, не входит ни в существующие стандарты лечения, не обновлявшиеся с 2007 года, ни в список лекарств программы "7 нозологий". Стоимость этих препаратов тажке не позволяет пациентам оплачиват лечение самостоятально. Поэтому промедление в введении в действие новых стандартов, списков - вопрос не административный, а жизненно важный.

Препараты второго поколения - не менее дорогие, чем первого (иматиниб). Они, однако, являются более эффективными. «Получая своевременную диагностику и современное лечение, пациенты с ХМЛ живут долго, - сказал директор Института гематологии ФЦ имени Алмазова профессор Андрей Зарицкий. - По прогнозам, достаточно скоро продолжительность их жизни будет сопоставима с продолжительностью жизни здорового человека – в этом случае на лечение ХМЛ не хватит бюджета даже богатых стран. Но сегодня, при наличии препаратов второго поколения, в перспективе можно рассматривать вопрос о полной отмене лечения".

И действительно, на форуме пациентской организации "Содействие" уже можно встретить записи, глядя на которые сложно оставаться равнодушным - записи людей, тревожащихся по поводу того, что врач предлагает им прекратить принимать лекарство…

Таким образом, оттягивая возможность назначения пациентам препаратов второго поколения, государство наказывает само себя, потому что задержка в назначении терапии такими средствами как нилотиниб, приводит к снижению шансов на излечение заболевания через три-пять лет терапии. Решение, которое может реально вернуть обществу трудоспособного человека, не нуждающегося в лечении дорогостоящими препаратами, блокируется из-за бюрократических препон, что обрекает менее везучих больных на гибель, а "более везучих" - на пожизненное применение препаратов с недостаточно хорошим эффектом. Это может привести к тому, что один пациент с ХМЛ будет приходиться на тысячу здоровых!

По словам профессора Анны Туркиной, ведущего научного сотрудника отделения химиотерапии лейкозов и патологии эритрона Гематологического научного центра, необходимо сделать так, чтобы у врачей была возможность назначать всем нуждающимся пациентам инновационные препараты. Условия для того, чтобы сделать следующий шаг в лечении заболевания у нас есть. Дело за правительством».

Дело за правительством.

Комментарии Cackle
У каждого второго госпитализированного с COVID-19 пациента развиваются осложнения Эпидемия У каждого второго госпитализированного с COVID-19 пациента развиваются осложнения
Ученые подчеркивают, что у молодых пациентов риск осложнений тоже высок
Почему индийский вариант дельта такой заразный? Ученые нашли ответ Эпидемия Почему индийский вариант дельта такой заразный? Ученые нашли ответ
Его способность передачи в 1,5 раза выше по сравнению с исходным вариантом

Подпишитесь на наши новости, чтобы получать их первыми