Сказки о деменции

Что нужно знать о деменции, как бороться с забывчивостью у пожилых людей и чем поможет врач — ответы на эти вопросы есть в недавно вышедшей книге сказок о деменции
Сказки о деменции
© Алена Ромашкина/Pic-o-matic. Иллюстрация к сказке «Бабушка-Пират» /

 

В конце октября компания «Мерц Фарма» и креативное агентство AnyBodyHome! выпустили сборник сказок «Моя бабушка — Яга». В каждой из них можно узнать о каком-то симптоме деменции. Деменция — это те изменения психического состояния пожилых людей, которые также называют старческим слабоумием. Эта книга доступна в электронном виде, а ее аудиоверсию также можно скачать на сайте проекта. Сказки безвозмездно озвучивали Татьяна Лазарева, Алексей Кортнев, Евгений Цыганов и многие другие известные люди. Мы публикуем одно из этих произведений, а также комментарии специалистов о том, что нужно знать о деменции, как бороться с забывчивостью у пожилых людей и чем поможет врач.


 

Бабушка-Пират

Жила-была в восьмом подъезде бабушка-Пират. Не то чтобы она сильно кровожадная была или трубку курила — ничего подобного. Ну, зуб у нее золотой имелся, красивый. Так у кого ж его нет? Ну, маршрутку она брала на абордаж с легкостью опытного флибустьера. Но в нашем районе все такие — далеко до метро потому что.

В общем, мирная была бабушка-Пират.

С утра бабушка-Пират поднимала на балконе флаг — черный шарф, который она давно вязать начала, и он такой длины получился, что приходилось его на веревке развешивать. Пощелкает спицами бабушка-Пират час-другой и отправляется в наш зеленый двор-океан. Там в это время мамаши с детьми, как разноцветные грибы, повыскакивают или Матфевна из высотки зайдет — есть с кем светскую жизнь вести. Только выйдет бабушка-Пират из подъезда, а тут соседка с сумками из продуктового магазина через двор плывет. Хочет бабушка-Пират с ней поздороваться, рот откроет и вдруг как крикнет:

— Три тысячи чертей, куда ж ты мымра такая столько тащишь, обожрешься! На рею!

Соседка, конечно, ахает, сумки подбирает и ныряет в крайний подъезд, под защит у береговых орудий мужа.

А бабушка-Пират улыбается смущенно и занимает скамейку, с которой все проливы в соседние дворы хорошо простреливаются. Только на солнышке пригреется, а тут, пыхтя, словно буксир, во двор входит автолюбитель Владимир — интеллигентный мужчина непонятных занятий — и толкает перед собой автомобильную шину. Он, наверное, резину менял на летнюю. Владимир осторожно подходит поближе и говорит вежливо:

— Здравствуйте, Амалия Петровна.

А бабушка-Пират ему в ответ улыбнется и как крикнет:

— Сам здравствуй, пень ушастый. Гляди, шина тебя шире, украл четыре-на-четыре?!

И смеется диким пиратским смехом. Автолюбитель Владимир нервно кивает и неловко чалится к своему гаражу.

К этому времени из нашего зеленого двора обычно все разбегаются. Даже воробьи стараются себя потише вести.

— Когда ж это кончится,— тихо говорит себе под нос бабушка-Пират.

Встает она со своей лавочки и идет к высотке, там ее подруга Матфевна должна как раз выйти.

Матфевна любит бабушку-Пирата, потому что глухая на одно ухо. Она ей так и говорит: «Ты садись от меня на лавке слева». Пока Матфевна про поликлинику рассказывает, в зеленый двор-океан вплывает флотилия мамаш с колясками — они в парк гулять вместе ходят. А бабушке-Пирату нравится один лихой карапуз, он на ее Петьку похож в ранней молодости. Она ему и леденец приготовила, в сумочке держит. Только бабушка-Пират протянет леденец карапузу, посюсюкать по-бабушичьи с ним хочет, как вдруг сама же и крикнет:

— Хулиган малолетний! Босяк ростокинский! Что щеки надул?!

А карапуз не теряется, ей в ответ кричит:

— Леденец на бочку, тли тысячи челтей! Ты Пилат! Ты злая бабушка-Пилат!

