Раковый корпус. Интервью с Михаилом Давыдовым

Радио «Свобода» опубликовало большое интервью Романа Супера с Михаилом Давыдовым – главным онкологом России, академиком РАН и РАМН, директором «Российского онкологического научного центра им. Н. Н. Блохина».
Раковый корпус. Интервью с Михаилом Давыдовым
Радио «Свобода» /
2 минуты

Радио «Свобода» опубликовало интервью Романа Супера с Михаилом Давыдовым – главным онкологом России, академиком РАН и РАМН, директором «Российского онкологического научного центра им. Н. Н. Блохина». 

Главный онколог России называет такие мрачные цифры:

  • на 50 лет отстает Россия от Запада в производстве лекарств;
  • 30 лет назад следовало начинать строить отечественную фармацевтическую промышленность;
  • 15 лет нужно потратить, чтобы привести в порядок все принципы формирования фармацевтической промышленности;
  • 95% эффективных препаратов – это импортные препараты;
  • 800$ стоило одно томографическое исследование в 1987 году, когда в Японии сделали компьютерную томографию всему населению. Россия себе сегодня этого позволить не может. У нас даже столько томографов нет;  
  • 40 лет я стою у операционного стола. Видел все в разобранном виде;
  • 200 тысяч рублей не превышают квоты, а мы часто тратим на пациента полтора миллиона. Я просто ненавижу это слово – «квота». Человек, которому квоты не хватило, меньше заслуживает жить?
  • на 1/3 государство финансирует Центр имени Блохина – главный онкологический центр в стране;
  • $17 млрд в год – бюджет Национального противоракового центра США (NCI). А Каширка имеет около 3 миллиардов рублей в год. У нас на Каширке 1500 коек. А там – 400; 
  • 70 молодых ученых в белых халатах я однажды видел на заводе крупнейшего фармацевтического концерна Lederle. Все говорили по-русски; 
  • 95% процентов всех фундаментальных исследований в области биологии и медицины проводятся американцами;
  • 30 последних лет российскую науку не финансировали, она находится в полудохлом состоянии;
  • 500 000 взрослых заболевают ежегодно. И 3000 детей. Из полумиллиона  заболевших взрослых людей 300 тысяч умирает ежегодно. Но самое печальное, что 100 тысяч человек умирают в течение первого года после выявления болезни;
  • 475 миллионов рублей выделила Татьяна Голикова на развитие программы радиационной онкологии. Мы решили на эти деньги сделать ПЭТ;
  • 5% заболевших имеют доступ к таргетным препаратам;
  • 100% видов онкологических заболеваний можно успешно лечить в России в случае раннего выявления;
  • 99% людей с онкологическими образованиями могут успешно лечиться в России при условии адекватного финансирования и оснащения;
  • с 1979 года Каширка ни разу ни на один день не прекращала свою работу;
  • через 10-15 лет появится более-менее универсальный подход: гоняться за каждой опухолью с помощью разных препаратов – бессмысленно, задача здесь – научить иммунную систему человека распознавать опухоль. 

Источник:

Главный онколог страны, директор "Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина", академик РАН Михаил Давыдов рассказал корреспонденту Радио Свобода Роману Суперу о том, как обстоят дела в отечественной онкологии, чем может обернуться для россиян лекарственное импортозамещение, как государство финансирует главную в России онкологическую больницу, и объяснил, как экономический кризис отразится на раковых больных в 2016 году.

Радио «Свобода»
Комментарии Cackle
Что значит «близкий контакт» с инфицированным COVID-19 Эпидемия Что значит «близкий контакт» с инфицированным COVID-19
В CDC считают, что контакты менее 15 минут нужно тоже учитывать
Какие факторы риска болезней сердца можно увидеть невооруженным глазом Здоровье Какие факторы риска болезней сердца можно увидеть невооруженным глазом
Иногда спрогнозировать будущее сердца можно без сложных формул

Подпишитесь на наши новости, чтобы получать их первыми