Тут, конечно, мамаши в боевой порядок выстраиваются, как галеры, и давай карапуза защищать. Они в Интернете перезнакомились, в форумах перечатились, книжек умных начитались — сплоченная команда. Это непростая добыча даже для бабушки-Пирата. Стали называть они бабушку-Пирата и грузчиком с рынка, и дальнобойщиком, и многими другими словами.

И бабушка-Пират встает с лавочки и бежит с поля боя ни с чем. Только леденец она в своей старческой руке сжимает крепко.

В общем, наш зеленый двор-океан ополчился на бабушку-Пирата. Теперь она по Лосиному острову гуляет. Лоси тихие, и даже если на них ругаться, они не обижаются.

И так бы эта история закончилась, если бы не жил в соседней с нами хрущевке один пожилой военный. Генерал бывший, судя по выправке, но мы точно не знаем. Мужчина видный, как танк из-за горизонта. И, что греха таить, влюбился наш генерал в бабушку-Пирата.

Ходил он за ней, на Лосином острове караулил, то сумку поднесет, то про капли сердечные спросит, да и произошло у них наконец решительное объяснение.

— Не могу,— краснея сказал генерал,— не могу без Вас дальше существовать. Ваш зычный голос напоминает мне лучшие секунды моей жизни. Вы как рубанете «три тысячи чертей», так у меня внутри сразу что-то переворачивается, и я на коня хочу, и в атаку.

Бабушке-Пирату понравилась речь генерала, но она вдруг сказала:

— В атаку на ботву картофельную ходить будешь! Кто тебя из танка выпустил?

Генерал опешил на секунду — и как гаркнет:

— Она согласилась! Она меня любит!

И зажили они с тех пор счастливо военно-морской жизнью. Бабушка-Пират с балкона словесный обстрел мирных жителей ведет, а генерал сидит, слушает и наслаждается. Идиллия, что тут скажешь.

Только вот шарф длинный покоя генералу не давал. Он уже такой длины достиг, что комнату три раза обматывал. И так генерал на него посмотрит, и эдак — по всем статьям давно бы пора его довязать, а бабушка-Пират только спицами щелкает и щелкает. Подумал генерал, подумал, да и пошел рано утром к доктору с шарфом. Доктор специальную рулеточку достал, измерил изделие и поставил диагноз. Не шарфу, конечно, а бабушке-Пирату. Оказывается, не просто так она ругалась, не зря. У нее болезнь специальная нашлась, и, увы, совсем не морская,— деменция называется. Вот и не могла она себя сдерживать, все время ей покрепче выражаться хотелось. А шарф она длинный вязала, потому что забывала каждый раз, где же закончиться он должен.

Прописал доктор бабушке-Пирату лекарства разные, и перестала она Пиратом быть.

— Пират на пенсию вышел, одна бабушка осталась,— говорила она во дворе соседкам и смущенно улыбалась.

Генерал, конечно, сначала расстроился немножко — как же ему теперь без зычного голоса своей супруги. Но потом привык, он же генерал от железнодорожных войск оказался, а это вам не просто так.

И теперь она все же Бабушка, а потом уже немного пират. Даже Петька ее к ней приезжать стал чаще. А шарф они в музей Книги рекордов Гиннесса отдали — пусть люди любуются. Хотя нам таких рекордов даром не надо.

Михаил Перловский

 

 

Надежда Коберская, невролог, кандидат медицинских наук:

«Деменция — это, по сути, утрата способности к умственной деятельности, слабоумие, связанное с развитием какого-то заболевания. На сегодняшний день основная причина деменции — это болезнь Альцгеймера. Когнитивные (связанные с познанием, мышлением. — прим. ред.) нарушения также развиваются при сосудистых или других нейродегенеративных заболеваниях (лобно-височная деменция, деменция с тельцами Леви и др.).

Деменция дебютирует чаще исподволь, но первые симптомы могут проявляться по-разному — в зависимости от того, какова причина развития этих нарушений. В случае болезни Альцгеймера, например, сначала может появиться легкая забывчивость: человеку не удается вспомнить имена, фамилии, потом какие-то события. Возникают сложности в быту: пациентка поставила на кухне кастрюлю с супом и забыла, пока по всей квартире не запахло горелым. Потом присоединяются сложности с ориентацией. Например, нужно поехать в новый район, а для пациентки это уже практически невозможно, она не понимает, как ей добраться, куда пойти. Затем такие же сложности возникают в своем районе, где все маршруты давно известны: человек выходит из подъезда и стоит в растерянности, не может сориентироваться — куда идти, чтобы попасть на давно знакомую почту. При лобно-височной деменции первым симптомом является изменения поведения. Например, изначально очень воспитанный, интеллигентный человек становится раздражительным, агрессивным, кричит, позволяет себе недостойные выражения.

То есть симптоматика самая разнообразная. Если появляются симптомы, которые настораживают самого пациента, и он считает, что его когнитивные способности стали снижаться, это ему мешает в повседневной жизни, надо обязательно обратиться к доктору. Очень часто это делают сами пациенты. Родственники же поначалу могут говорить: «Ну что ты хочешь? Уже возраст. Ты не будешь все время, как молодой». Но с развитием заболевания у пациентов критика к своему состоянию снижается. Тогда уже проблемы начинают замечать сами родственники. Конечно, обычно это случается с пожилыми людьми, но нейродегенеративные заболевания могут дебютировать и в более раннем возрасте: ранние формы болезни Альцгеймера, фронтотемпоральная деменция и не только — при них симптоматика может развиться в 50 лет и даже раньше.

На сегодняшний день причина развития болезни Альцгеймера и других нейродегенеративных заболеваний неизвестна, поэтому говорить о действенной профилактике сложно. Считается, что чем активнее в течение жизни работает головной мозг, тем меньше вероятность развития этих нарушений. Говоря о профилактике деменции, нужно в первую очередь сказать о социальном общении: нельзя замыкаться в четырех стенах, нужно вести активную социальную жизнь, ходить в кружки, общества и т. д. Важно проявлять какую-то физическую активность — хотя бы совершать пешие прогулки. Нужно следить за состоянием сердечно-сосудистой системы, поддерживать нормальные цифры холестерина, артериального давления, уровня сахара в крови.

Если лечение начато вовремя, то мы можем затормозить развитие болезни и на достаточно длительный срок сохранить этого пациента социально адаптированным. Группа антидементных препаратов не так велика. Это либо глутаматергические средства, либо ингибиторы ацетилхолинэстеразы. В первом случае препарат блокирует перевозбуждение нервной клетки и сохраняет ее в достаточно стабильном состоянии, не давая ей преждевременно погибать. Вторая группа средств блокирует фермент, разрушающий ацетилхолин. Ацетилхолин — это нейромедиатор, принимающий активное участие в обеспечении процессов памяти. Эти препараты хорошо себя зарекомендовали при лечении когнитивных нарушений при различных заболеваниях. При появлении первых настораживающих симптомов необходимо как можно быстрее обратиться к неврологу, так как на тяжелых стадиях деменции эффективность терапии крайне низка. Максимальный эффект лечения мы наблюдаем в дебюте развития этих нарушений».

 

Александр Сонин, доктор психологии, редактор сайта memini.ru:

«Посетители нашего сайта обычно знают не понаслышке, что такое ухаживать за человеком с деменцией, который утрачивает память и способность ориентироваться во времени и пространстве. При этом к нарушениям интеллекта добавляются расстройства поведения: бессонница, агрессия, пожилой родственник может часами повторять одну и ту же фразу или выйти к гостям нагишом. Другими словами, на сайт приходят не при первых симптомах, когда лечить и поддерживать гораздо проще, а на продвинутых стадиях, когда остается лишь помогать друг другу теплым словом и добрым советом выживать в этой непростой ситуации. Кстати, похожая картина с обращением к врачу. На первый визит обычно приводят пациента, необратимо утратившего многие навыки самообслуживания. А ведь при своевременно начатом лечении их можно было сохранять еще пару лет.

Мы бы, конечно, очень хотели, чтобы люди, у родственников которых возникла деменция, замечали ее признаки на ранних стадиях, когда помощь наиболее эффективна, и шли к врачу, а не списывали на старость. Для этого нужно широкое распространение информации о проблеме. К сожалению, государство этим не занимается. А ведь для большинства людей, если о чем-то не говорят по телевизору, этого просто нет. И получается, что проект «Мемини» выполняет те функции, которые в других странах берет на себя государство. Я это говорю не столько с гордостью, сколько с горечью».

Комментарии Cackle

Подпишитесь на наши новости, чтобы получать их первыми